Денис Бородич — незнакомец, удививший на выборах всех

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

На пути к вершине: Денис Бородич на последних муниципальных выборах в Таллинне пришел к финишу третьим.

ФОТО: Пеэтер Ланговитс

Краснощекий молодой человек с непривычным именем и юрист по образованию сам не знает, кто он по национальности. Но он и не делает из этого вопроса особой проблемы. При этом количество тех, кто отдал ему на муниципальных выборах свои голоса, действительно велико, пишет Прийт Пуллеритс.

Главным сюрпризом минувших выборов стал отнюдь не Эдгар Сависаар, хотя он и набрал почти 39 000 голосов. Этого можно было ожидать. Сюрпризом надо считать того, о ком большинство людей ничего не знают.



Знаете ли вы 29-летнего Дениса Бородича? Вы, наверное, не сумеете даже правильно произнести его фамилию. И этот малоизвестный Бородич получил в Таллинне после Эдгара Сависаара и, в определенном смысле, его клона Юри Ратаса третий по величине урожай голосов — 6640. Это больше, чем смогли получить, например, политики Март Лаар или Урмас Паэт.



Масштаб поддержки проработавшего вице-мэром Таллинна всего два с половиной года Бородича вдвойне удивителен в силу того, что за две недели до выборов Swedbank подал заявление в Харьюский уездный суд на предмет объявления Бородича банкротом. Правда, суд не принял заявление банка к рассмотрению из-за отсутствия документов, однако урон в глазах общественности, который понес являющийся поручителем NordCity Ehitus Бородич в связи с этой историей, отрицать нельзя.



Однако 6640 голосов, в любом случае, свидетельствуют о том, что многие, очень многие таллиннцы высоко ценят Бородича.



Бородич — отнюдь не то имя, которое о многом говорит каждому, а фамилия у вас не эстонская, а белорусская. Откуда же вы родом?


Я родился в Таллинне. Мои родители, как это практиковалось в советское время, были направлены сюда на работу. Отец родился в Белоруссии, его сфера деятельности связана с морским делом. Мама закончила в Москве техникум и была направлена в Таллинн на работу в банк. Теперь она работает в Центре наличных денег. Моя мама и отец познакомились в Эстонии.



Домашним языком у вас был русский?

Да.



Но ваш эстонский язык безупречен. Благодаря чему?


Родители решились в советское время отдать меня в эстонский детский сад. Тогда это было не столь модно, как сейчас.



Вы выросли в Копли, а это — не самая лучшая среда. Стало быть, домашнее воспитание компенсировало вероятность того, что ваша жизнь в Копли могла пойти по лихому пути. Как вы стали юристом?


Думаю, что в этом очень большая заслуга родителей. В школьные годы я занимался спортом, почти каждый день ходил на тренировки, у меня не было времени на шатания и скверные проделки. Что  касается юрис­пруденции, то я читал детективы и там подцепил эту бациллу. Поэтому и была выбрана юридическая стезя.



На самом деле я стоял перед выбором. Начиная с 15-летнего возраста и до 20 лет я каждое лето отправлялся работать в море, и с этого началась моя любовь к нему. При поступлении я подал документы в два места.



Одним из них было правоведение, другим — международная морская логистика, или транспорт, но на заочном отделении и в Петербурге. Я не хотел отсюда уезжать, да и возможности не было. Так и стал юристом.



Почему вы решили проводить школьные каникулы в море? Ведь это очень тяжелый труд.


Первый раз я вышел в море после 9 класса. Это пора созревания, когда молодой человек думает, что, может, учиться и не нужно, а стоит заняться чем-то другим. В море я понял, что учиться в школе все-таки хочу, чтобы потом поступить в университет, и что заниматься всю жизнь только физическим трудом мне не нравится. Каждый день в море был рабочим, не менее 12 часов. Я не принижаю труд работающих в море. Но для себя я понял, что хочу чего-то другого.



Параллельно с учебой в вузе вы охраняли резиденцию посла США. Как вы оказались на этой работе?


Карманные деньги, заработанные в море, однажды заканчиваются. А за учебу надо платить. Не хотелось сидеть у родителей на шее и хотелось водить девушку в кино. Тогда я решил найти работу. Пришел в Falck. Поскольку я говорил по-английски или просто произвел хорошее впечатление, моим объектом стала резиденция американского посла Мелиссы Уэллс на вилле Лайдонера. Я проработал там год-полтора.



Каким образом вы попали в политику?


Я соприкоснулся с муниципальной политикой и вообще с политикой, когда пришел в управу части города Кристийне на должность юридического советника. Это меня заинтересовало.



Лаури Лааси, который был тогда старейшиной части города, спросил, что я думаю насчет того, чтобы продолжить заниматься политикой. Я ответил, что я — не тот человек, который будет только числиться в партии и что-то делать ради статистических показателей. Если уж заниматься политикой, то  активно и конкретно. И решил попробовать.



В 2005 году я впервые участвовал в муниципальных выборах. Получил 168 голосов. Этого все же    хватило, чтобы пройти в состав собрания.



Вступление в Центристскую партию было чистой случайностью, если учесть, что Лаури Лааси входит в ряды именно этой партии?


Из других партий со мной никто не говорил и предложений не делал. Ты же не вступаешь вслепую в какое-то объединение лишь потому, что так посоветовал хороший друг, ты хочешь узнать его суть, платформу, взгляды и ценности. Поскольку я всегда стремлюсь расширять свой кругозор, то был в курсе принципов тех или других партий. Это решение было сознательным выбором и по существу.



Вы, конечно, знаете, что у Центристской партии много лютых врагов. Как это на вас действует?


Мне трудно это понять. Я пытаюсь всегда быть объективным, принимать во внимание все плюсы и минусы. Если взять, например, Центристскую партию в Таллинне, ее нужно оценивать по делам. Никто не может утверждать, что сделана плохая работа.


Да, иногда мне люди говорили: «Вы —  молодцы, но мне не нравится Сависаар!» Это эмоциональная оценка. А управление городом и государством должно быть свободным от эмоций.



Почему же тогда большинство эстонцев не любят Сависаара?


Я считаю, что здесь велика роль СМИ. Если годами писать, что Сависаар и Центристская партия плохие, у человека невольно складывается такое мнение и ему даже не обязательно самому анализировать ситуацию. 



Почему русскоговорящее население относится к центристам и Сависаару с такой поддержкой?


Причина в том, что Центристская партия никогда не проводила грань между эстонцем, русским или белорусом. Мы делаем работу для таллиннцев, а не для эстонцев или русских.



Другие партии сейчас начинают говорить о том, что в Таллинне нужно заниматься иноязычными людьми. Но почему-то говорят они об этом накануне выборов! И люди без труда понимают, что это всего лишь предвыборный трюк. Но ведь 1 300 000 человек — это наши люди, жители нашей страны. И Центристская партия — единственная, которая их не разделяет. И люди, наверное, чувствуют это.



Вы ощущали, что ваше неэстонское происхождение влияло на чье-то отношение к вам?


Конечно, всякие нюансы бывали, но я никогда не позволял им себя смутить. По-моему, неважно какой ты национальности, важно что ты за человек. Если ты нормальный человек и мне нравится с тобой общаться, то национальность теряет всякое значение и я о ней не думаю. 



Представителем какого народа вы сами себя ощущаете?


Сложный вопрос. Ведь я ощущаю все свои корни. Моя бабушка живет в Белоруссии, я часто бываю у нее в гостях. Мне нравится это государство, у меня там много родственников, как и в России. При этом я живу здесь, здесь живет моя семья, у меня очень много эстонских друзей.



Но связь с каким народом у вас самая тесная?


Честно говоря, я никогда об этом не думал. Наверное, я представляю собой комбинацию всех трех народов. Обычно идентитет определяется страной, в которой ты живешь. А я живу здесь, так что это влияние самое сильное. Но я люблю также Россию и Белоруссию.



Если Эстония играет с Белоруссией в футбол,   за кого вы болеете?


За Эстонию. Я ходил смотреть матч между Россией и Эстонией и, конечно же, болел за Эстонию. Но если Россия играет с кем-то другим, я болею за Россию.



Вы еще играете в футбол, как в молодости?

Я вхожу в команду Pi­rita Reliikvia в четвертой лиге, но в этом сезоне еще не играл.



Насколько сильным игроком вы были в молодости?


Я играл одиннадцать лет. Дошел до молодежной сборной Эстонии. Выигрывал в первой лиге, а поскольку нашим родным клубом был TVMK из лиги мастеров, то несколько игр провел и в местной высшей лиге. Я попробовал свои силы также в карате и парусном спорте.



На что сейчас хватает свободного времени?


Иногда играю в сквош, открыл его для себя четыре-пять лет назад. Хожу в атлетический зал.



Став вице-мэром, вы сразу попали в водоворот «бронзовой ночи». Как вы справлялись?


Когда меня назначили на эту должность, следующую неделю или две я оказался не у дел, поскольку мне сделали операцию носа: носовая перегородка была искривлена и мешала дышать.



Потом в первый же день работы я получил такой опыт... В 12 часов прошло чрезвычайное заседание горуправы, а поскольку я отвечал за коммунальную сферу, в том числе и за очистку улиц, мне пришлось поработать.



Чтобы город мог утром продолжить функционировать в нормальном ритме и дороги были очищены, я всю ночь ездил по городу и следил за тем, чтобы везде были восстановлены нормальные условия.



У нас это довольно хорошо получилось. Разбитые стекла в нашу компетенцию не попадали, а дороги и тротуары были приведены в порядок.



Вы тогда с пониманием отнеслись к выражению недовольства людей или сочли их действия вандализмом?


Там были две группы людей: одни совершали акты вандализма, а другие не имели к этому никакого отношения. Я понимаю тех людей, которых этот вопрос затронул, но никак не могу оправдать тех, кто совершал акты вандализма. Эти вопросы надо рассматривать раздельно.



После этого отношение России к Эстонии изменилось. Ощущаете ли вы агрессивность и даже опасность России по отношению к Эстонии?


Это сложный вопрос. С одной стороны, он имеет исторический аспект. Россия всегда была в этом регионе влиятельна и у нее есть здесь внешнеполитический интерес. Это характерно для любого крупного государства, например, для США.



Но если говорить о прагматических отношениях, то здесь мы можем многому поучиться у финнов. Они часто руководствуются прагматизмом, а нам, по-моему, его не хватает.



Государство должно исходить из интересов своих жителей, а важнейший интерес состоит в том, чтобы у людей был высокий уровень жизни и чтобы в стране было хорошо жить. Это может обеспечить крепкая экономика.



Для достижения экономического эффекта необходима экономическая стратегия, которой у нас в Эстонии до сих пор нет, в том смысле, куда мы хотим придти со своим государством. А вот у финнов все продумано. Они не всегда соглашаются с Россией, но умеют вести переговоры и разъяснять свою позицию.



Кого вы предпочитаете видеть на посту президента России — Путина или Медведева?


А что, есть разница? (Оба смеются). 



В Белоруссии, откуда вы родом, у власти находится человек, которого называют последним диктатором Европы. Что вы думаете о Лукашенко?


Я много читал о диктатуре, но поезжайте в Белоруссию и спросите у людей, что они думают. О государстве больше всего может сказать тот, кто в нем живет. А у меня там живет бабушка. И она очень счастлива.



Прямо перед выборами Swedbank подал в Харьюский уездный суд заявление о том, чтобы вас объявили банкротом. Пожалуйста, разъясните этот случай.


Я бы не хотел здесь подробно комментировать дело, поскольку процесс, по-моему, еще не начался.



Во всяком случае, мне из суда не поступало никаких бумаг, чтобы я мог понять, какое требование мне предъявлено. Поэтому я не хочу распространяться, так как это может сказаться на моей возможной защите, если дело когда-нибудь дойдет до суда.



Является ли эта проблема неприятной?


Кому понравятся споры с банками или публикации в СМИ за две недели до выборов! Благодаря  СМИ на мне уже висит ярлык банкрота. Все знакомые, с которыми я встречаюсь на улице, уверены в том, что я обанкротился. Я говорю, что нет.



Дело возбудили, но сняли с производства. Но до людей через СМИ доходят только две вещи — банкротство и мое имя. А то, что было в промежутке, этого они обычно не замечают.



Значит, скажем читателям, что вы не банкрот. Вы живете в красивом доме в красивом месте?


Ну, я очень доволен.



Чем занимается супруга?


Она работала, но ее сократили. Теперь она изучает дизайн интерьера в Евроуниверситете. До этого она закончила художественную академию по специальности преподаватель изобразительного искусства.



Куда вы собираетесь двигаться дальше? Вы ведь не будете занимать кабинет вице-мэра до конца жизни?


Ах, об этом никогда нельзя знать точно. Строить планы было бы преждевременно, особенно в сфере политики, поскольку ситуация может меняться. Но сейчас мне нравится то, чем я занимаюсь, так как отвечаю за те сферы, где можно что-то улучшить. Если однажды я почувствую, что исчерпал себя или что не могу предложить городу ничего нового, я подумаю об ином.



Когда-нибудь вы сможете стать престолона­следником Сависаара?


Это от меня не зависит. Мне не нравится спекулировать. Надо делать свое дело и не думать о престолонаследии.



Выражаем благодарность Научному центру AHHAA за место для фотосъемки.


Денис Бородич


    Родился 1 ноября 1979 года.


·    Закончил Международный университет Concordia в Эстонии по специальности правоведение


в 2001 году.


·    С апреля 2007 года вице-мэр Таллинна, сферы ответственности: коммунальное хозяйство, развитие инфраструктуры, дорожное строительство, ремонт и обслуживание, водо- и теплоснабжение, связь, защита окружающей среды, озеленение, организация утилизации отходов, урегулирование кризисов.


·    2005-2007 — советник OÜ Hexanor.


·    2005 — директор по развитию AS Parvat.


·    2003-2004 — юридический советник управы части города Кристийне.


·    2000-2002 — юрист по вопросам предпринимательства.


·    2000 — практикант Министерства юстиции.


·    Хобби — спорт, чтение, музыка.


·    Суруга Юля, трехлетняя дочь Эвели.

НАВЕРХ