Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.

Апостольский нунций: и понтифику тоже нужна свобода слова

Эвелин Калдоя
Апостольский нунций: и понтифику тоже нужна свобода слова
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments
По мнению апостольского нунция в Латвии, Литве и Эстонии Луиджи Бонацци, католическая церковь, как и любой живой организм, растет, развивается и изменяется.
По мнению апостольского нунция в Латвии, Литве и Эстонии Луиджи Бонацци, католическая церковь, как и любой живой организм, растет, развивается и изменяется. Фото: Частный архив

Как папа римский Бенедикт XVI уважает право других придерживаться отличных от его мнения взглядов, так и у понтифика должно быть право провозглашать принципы католицизма. Такую мысль высказал в интервью Postimees апостольский нун­ций в странах Балтии, архиепископ Луиджи Бонацци.


Несмотря на то, что Ватикан — поистине микроскопическое государство, он является духовным оплотом примерно одной шестой части населения планеты. Каковы политические интересы Святого Престола?


Как дипломат Святого Престола, представляющий в странах Балтии Святого Отца, я могу заявить, что неизменной дипломатической целью Ватикана является пропаганда мира, подлинного мира, который возможен только в том случае, если он зиждется на фундаменте истины, справедливости, свободы и солидарности.



В своей наилучшей форме подобная практика воплощается в борьбе с бедностью. Церковь и в самом деле стремится преодолеть бедность — как духовную, так и материальную. Во имя целостного человеческого развития.



Только таким образом между жителями Земли может восторжествовать подлинный и устойчивый мир — при уважении основных прав человеческого существа, созданного по образу Божьему.



Католическая церковь является одновременно и организацией, и государством. Обычно у государств есть не только союзники, но и враги. Кого вы считаете союзниками и есть ли у Святого Престола враги?


Святой Престол считает каждого человека потенциальным союзником. Говоря о Святом Престоле, я имею в виду католическую церковь, миссии и деятельность папы римского. На самом деле у папы и у католической церкви нет врагов. Наоборот, все считаются союзниками.



И если даже существует человек, у которого есть проблемы, сопряженные с деятельностью, образом мышления или воззрениями католической церкви и ее главы, то, с нашей точки зрения, он является не врагом, а человеком, с которым нужно больше считаться, проявлять понимание и, в конце концов, терпеливо пытаться достичь единых с ним целей и интересов.



Если мы говорим о благополучии всего человечества и каждого человеческого существа, то в этом мы все можем быть союзниками.



Кажется, что иногда между вами и некоторыми исламскими государствами существует больше взаимопонимания, чем между вами и некоторыми секуляризированными западными странами.


Действительно, существуют вопросы, по которым ислам и католическая церковь имеют общие интересы. Но в центре подобных интересов всегда находится человек. Если мы хотим содействовать единству семьи в противосто­янии всему тому, что ее разрушает, то нас объединяет интерес к человеку и семье.



Когда дипломат Святого Престола прибывает в такую преимущественно протестантскую или с конфессионально неопределенным населением страну, как Эстония (министр иностранных дел Ватикана архиепископ Доминик Мамберти встретился здесь почти со всеми видными деятелями), какими могут быть основные темы для обсуждения?


Хотя Эстония является секуляризированным государством, хотелось бы подчеркнуть, что секуляризация никак не означает отсутствие интереса или страх перед лицом веры. Напротив, в Эстонии я видел большое уважение ко всем конфессиям и свободу самостоятельно решать, на каких основах определять свою жизненную ориентацию.



Диалог с властями Эстонии касался общих проблем: развития государства и способов помочь друг другу в условиях кризиса. Например, подчеркивалось, что сейчас бедные люди менее защищены, чем прежде.



В этом отношении важно, чтобы верующие, которые проявляют внимание к другим людям — мы называем это благотворительностью и любовью, — более активно проявляли себя в этом.



Мы призвали католическую общину быть более участливой к людям, находящимся в нужде, старости и одиночестве, поскольку в момент кризиса нам всем нужно быть внимательнее. В этом плане диалог представляется весьма конструктивным, сердечным и обнадеживающим.



Каждый папа имеет свое лицо и свои взгляды, что не может не отражаться на церкви с 2000-летней историей. Как бы вы охарактеризовали личную позицию действующего понтифика?


На мой взгляд, все больше людей удивлены тем обстоятельством, что папа римский Бенедикт XVI, ученый муж и интеллектуал высочайшего уровня, проявляет внимание и заботу о каждом человеке, с которым встречается. Это действительно поражает — его мощный интеллект в сочетании со столь ощутимой теплотой, любовью и уважением.



Как глава Святого Престола и католической церкви и как человек, стремящийся понять современные потребности и вызовы, он испытывает нарастающее беспокойство в связи с тем, что сегодня люди нуждаются в конкретных свидетельствах личного контакта и опыта общения с Богом.



Мне хотелось бы процитировать несколько его фраз: «В наши дни, когда во многих регионах мира вера находится под угрозой вымирания, словно пламя, лишенное топлива, очень важно показать Бога присутствующем в этом мире и показать мужчинам и женщинам Божий путь. <...> Направить к Богу мужчин и женщин, к Богу, говорящему в Библии: таков высший и основополагающий приоритет Церкви и нынешнего последователя Петра».



Папа Бенедикт стремится своим примером, своей деятельностью и учением содействовать современным секуляризированным людям в организации важнейшего в их жизни события — личной встречи с Богом.



Создается впечатление, что некоторые комментаторы только и ждут, чтобы вырвать из очередного высказывания папы какую-нибудь мысль, пере­иначить ее до не­узнаваемости и запустить в СМИ как очередную «новость».

Свидетельством этого стали, например, его поездки в Африку и на Святую Землю. Скандал, например, вызвало заявление понтифика о том, что «СПИД является трагедией, которую нельзя побороть путем распространения презер­ва­тивов, которые даже усугубляют проб­лему», и его отказ смяг­чить запрет Ватикана на ис­пользование презервативов. Как вам кажется, не воз­росла ли в последнее вре­мя враждебность по отношению к церкви?

Я не называл бы это враждебностью. Хотя, несомненно, есть определенные группы, отказывающиеся признать за папой право не скрывать свои убеждения, отражающие его личные ценности и ценности всей католической церкви, а также его последовательность их выражения.



Мы, можем, например привести ответ, который папа дал на вопрос о распространении ВИЧ в Африке. Понтифик был очень почтителен по отношению к французскому журналисту, который отметил, что некоторые считают точку зрения католической церкви на этот вопрос беспомощной — нереалистичной и неэффективной. Бенедикт XVI выслушал его и ответил, что хотел бы доказать обратное.



И очень доступно разъяснил, почему он считает деятельность католической церкви в Африке очень важной. Он сказал, что мы работаем над этой проблемой двумя способами. Во-первых, в человеческом измерении: католическая церковь пытается научить людей и помочь им понять, что любовь неотделима от ответственности.



Это значит, что каждый совершенный в жизни поступок имеет свои последствия. Другими словами, католическая церковь учит быть ответственным в такой важной жизненной сфере, как сексуальность. А с помощью презерватива ответственность не повысится.



Во-вторых, католическая церковь стремится быть ближе к людям, страдающим от ВИЧ. Это не только доктрина, но и ее реализация: священники, монахини, эксперты живут вместе с ВИЧ- инфицированными людьми и посвящают свою жизнь помощи этим людям. Это действительно помогает решить проблему и ведет к реальному прогрессу.



К сожалению, это, на мой взгляд, ясное и почтительное заявление стало поводом для полемики. Но папа знает, что реакцией на благотворительность иногда бывает насилие.



Я читала, что правительство Бельгии попросило своего посла при Святом Престоле осудить это заявление понтифика. Каким образом был решен этот вопрос?


По-моему, многие решили выступить с заявлениями, не понимая, что именно папа сказал на самом деле. Они изъяли несколько слов из заявления международному информационному агентству. Но если взглянуть на заявление папы в первоначальном виде, для полемики не останется никаких оснований. Ведь папа просто упомянул взгляды католической церкви, не отрицая при этом и совершенно отличные точки зрения.



Если папа позволяет другим иметь собственное мнение, другие тоже могли бы предоставить ему такое же право.



Католическая церковь является достаточно пестрой организацией — в некоторых церковных течениях священники могут вступать в брак, а богослужения — отличаться особой эмоциональностью, личными свидетельствами или даже игрой гитаре.

Однако более консервативное крыло стремится сохранить традиционный уклад таким, каким он был сотни лет назад. Да и обычная месса сейчас совсем не та, что, например, сто лет назад. Как вы считаете, в каких пределах можно вносить изменения, чтобы католическая церковь в целом оставалась неизменной?


Если сравнить церковь, которую 2000 лет назад основал Иисус Христос, 12 апостолов и Дева Мария, с церковью современной, может показаться, что это совсем разные конфессии. Но мы должны понимать, что церковь — этой живой организм, живое тело. И, как мое или ваше живое тело, она живет только благодаря тому, что, оставаясь все время той же, постоянно развивается.



Я — Луиджи. И раньше был тоже Луиджи. Сейчас Луиджи 61 год. Но я был все тем же Луиджи и 50, и 40 лет назад.



Все это справедливо и в отношении церкви. Церковь шествует через все времена и по всему миру, усваивая определенные черты времени и опыт, которым каждый христианин обогащает церковь.



Естественно, что современное понимание Евангелия и мистерия Иисуса Христа шире и глубже того опыта, который был у нас сто или двести лет назад. В то же время мы должны придерживаться пути развития, соответствующего самой сущности церкви. Этот одно и то же древо, которое обрастает новыми ветвями.



Католическая церковь не боится прогресса. И перемен, связанных с ростом. Иисус хотел, чтобы люди видели наши добрые дела и чтобы мы росли. Сам Иисус был обращен к росту. Это прекрасная идея — добрые дела надо распространять, а не хранить для самих себя.



Преданность церкви своим истокам и Иису­су Христу сохраняется через помощь Святого Духа, ту самую помощь, которую особым образом получают папы и епископы. И через верующих. Святой Дух помогает каждому верующему хранить верность своей вере, которую он получил от своих предшественников.



Вера всегда является испытанием. Однако мы уверены, что справимся с ним, поскольку сам Христос заверил нас в том, что Он всегда пребудет с нами.



Что в католической церкви никогда не изменится?


Присутствие Иисуса, любовь и преданность католической церкви Иисусу. Католическая церковь не живет сама для себя и не пропагандирует сама себя. Ее интерес состоит в любви и проповеди через эту любовь Иисуса Христа, что означает присутствие Бога и проповедь любви в нашей жизни.



И это самое дорогое сокровище из всех, что способны принести радость человеческому существу: продлить свой жизненный путь до 70, 80, 90 или 100 лет, развивать свои таланты и профессиональные качества благодаря помощи, поддержке и милости Бога.



По-моему, самое лучшее, что может сотворить человек, это сложить воедино сто процентов того, к чему он имеет призвание, и сто процентов того, что он получает от Бога. Если мы объединим эти двести процентов, мы увидим людей такими, какими видит их папа Бенедикт или Мать Тереза, или любой истинный христианин.



Я не хочу сказать, что некатолики не могут быть выдающимися людьми. Возьмем, например, Ганди и многих других. Но мы верим, что этих людей делает великими присутствие в них Бога. Католическая вера дает Богу имя.



Иисус Христос, показывающий, что Бог есть любовь, явился к нам, чтобы наполнить историю человечества своим присутствием и дать возможность каждому почувствовать, что в любое время и в любом месте есть истина и есть ложь. И только потому, что Он с нами.



Архиепископ Луиджи Бонацци


• Родился 19 июня 1948 года в Бергамо, в Италии. Первый сын Франческо Бонацци и Терезы Фалькони. Имеет трех сестер и брата.


• Доктор педагогических наук и лицензиат теологии и канонического права.


• Рукоположен в священники 30 июня 1973 года.


• Поступил на дипломатическую службу Святого Престола 25 марта 1980 года и работал в Камеруне, Тринидаде и Тобаго, на Мальте, в Испании, США, Италии и Канаде.


• В июне 1999 года был назначен апостольским нунцием на Гаити, в августе того же года стал титулярным архиепископом Ателлы.


• В марте 2004 года назначен апостольским нунцием на Кубу.


• В марте 2009 года назначен апостольским нунцием в Литву, Эстонию и Латвию.

Наверх