Коробейник: у нас нет стратегии для русскоязычного избирателя

Андрей Коробейник

ФОТО: SCANPIX

Следующие полтора года очень важное значение будет иметь диалог с избирателями, родным языком которых является не эстонский, считает член Рийгикогу реформист Андрей Коробейник.

Чего хочет русскоязычный избиратель?
Ожидания все те же. Он хочет, чтобы с ним общались на родном языке и разъясняли содержание предвыборной программы. Сегодня этим занимается только Центристская партия.

Почему ваша партия не предпринимает усилий ради того, чтобы заполучить их голоса?

Она предпринимает недостаточно усилий. Недавно я был в Пярну — у нас были русскоязычные программы и мы использовали русские СМИ. Это несравнимо с Центристской партией, у нас нет таких возможностей, чтобы каждое утро выпускать телепередачу.

Вы когда-нибудь в партийных кулуарах поднимали вопрос, что русским избирателем надо начинать заниматься?

До выборов в Рийгикогу такая работа проводилась. Если посмотреть на результаты выборов, то можно сделать вывод, что напрягаться нет смысла — делай ставку на эстонского избирателя и все. Я считаю, что это не очень дальновидно. Если следующие полтора года до парламентских выборов мы не сделаем ставку на русско­язычных избирателей, их голосов мы не получим.

У вас нет ни одного предвыборного обещания, ориентированного на русского избирателя.
Да, а что предлагает Центристская партия? Реально они не предлагают русскому избирателю ничего. Они разъясняют программу на русском языке, но говорят людям вещи, которые не собираются воплощать в жизнь. Строительство церкви — это не программа, а рек­ламный трюк.

Как же в таком случае вы получите эти голоса?

Нам следует общаться на русском языке, а в преддверии следующей предвыборной кампании учесть то, что может заинтересовать русского избирателя. Ключ к успеху социал-демократов в Нарве заключался в том, что жители могли ознакомиться с кампанией на русском языке и пообщаться с кандидатами. Успех Евгения Осиновского доказывает, что это работает.

Если это эффективно в Нар­ве, значит, будет работать и в других русскоязычных регионах, поскольку Таллинн открыт для новых лиц в еще большей степени, чем Нарва.

Но, возможно, уже слишком поздно — правые партии имеют в глазах русскоязычных избирателей вполне определенную репутацию?

Это зависит от посыла. Если IRL строит свою кампанию на противопоставлении, то я не представляю, как они могли бы говорить об интересах русской общины. Я надеюсь, что Партия реформ этого не сделает, это было бы политичес­ким самоубийством. Тогда никакой надежды прийти к власти в Таллинне нет.

В русской среде вас осуждают за принадлежность к Партии реформ?

Обратная связь, безусловно, не всегда позитивная. Говорят вещи, которые являются главным посылом Центристской партии. Например, один молодой человек сказал, что нас не выберет, потому что мы закрываем детские площадки. Когда я стал выяснять, откуда такая информация, оказалось, что он читает газету «Столица». Среди русского населения рейтинг Партии реформ очень низкий потому, что русские о нас ничего не слышали, кроме того, что им говорит Центристская партия.

Не слышали, потому что вы с ними не общаетесь.
Напротив, начиная с 2011 года общались все больше и больше. До этого, в 2005 году, Партия реформ не общалась с русскими абсолютно. Начинать всегда трудно. В то же время, согласен, некоторую работу мы ведем, но у нас нет стратегии.

Ваш прогноз — как долго такая ситуация сохранится?

Если русскоязычными СМИ не заниматься, люди не будут испытывать к вам интереса. Возьмем Центристскую партию — многое из того, что они говорят, это проплаченная реклама, но люди этого не понимают. Это цепная реакция: русские медиа получают общественный заказ на информацию о Центристской партии, в отношении Партии реформ подобного заказа нет.

КОММЕНТАРИИ

Андрус Ансип

председатель Партии реформ

Что касается диалога с русскими, то мы не проводим отдельную политику для эстонцев, русских, армян, азербайджанцев, финнов и представителей других национальностей. Когда мы говорим о налоговой политике, то имеем в виду одинаковую налоговую политику для всех. Когда мы говорим об асфальтировании дорог и улиц, то не имеем в виду представителей разных нацио­нальностей, которые когда-нибудь будут ездить или ходить по асфальту.

Тынис Саартс

политолог Таллиннского университета

Диалог с русскими не ведется потому, что партии строят свою идентичность и главный посыл на понимании того, что Россия и местные русские представляют собой угрозу для безопасности Эстонии. Ничто не заставит их изменить это отношение, так как до сих пор антирусская позиция приносит им немало голосов избирателей-эстонцев. Популярность Партии реформ дважды достигала 40 процентов: после «бронзовой ночи» и скандала с российскими деньгами.

Эстонские избиратели отдают предпочтение правым партиям, как только те занимают жесткую антирусскую позицию. Если они попытаются изменить ее, это будет расценено как предательство. До тех пор пока в эстонской политике тон будет задавать национальный вопрос, никаких подвижек не будет.

НАВЕРХ