Главный тренер «Левадии» Марко Кристал: надо из Васи Пупкина выжимать всё, на что он способен

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Главный тренер таллиннского клуба Levadia Марко Кристал может быть доволен своей работой.

ФОТО: Тоомас Хуйк

Девять лет назад Марко Кристал, сменивший карь­еру профессионального футболиста на тренерскую работу, успел поработать вторым тренером и в сборной Эстонии, и в таллиннской команде Levadia, был он и главным тренером Tartu Tammeka. Кристал, который вывел клуб Levadia в чемпионы, признает, что заложил в основу своей философии твердое убеждение — футбол должен оставаться простой игрой.

Марко Кристал, когда вам стало ясно, что вы хотите продолжать карьеру тренера?

Одной из причин, по которой я перестал играть, было предложение Йелле (Гуса. — Ред.) занять пост второго тренера нашей сборной. Такого шанса у некоторых футболистов не бывает никогда. И если ты хочешь оставаться в футболе, а играть уже не можешь, то, разу­меется, тренерская работа — это лучший выход.

Чему же за два года вы на­учились у Йелле Гуса?

Будучи футболистом я видел, как к нам приходили разные тренеры и рисовали на стене всякие штуки. Рядом с Йелле я понял, что на самом деле представляет тренерская работа — какова она изнутри.  

Первое время тренерской работы в клубе Tammeka было для вас не самым легким.

Да, это так, но к тому времени я уже имел опыт работы в Levadia при Игоре Принсе, и у меня появилось желание попробовать самому. Мы вывели команду на шестое место, и полученный опыт также немного сыграл свою роль в чемпионстве, которое мы завоевали в этом году.

Сейчас во время этого интервью вы славный, раскованный, шутите. Но, наблюдая за вами во время игры, этого не скажешь. Это ваша установка — сохранять свой авторитет или вы просто даете волю эмоциям, как будто сами играете?

Я могу быть таким, каким требуют обстоятельства. (Улыбается.) В этом сезоне у нас, наверное, действительно не было легких игр, поэтому вы не могли видеть меня на поле улыбающимся. Но все зависит от ситуации — например, в кубковом матче с Lihula я был очень спокоен. (Смеется.) Все, разумеется, должно быть в определенных рамках, и иногда нужен кнут, а иногда пряник.

После матча остается напряжение? Как вы его снимаете?

Напряжение, конечно, остается. Если игра получилась плохой, потом долго размышляешь, почему вышло именно так, а не иначе, и ждешь следующей тренировки, чтобы исправить допущенные ошибки. Работа на тренировках и снимает напряжение. Иногда помогает, если поговоришь с человеком, следившим за игрой с трибуны — на скамейке у тебя могут быть крайне негативные эмоции от игры, поскольку ты неизбежно замечаешь ошибки. А с трибуны все выглядит совершенно по-другому.

И вновь поговорим об авторитете — в этом сезоне помимо молодежи под вашим руководством оказались и опытные футболисты — Дмитрий Круглов и Александр Дмитриев. Вы почувствовали, что теперь должны серьезнее и  подробнее обосновывать и разъяснять свои решения?

Если тренер может точно объяснить, что именно он хочет от игрока, и у футболистов не возникает вопросов, почему надо делать так, а не иначе, то проблемы нет.  Проблемы возникают, если игроки не понимают, что от них хочет тренер, а сам тренер не может объяснить и только командует: «Иди и играй, а не болтай». Я думаю, что могу объяснить игрокам, что от них требую.

Ваш собственный тренерский почерк начинает понемногу формироваться. Кто больше всего оказал на него влияние?  

Что уж говорить о собственном  почерке — я ведь не буду творить историю футбола и создавать собственную империю. Больше всего на меня оказал влияние Арно Пайперс. Это был тренер, который смог мне все разъяснить про футбол. Я с самого начала сказал, что на самом деле футбол — это простая игра, но все почему-то пытаются ее усложнить — как игроки и тренеры, так и судьи.

Ты должен сам понимать, какая у тебя команда, и играть  так, как способна играть эта команда. Существует клише — все хотят играть, как Barcelona, но Вася Пупкин не может играть, как Хави (один из ключевых игроков Barcelona, — Ред.). Я, конечно, не знаю, может быть, и Вася Пупкин тоже может так играть, но я его не встречал. (Смеется.)

Можете ли вы теперь сказать, говорило ли вообще руководство до начала сезона насчет чемпионского титула?

Было ясно, что если в прошлом сезоне мы стали вторыми с командой, от которой никто ничего не ждал, то следующим шагом должна стать победа. Levadia всегда играла на «золото», и неважно, что говорят. Нам давали понять, что сейчас уже пора бы завоевать титул. Команда об этом тоже знала.

В этом сезоне Levadia не один раз в финале поворачивала ход игры в свою пользу. Откуда у такой молодой команды уверенность в себе?

Я два года говорил ребятам, что играть надо до самого конца. Неважно, ведем мы в счете или отстаем, мы играем на своем уровне. Чем больше таких голов и побед на последних минутах стало появляться, тем больше и сама команда верила в то, что в итоге может изменить положение в свою пользу.

По сравнению с основными соперниками Nõmme Kalju, Flora и Sillamäe у вас почти не было спадов в течение сезона. Откуда такая твердость?

Игроки в команде стали старше, и мы смогли повысить конкуренцию внутри команды. Мы ведь тоже участвовали в европейских матчах, но у нас была равноценная замена уставшим парням.

Отношения в команде после появления Круглова и Дмитриева уже устаканились?

Взаимоотношения в команде действительно очень хорошие. Если у тебя на поле и на тренировке есть опытный и хороший игрок, это дорогого стоит. Было бы глупо требовать, чтобы 21-летний футболист стал на поле лидером.

Лидером команды Levadia в прошлом сезоне был также очень молодой игрок — Игорь Морозов.

Это, действительно, так; но ведь и Морозов тоже приобретал опыт и превращался в лидера команды в течение прошлого сезона. Все не так просто. Если взять ребят помоложе, то можно сказать, что Артем Артюнин или Илья Антонов могли бы в будущем также примерить эту роль на себя. Лидерский потенциал в команде есть.

Первый большой рубеж в карь­ере тренера клуба — титул чемпиона — теперь достигнут. Какие цели вы ставите перед собой в дальнейшем?

В этом плане все просто — опускаться ниже нынешнего уровня не хотелось бы. Цели тренера зависят от сезона и от команды. В Тарту, например, было бы слишком утопично мечтать о медали.

Марко Кристал — главный тренер сборной Эстонии. Когда такое может произойти?

Если ты работаешь тренером и тебя спрашивают, хочешь ли возглавлять национальную сборную — что же отвечать? Не хочу? Конечно, хочу. Это честь для любого тренера. Но сейчас для таких разговоров еще не пришло время. Тармо Рюйтли непременно продолжит работать, будьте все по этому поводу спокойны!

НАВЕРХ