Послесловие. Президент Качиньский: право и справедливость

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

ФОТО: Scanpix / Reuters

Каким вошел в историю Лех Качиньский – не знает пока никто. Слишком мало времени прошло, чтобы подводить итоги его правления. Ясно только, что отныне поляки при слове «Катынь» будут вспоминать и «черную субботу», 10 апреля 2010 года.

Близнецы Качиньские на съемках фильма «О тех, кто украл Луну».

ФОТО: SCANPIX/REUTERS

Покойный польский президент видел себя реформатором, борцом с коммунизмом и основателем Четвертой Речи Посполитой. Лозунги «Права и справедливости», партии, которую основали Лех и Ярослав Качиньские, нашли отклик в польском народе. Правда, в жизнь они претворялись по-разному.

Даешь Четвертую Республику!

Близнецы Лех и Ярослав родились в Варшаве 18 июня 1949 года в семье Раймунда Качиньского, армейского офицера, и его супруги Ядвиги, филолога. Оба родителя активно участвовали в Варшавском восстании 1944 года, а отец служил в Армии Крайовой, вооруженных формированиях польского подполья, подчинявшихся правительству в изгнании. Армия Крайова сражалась главным образом с немцами, но иногда и с советскими войсками – за независимую Польшу.

Детьми близнецы снялись в фильме «О тех, кто украл Луну» – экранизации сказки Корнеля Макушинского о ленивых братьях Яцеке и Плацеке, которые решили украсть и продать задорого спутник Земли. Но актерами Качиньские не стали – они окончили юрфак Варшавского университета, защитили докторские (Ярослав в Варшаве, Лех в Гданьске), подались в диссиденты. Оба состояли в «Комитете защиты рабочих», потом в «Солидарности», оказавшейся впоследствии кузницей властных структур постсоциалистической Польши. Лех какое-то время сидел в тюрьме как член Гданьского забастовочного комитета.

Когда страна отреклась от социалистического прошлого, карьера Леха Качиньского пошла в гору: глава Бюро национальной безопасности в президентской канцелярии, глава Высшей контрольной палаты, наконец – министр юстиции. На волне популярности братья создают в 2001 году партию, названную просто и со вкусом – «Право и справедливость». Сокращенно ПиС. Идеологически это партия с весьма правым уклоном, вроде эстонских реформистов: свободный рынок, ориентация на США и ЕС, слово «коммунизм» приравнено к бранному. Цель партии – создать Четвертую Речь Посполиту в противовес Третьей (как неофициально называют Польшу после 1989 года). Ведь Третья Республика, маскируясь под демократию, на деле являет собой сговор бывших шпионов, коррупционеров и лоббистов...

Геям – нет, Дудаеву – да

«Эпоха правления братьев Качиньских» началась, по сути, в 2002 году, когда Лех стал мэром Варшавы. На этом посту он отметился рядом хороших дел, например, строительством Музея Варшавского восстания и Музея варшавских евреев. Были и скандалы, среди них – запрещение варшавского гей-парада. Лех Качиньский сослался на то, что действо это непристойно и оскорбляет чувства верующих; особое недовольство мэра вызвал тот факт, что гей-парад должен был совпасть с открытием памятника генералу Бур-Комаровскому, главе Армии Крайовой. Слово «гомофобия» снова зазвучало в 2006 году, когда по указке ПиС компетентные органы стали шерстить «голубых» на предмет педофилии.

Другим своим решением Лех Качиньский до предела обострил отношения Польши с Россией: в 2005 году перекресток на пересечении Иерусалимской аллеи и улицы Популярной был назван «площадью Джохара Дудаева». Члены Демократической крестьянской партии предложили альтернативу – назвать площадь в память о детях, погибших в Беслане, но членам ПиС имя Дудаева было дороже. Тем самым, заявил соратник Качиньского, «поляки признали борьбу за независимость, которую уже много лет ведет мужественный чеченский народ».

Российский МИД, естественно, расценил это решение как оскорбление памяти жертв террористов и враждебный акт, на что Лех Качиньский отреагировал сухо: «Это не их дело». Зато решение Варшавской мэрии приветствовали чеченские боевики, заявившие, что «и Польша, и Чечня на протяжении веков сражались за свободу против Российской империи».

Моральное оБчищение

Пока Лех был мэром Варшавы, ПиС набирала популярность: 9,5 процента на выборах 2001 года, 27 процентов в 2005-м. По итогам выборов 2005 года Ярослав Качиньский мог стать премьер-министром, но отказался от поста, чтобы его брат стал президентом. Сложно сказать, что тут сыграло, братская любовь или политический расчет, но через год братья правили Польшей – Лех как президент, Ярослав как премьер, хотя в 2005 году Лех и обещал, что если его выберут президентом, брат премьер-министром не будет. Правда, оба брата были у власти недолго – в 2007-м ПиС проиграла выборы «Гражданской платформе», и Ярослав ушел в отставку. Чуть раньше польский еженедельник «Wprost» опубликовал скандальный коллаж: близнецы Качиньские сосут грудь «мачехи Европы» Ангелы Меркель...

Эрозия идеалов Четвертой Республики обнаружила себя очень быстро. В 2006 году ПиС сформировала правительство в союзе не с правоцентристской «Гражданской платформой», а с популистской партией «Самооборона»; ее глава Анджей Леппер, лучший друг Александра Лукашенко, стал вице-премьером. Такого либералы не могли представить в страшном сне. Как и того, что Качиньские поддержат «Радио Мария» – католическое, антизападное и, как говорят многие, антисемитское.

Укрепляя на словах социальную солидарность, братья взяли курс на «моральное очищение» от коммунизма, что вылилось скорее в моральное обчищение нации. Поначалу либералы не видели ничего зазорного в законе о люстрации, обязавшем бывших коммунистов письменно каяться под угрозой позорного увольнения с госдолжности. В итоге Польша получила настоящую охоту на «красных» ведьм. Дошло до смешного: в июне 2008 года Лех Качиньский заявил, что агентом КГБ был лидер «Солидарности» Лех Валенса (тот отреагировал сразу: «Президент у нас – дурак!»). Неудивительно, что в 2007 году премьер-министром стал лидер более вменяемой «Гражданской платформы» Дональд Туск, а ПиС ушла в оппозицию.

Внезапное потепление

Внешняя политика Польши при Качиньских до поры была проамериканской, что с точки зрения идеологов ПиС означало, что Россия – это враг. Российско-польская борьба велась на любых фронтах. В середине 2006 года польские политики расценили проект газопровода «Северный поток» как «новый план Молотова-Риббентропа» и «прямую угрозу безопасности Польши». Россия запретила ввоз польского мяса; Польша в ответ наложила вето на переговоры о договоре по сотрудничеству России и ЕС. В разгар российско-грузинского конфликта Лех Качиньский разрешил Саакашвили использовать свой официальный англоязычный сайт для распространения информации, которая (по утверждению Грузии) блокировалась российскими спецслужбами.

Дружба с Грузией никак не способствовала нормализации отношений с Россией, но прошел всего год – и ситуация резко поменялась. В сентябре 2009-го Дональд Туск заявил, что «Северный поток» – это личное дело России и Германии. Более того, Туск и Путин внезапно договорились о поставках российского газа до 2037 года. Возможно, дело было в кризисе, или в том, что ЕС не рекомендовал Польше ссориться с Россией, или в том, что Россия, наконец, на высшем уровне признала расстрел в Катыни. Так или иначе, случилось то, что пару лет назад казалось попросту невозможным: 10 апреля Лех Качиньский полетел в Россию, в Катынь...

    НАВЕРХ