Без границ. Киргизия между трех ослов

Столица Киргизии Бишкек.

ФОТО: Scanpix/AFP

Традиционно говорят о буридановом осле между двух охапок сена. Но в Киргизии всё, как видно, по-другому.

Говоря о Центральной Азии и более узко – о Киргизии, нужно брать в расчет три крупные силы, у каждой из которых есть свои интересы. Это Китай, Россия и США. Проще говоря, все они хотят разного. У Китая в этом регионе экономические интересы, у России – политические, а у США – военные. США хотят сохранить американскую авиабазу на Севере Киргизии. Россия – укрепить свое пошатнувшееся влияние на южном фланге СНГ. Китаю нужны ресурсы соседей, он готов инвестировать практически всюду.

Три внешних фактора

Киргизия с ее населением в 5,5 миллиона человек принадлежит к числу беднейших государств мира, и хотя она далеко не экономический гигант, Китай относится к числу ее важнейших экономических партнеров (по некоторым данным на него приходится 80% ее внешней экономики). Правда, в основном товары завозятся из Китая, а не наоборот. Достоинством Китая в качестве экономического партнера является и то, что его ни в малейшей степени не волнуют особенности правящего режима.

США хотят во что бы то ни стало сохранить возможность использовать военно-воздушную базу в Манасе, которая нужна для ведения боевых действий в Афганистане. В интересы США и более широко Запада входит также направление Киргизии на путь так называемого западного развития. Одним из интересных примеров американской помощи стал, например, антикоррупционный мультик, но помимо прочего западные страны участвовали в подготовке местного спецназа, который теперь сражается с народом.

Россия занимает в этой игре двойственную позицию. С одной стороны, она хочет любой ценой сохранить свое влияние, используя для этого как прямые контакты, так и, например, форматы СНГ или Шанхайской организации сотрудничества. С другой стороны, она не может предложить Киргизии ничего особенно завлекательного... разве что убежище для свергнутых правителей и сомнительного толка миротворцев.

Три внутренних вопроса

Если ненадолго отвлечься от этих трех внешних сил и бросить беглый взгляд на происходящее внутри Киргизии, то и этот вопрос можно поделить на три основные части: что произошло, почему произошло и что будет дальше.

Итак, что произошло? Не вдаваясь в детали (описаний и видеокадров в наше время Интернета хватает), можно сказать, что была сделана попытка повторить так называемую тюльпановую революцию. Народные волнения 2005 года, вставшие в один гордый ряд с другими цветными революциями, хоть и привели к власти нового человека, но не изменили политическую действительность. По сути, сразу же после свержения президента Аскара Акаева новый президент Курманбек Бакиев начал последовательно повторять ошибки прежней власти. И практически сразу вновь начались протесты.

Кумовство и невероятный расцвет коррупции, бедность и безработица, растущее имущественное расслоение создали благоприятный фон для волнений. Притеснение свободной журналистики и устранение неугодных лиц только подогревали страсти. Последней каплей стал резкий рост тарифов на коммунальные услуги. Все это вместе взятое может служить ответом на вопрос «почему?». Но это, конечно, не полный ответ.

А что же будет дальше? Очень хотелось бы надеяться, что Киргизия трансформируется из постсоветского недогосударства в нормальную республику. Что дает основания надеяться, что киргизы движутся в том направлении, которое мы здесь называем нормальным? А то, что они демонстрируют неготовность мириться с существующим положением вещей.

Киргизы не желают мириться с клановым обществом, с политикой запугивания и затыкания ртов. Правда, сибаритствующего представителя Запада может пугать тот факт, что они рвутся к свободному обществу такими «ненормальными» средствами, как уличные волнения. Но родовые схватки никогда не бывают безболезненными. Киргизское общество и киргизское гражданское сознание только формируются. Остается надеяться, что вышеупомянутым трем ослам не удастся сбить их с пути.

НАВЕРХ