Генерал Филип Бридлав: мы не бросим Афганистан

Эвелин Калдоя
Copy
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.
Генерал Филип Бредлов принял участие в конференции по обороне в Таллинне.
Генерал Филип Бредлов принял участие в конференции по обороне в Таллинне. Фото: Пеэтер Ланговитс

Главнокомандующий силами НАТО в Европе генерал Филип Бридлав в интервью Postimees, которое он дал во время проходившей в Таллинне конференции по обороне ABCD, сказал, что Североатлантический альянс меняет свое военное присутствие на мирную миссию в Афганистане в боевой ситуации. По словам американского генерала, такие перемены в условиях продолжающихся боевых действий стали для него самым большим испытанием.

Вы занимаете свой пост с мая этого года. Как вы думаете, что сейчас самое большое испытание для НАТО?

Сейчас передо мной, как главнокомандующим силами НАТО в Европе, стоят две задачи.
Прежде всего надо завершить в Афганистане миссию ISAF (Международные силы содействия безопасности. — Ред.) и начать осуществлять миссию Resolute Support (Решительная поддержка. — Ред.)

Менять миссию в боевой ситуации — задача крайне сложная, но она выполняется: НАТО переходит от боевой миссии к поддержке афганских боевых структур, к их обучению, консультированию и помощи. Мы делаем это в ситуации продолжающихся боевых действий, и нам приходится нелегко.

В результате изменения в Афганистане миссии ISAF на миссию Resolute Support мы вернем домой значительную часть наших войск. Мы больше не будем вести такие масштабные боевые действия, поскольку у нас больше нет такого большого врага, с которым надо бороться. Поэтому я озабочен тем, смогут ли силы НАТО сохранить свои нынешние и способность эффективно действовать.

Ответ зависит от того, насколько успешно мы сможем обучать и проводить учения. Наши учения сейчас довольно немногочисленные, т. к. более 100 000 военнослужащих участвуют в операции, что гораздо важнее, чем учения. Но пос­ле того как мы уменьшим военное присутствие НАТО, нам придется позаботиться о том, чтобы организовывать учения на должном уровне, это касается их сложности, количества участников и т.д.

Таким образом, меня волнуют два вопроса — изменение миссии НАТО в Афганистане и сохранение сплоченности сил альянса и умения действовать сообща.

Как вы будете привлекать союзников к участию в учениях? Каким образом вы станете убеждать, к примеру, португальцев или итальянцев, что они должны участвовать в учениях в регионе Балтийского моря или наоборот нас, чтобы мы отправились туда?

Полагаю, что все хотят сохранить способность эффективно действовать. Это одна из причин, почему страны, не входящие в НАТО, хотят участвовать в учениях вместе с нами, они хотят развивать способность действовать согласованно, и это будет основной задачей в следующей фазе. Входящие в НАТО страны не хотят, чтобы снижалась их военная мощь. Поэтому мы готовим учения, разрабатываем сценарии, чтобы все члены альянса имели возможность сохранять свою мощь на одинаково высоком уровне.

В каком состоянии НАТО оставляет Афганистан?

Во-первых, мы не уходим из Афганистана, НАТО сохраняет свое присутствие в регионе — миссия Resolute Support остается в Афганистане.

Мы хотим, чтобы Афганистан избавился от экстремизма. Мы хотим оставить Афганистан страной, которая имеет свою армию, страной, которая в состоянии создать такие условия, когда правительство в полной мере несет ответственность перед своим народом. Такой Афганистан в будущем сможет самостоя­тельно решать все задачи, с которыми столкнется.

Наверх