Старейшина Иллука Олег Кузнецов: «Экономии от административной реформы не будет. Скорее, выйдет наоборот»

ФОТО: фото: автора

На прошедших муниципальных выборах самая большая поддержка (в процентном отношении) среди баллотирующихся в нашем уезде кандидатов была оказана волостному старейшине Иллука Олегу Кузнецову.

В волости, где проживает немногим более тысячи человек, руководитель местного муниципалитета набрал 224 голоса!

- Откуда такая народная любовь?

- Не знаю, я никого не агитировал голосовать за меня.

- В городе очень многое зависит от того, сколько кандидат вложит в свою избирательную кампанию. На селе такой вариант не пройдет. Любая политтехнология станет, скорее, антирекламой. Что же тогда собирает голоса избирателей?

- Я в избирательную кампанию вложил ноль: ни одного плаката, ни одного обещания. Как работали, так и работаем. Но я сам не ожидал такой поддержки.

- Насколько важно в волости быть своим, здешним человеком?

- Наверное, важно. Ты должен знать: что, где, когда, почему. Должен знать местных людей.

-  Что ты думаешь по поводу административной реформы? Сегодня правительство придерживается той точки зрения, что до следующих муниципальных выборов самоуправления вольны объединяться по собственному желанию. После этого срока объединения будут произведены силовым методом. Причем, указывается: добровольное ли это будет объединение или принудительное, но в любом самоуправлении должно быть не менее пяти тысяч жителей.

- У административной реформы есть положительные стороны, но очень много отрицательных. Я не считаю, что большая волость будет учитывать интересы местных жителей. Сто процентов, что будет наоборот. В положении, когда волость довольно богатая, наши жители от любой административной реформы потеряют, и потеряют многое. Понятно, что мы останемся окраиной.  И ничего хорошего нашим жителям это не принесет.

- Другой вопрос, откуда набрать пять тысяч жителей? Ведь даже если объединиться с другими соседними волостями (без Йыхви), то все равно не наберется требуемого количества народонаселения…

- Я знаю, что в планах было объединить волости Иллука, Алайыэ, Ийзаку, Тудулинна, Лохусуу, Авинурме.

- Я последний план видела другой: южный регион: Лохусуу, Авинурме, Тудулинна - отдельно. А Иллука, Ийзаку, Алайыэ, Мяэтагузе - вместе.

- Возможно, последний вариант и более разумный. Но мы проигравшей стороной будем в любом случае.

- Сейчас заслушиваются какие-то предложения на местах. Свои предложения министерству делать будете - с кем хотели бы объединиться? Или желания объединяться нет совершенно?

- С прошлым составом волостного собрания мы обсуждали этот вопрос. И решили, что если выбора у нас не будет, есть смысл объединиться с Йыхви. Ведь центр притяжения, в любом случае, - это не Ийзаку и не Мяэтагузе, и тем более не Алайыэ. Люди ездят на работу в Йыхви, за покупками - в Йыхви, вся сфера услуг - тоже в уездном центре.

- Нежелание волостей объединяться, вероятно, связано и с тем, что чиновники не захотят терять свои рабочие места. На этот счет правительством будут назначены так называемые отступные, когда в течение пары лет ушедшим чиновникам будет выплачиваться жалованье.

- Я не думаю, что чиновники потеряют свои рабочие места. Если человек хорошо работает, он всегда работу найдет. В этом нет проблемы. Проблема в том, что в маленьком самоуправлении чиновники знают своих людей, и мы успеваем оперативно реагировать на любые вопросы, которые возникают у местных жителей. Такое маленькое самоуправление эффективно. А когда будет пять тысяч жителей,  вряд ли социальный советник будет знать всех своих бабушек или проблемные семьи, нуждающиеся в помощи. Пропадет момент индивидуальной работы. Или придется держать штат тех же социальных работников. Опять же транспортные расходы, чтобы выезжать на место и быть в курсе всего. Качество услуг может улучшитьсяпо двум статьям: в большом самоуправлении могут привлечь хороших специалистов и увеличить  им  зарплаты. Значит, опять увеличатся расходы волости. И где тогда выгода? Я считаю, что экономии не будет. Скорее, выйдет наоборот.

- Другой сомнительный аспект будущей административной реформы. В небольших волостях кто-то как-то все же связан с земледелием. Мне кажется, что откуда-то из центра руководить такой аграрной политикой на местах – неверно. Это вообще сведет на нет и без того слабо развитый в Эстонии аграрный сектор.

- Не только сельское, но и другие направления местной жизни уйдут в никуда. Мы придем к чему? – к районам, как оно и было в советское время.

- Так называемая сланцевая поддержка волостей, на территории которых ведется сланцедобыча, год от года будет уменьшаться. На перспективу вы уже продумывали в волости, как будете жить без этих дотаций?

- Да, эта материальная база постоянно уменьшается. В этом году было 75% компенсации от первоначальной суммы, в следующем году будет 50%, потом – 25%. Каждый год мы теряем деньги. Но все равно, базовая плата за ресурсы остается.

- То есть в будущем волость все равно рассчитывает на эти деньги?

- Конечно.

- Некоторое время назад уездный старейшина Андрес Ноормяги вскользь обвинил сланцевые волости в том, что они «зажрались», то есть те дотации и пособия, на которые могут рассчитывать жители сланцевых волостей, не способствуют развитию предпринимательства на местах. В пример он приводил Мяэтагузескую волость - самое богатое на душу населения самоуправление в Эстонии, но волость очень недоразвитую в плане предпринимательства. Положительным же примером для уездного старейшины стала Авинурмеская волость, где нет никаких сланцевых дотаций, но в волости прекрасно развито предпринимательство, а тамошняя деревообработка стала брендом не только Ида-Вирумаа, но и всей Эстонии.

- Не знаю, почему он так сказал. Мы поддерживаем своих предпринимателей: стараемся помочь и материально, и советом.

- Но в том-то и дело, что помочь материально…

- Помочь материально - это значит, к примеру, если предприятие, недоходное или целевое учреждение пишет какой-то проект для получения европейских денег и у них не хватает средств на самофинансирование,  то мы их поддержим, если увидим, что идея удачная. То же самое, я думаю, делают и в Авинурме. Поэтому с уездным старейшиной в этом вопросе я не очень согласен. Наше волостное управление развивает в Иллука инфраструктуру. Это делается также для того, чтобы малые предприятия использовали эту основу. Взять, к примеру, мызную школу. Мы надеемся, что в дальнейшем школу будут развивать как часть туристического бизнеса именно мелкие предприниматели.

- Ты упомянул вопрос евроденег. Сегодня в Эстонии самоуправлениям возможно прожить, не рассчитывая на евроденьги?

- Я думаю, возможно. Но глупо не использовать такую возможность, если она есть. И если на эти европейские деньги мы помогаем нашим предпринимателям, то тем самым притягиваем инвестиции в нашу волость.

- Есть ли в волости на сегодняшний день какая-то грандиозная идея, кроме строительства моста через Нарову? Идея, по которой бы узнавалась Иллукаская волость?

- Центр оздоровительного спорта в Паннъярве, например. По-моему, нормальная, серьезная идея. Здесь развивается туризм. Сейчас Паннъярве переходит на самофинансирование. Кроме того, Паннъярвеский центр ведет всю спортивную жизнь в волости.

- Строительство переправы через Нарову в районе Пермискюла – это твоя мысль?

- Да.

- Хочешь войти в историю?

- Нет (смеется). Это был бы очередной толчок для развития региона. И не только нашего, а всего Причудья.

- Идея, конечно, очень красивая. На сегодняшний день что-то сдвинулось с мертвой точки в плане заключения политических соглашений по этому вопросу на правительственном уровне и следующего за этим финансирования проекта?

- Встречался я с Сиймом Калласом, встречался с Кийслером, встречался с Рейнсалу, в МИДе была встреча, нас принимал зам. канцлера. Все поддержали, сказали, что идея замечательная. Нам была оказана моральная поддержка и дано обещание известить об этой идее все другие министерства. Восьмого ноября я встречаюсь по этому вопросу с министром экономики и коммуникаций. Завтра (29.10) по этому же поводу назначена встреча в Таллиннском техническом университете. Работа ведется. Кроме того, выяснилось, что в России еще одно самоуправление (Гостицкое поселение) хочет развивать эту мысль. Встречался я и с новым руководителем администрации Сланцевского района, который дал обещание в ближайшем времени переговорить эту тему на уровне области. чтобы включить наше начинание в открывающийся со следующего года международный проект «Estonia-Russia cross-border-cooperation programme 2014-2020». И спасибо Андресу Норрмяги - от Ида-Вирумаа проект строительства моста в Пермискюла включен в  «EstRus» первой строчкой. Я надеюсь, что все это пройдет. И сейчас уже надо думать о технической стороне - кто будет писать проект.

- И кто будет писать проект?

- Вот на эту тему мы как раз и будем с Партсом разговаривать.

- У меня сложилось такое впечатление, что российская сторона занимает выжидательную позицию.

- Я так не думаю. Сейчас нужно просто ждать, когда откроется эта международная программа («EstRus»). Кстати, россияне отремонтировали дорогу на Загривье, которая пойдет прямо от переправы на Сланцы. Это стало для меня сюрпризом. Но нужно ждать, когда в Кремле скажут «да». До того момента принципиально ничего не изменится.

- У вас в волости обычным явлением стали дружественные визиты в зарубежные самоуправления- побратимы в Польше, Финляндии. Кроме культурных контактов там что-то уже завязано на экономической основе, или пока нет?

- Но таких планов и не было. Что ты имеешь в виду: на экономической основе?

- Я так понимаю, что первая ласточка - это песни-пляски, а затем развивается сотрудничество уже в экономическом ключе.

- Когда у нас проводились дни Польши, к нам приезжали также польские бизнесмены, знакомились с нашими условиями.

- То есть, пока на уровне знакомства?

- Да. Я считаю, что если у кого-то возникнет конкретный интерес, то мы всегда поможем найти здесь партнера.

- С чем связана такая долголетняя политическая стабильность в Иллука? Нет никаких выражений недоверия, на выборы идет только один избирательный союз. Мы ведь привыкли, что там, где есть деньги, их делят, и не всегда полюбовно.

- Я здесь в волостном собрании с 92-го года, с самого начала. Я думаю, у нас принимаются разумные решения относительно использования имеющихся денег: направо - налево этими деньгами не сорим. Но конкуренцию нам создавать пытаются: были сейчас у нас и IRL, и центристы. Но они даже не сумели создать нормального списка.

- Это несерьезная конкуренция.

- На прошлых выборах у нас центристы очень деятельно население агитировали. И один центрист попал тогда в волостное собрание. Хотя в этот раз он решил пойти вместе с нами. Может быть, свою роль в успехе нашего избирательного союза играет аполитичность. У нас среди всех членов волостного собрания нет ни одного партийного. Мне кажется, люди устали от политики партий.

- Тяжело общаться с государственными структурами в то время, когда у тебя нет принадлежности к какой-то партии?

- Да. Конечно, проще старейшинам волостей или председателям волостных собраний, кто принадлежит к какой-то партии. Они свои идеи могут продвигать через партию. Но, с другой стороны, если идея разумная, беспартийность не является таким большим тормозом.

- Много раз предлагали вступить в какую-то партию?

- Предлагали (смеется).

- Иллукаская волость сейчас капитально вкладывается в школу. И уже первые успехи есть – детей прибыло, привозят детвору на обучение сюда даже из города. Ну а потом-то, после школы, все равно молодежь уезжает, и не возвращается. Как остановить исход людей?

- В волости появилась такая тенденция: в последний год многие стали интересоваться нашей недвижимостью. Покупают заброшенные хутора и начинают их восстанавливать. Это говорит о том, что в какой-то момент число жителей вырастет. Тормозом в этом отношении у нас в волости является то, что здесь землю не могут купить иностранцы и люди без гражданства, поскольку волость приграничная. Но все-таки землю покупают. Вот в прошлом году приехала сюда жить из города молодая семья с детьми. Только сегодня, например, у нас в волости прописались пять человек.

- Что способствует переезду -  близость к городу?

- И близость города также. Кроме того, раньше у людей был страх, что здесь шахта, на которой идут взрывные работы, может случиться потеря воды… Над этим мы много работали и добились того, что ночные взрывные работы больше не производятся, также в шахте будут производить измерение силы взрывов. Во всех близлежащих к шахте деревнях строятся водные трассы. То есть, у людей появляется уверенность, что всеми вопросами, связанными с деятельностью шахты, в волости занимаются, людей на произвол судьбы не бросают.

НАВЕРХ