Мюллерсон: Тартуский договор действителен

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Слева Россия, а справа Эстония — на этом участке границы после заключения Тартуского договора ничего не изменилось.

ФОТО: Маргус Ансу

Признанный специалист в области международного права, ректор академии Nord Рейн Мюллерсон считает, что и Россия могла бы признать действительность Тартуского мира.


Тартуский мирный договор является лишь историческим документом, или он действителен до сих пор?


Нет никаких сомнений в том, что Тартуский мир важен исторически, и таковым его значение и останется. На вопрос о том, действителен ли Тартуский мирный договор, нет однозначного и твердого ответа, об этом ведутся споры. Я считаю его действительным, поскольку такие мирные договоры не заканчиваются. В них даже нет положения о денонсации.



А в том, что Россия и в свое время Советский Союз рассматривали Тартуский мир как недействительный, нет ничего нового. По их мнению, произошло добровольное вступление Эстонии в Советский Союз, тогда как Тартуский мир, возможно, был самым важным пунктом в признании суверенности и самостоятельности Эстонии.



Но я уверен, что Эстония вошла в состав СССР не на добровольных началах. Непосредственно военная сила не была применена, но давление оказывалось. Я не знаю ни одного примера, чтобы какое-нибудь государство добровольно отказывалось от своей независимости и суверенитета. Поскольку мы не можем говорить о добровольном присоединении, то Тартуский мирный договор не утратил свою действительность в 1940 году. Поэтому он еще в силе. 



Насколько велико значение Тартуского мира в нынешнее время?


Его наверняка использовали в политических целях и, возможно, им даже злоупотребляли.



Я считаю, что та преамбула, которая была вписана в закон о ратификации пограничного договора с Россией, не была нужна. Как большое государство Россия могла бы оставить это без внимания, раз маленькое государство столь чувствительно в этом вопросе. Я считаю, в 2005 году в вопросе пограничного договора обе стороны использовали Тартуский мир не совсем правильно.



Конечно, в мирном договоре положение о границе 1920 года занимает важное место. Но, тем не менее, в Эстонии немногие требовали восстановления этой границы, правительство и Рийгикогу не требовали. Это значит, что если пограничный договор вступит в силу, то положение о границе будет действительным в таком виде.



Говорят, что Тартуский мир — это свидетельство о рождении Эстонии. И если Россия не считает действительной такую основу государственности Эстонии, то и там должны понимать, что у нас это вызывает неприязнь?


Конечно, было бы намного лучше, если бы Россия признала это. Сейчас ни российское государство, ни многие тамошние ученые не признают нашу точку зрения, но со временем это может измениться.



Мы должны сохранять и объяснять свою позицию.


В международном праве нередко бывает так, что стороны сохраняют свои принципы, но при этом все равно находят компромиссы. Государства тоже могут, оставаясь при своем мнении, решать практические вопросы.

НАВЕРХ