Лебедь и вечная (женская) красота

Сцена из спектакля «Разговор с Лебедем».

ФОТО: Рюнно Лахесоо

Призрак бродит по хореографическому ландшафту Эстонии, призрак Лебедя. Похоже, эстонские хореографы в качестве собирательного образа искусства балета выбрали именно лебедя, причем не все равно какого лебедя, а именно Одетту из «Лебединого озера» Иванова и «Умирающего лебедя» Фокина.



 Так же было и в «Лебедином озере» Саши Пепеляева, а теперь и в «Разговоре с Лебедем», недавно поставленном Дмитрием Харченко в Таллиннском театре танца.


В программке к постановке Лебедь трактуется как символ вечной красоты, хотя в мифологии разных народов лебеди ассоциировались скорее с верностью и любовью, поскольку птицу эту отличает исключительная склонность к моногамии.



В балете «Лебединое озеро» тема верности также весьма важна, однако, видимо, не слишком современна, сейчас у нас больше ценится разнообразие и множественность отношений. Зато красота — ценность непреходящая, независимо от того, что именно понимают под красотой.



Красота и женственность

Харченко вывел на сцену и видеоэкран три поколения Лебедей: Хельми Пуур, Кайе Кырб и Галину Лауш. Черно-белое видео передает размышления Пуур и Кырб об этой роли и ее значении для них, на сцене Кырб и Лауш (в спектакле 30 апреля Хельми Пуур участия не принимала) демонстрируют зрителям физическое воплощение красоты — таким образом, старшему поколению дан голос, среднему — голос и тело, а младшему — только тело.



Какова же эта красота, лебединая красота, о которой хочет рассказать нам Харченко? Лебедь — это хрупкая, нежная, беззащитная, исчезающая женственность, невинная и самоотверженная. Красота мадонны, красота недосягаемая и возвышенная, в противном случае она тут же превращается в красоту куртизанки.



В танцевальном образе, который воплощает Кайе Кырб, можно угадать множество ссылок на исполненные ею прежде роли женщин страстных, земных, низменных, женщин на грани дозволенного, и появление постукивающих каблучками-спичками балерин, как и демонстрация ими соблазнительных округлостей — все это свидетельство торжества красоты приземленной.



Как такая красотка может быть связана с Черным лебедем — Одилией? В постановке такой связи и нет — ни в хореографическом, ни в разговорном плане.



Прочь от забот и печалей

Жаль, поскольку это позволило бы расширить палитру женской красоты. Поговорить о силе, которую упоминает в разговорной части постановки Кырб. О самостоятельности. Женственности, которая менее подвержена воздействиям внешних обстоятельств и могла бы вырваться за пределы дуализма мадонна-куртизанка.



О женственности нельзя говорить без мужского начала. Интересно, что в постановке Харченко Мужчина отсутствует. Оканчивающий балетную школу Евгений Гриб еще юноша, и если он и не выступает в роли рабочего сцены, олицетворяющего приземленное нутро сценической жизни, в рисунке его движений и красоте угадывается скорее стремление к нейтральности и бесполости, чем акцент на мужском начале.



Он тоже Лебедь, но лебедь тоски и мечтаний, на крыльях которого хочется умчаться прочь в свободные от земных забот и печалей дали.


Лебедь — символ вечной красоты. Но что же может оставаться красивым вечно? Видимо, тоска. Тоска по красоте и чуду.



Премьера


«Разговор с Лебедем»


Хореограф-постановщик


Дмитрий Харченко


В ролях: Хельми Пуур, Кайе Кырб, Галина Лауш и Евгений Гриб


Премьера Таллиннского


театра танца 29 апреля


в аудитории Kumu

    Читать также

    НАВЕРХ