Юлия Ауг: Мне интереснее придумывать

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Помимо работы в театре и кино, Юлии Ауг нравится фотографировать. Она любит ре­портажную съемку — очень интересно ходить по улицам и снимать городскую жизнь.

ФОТО: Михкель Марипуу

Талантливая актриса и режиссер Юлия Ауг родилась в Санкт-Петербурге, а ее школьные годы прошли в Нарве. Сейчас она работает в России, но регулярно приезжает в Эстонию, где у нее остались друзья и родные, пишет Лилия Крысина.

Юлия Ауг может говорить бесконечно на две темы — о своей семье и театральной деятельности. Причем, беседуя на эти темы, она буквально светится от счастья и производит впечатление человека, который и в личной жизни счастлив, и свое призвание нашел.



По-настоящему Юлия заразилась театром, когда поехала поддержать своего молодого человека, поступающего в театральный вуз. Через год, окончив школу, она тоже поехала поступать в Петербург.



Поступила с первого раза, хотя режиссер театральной студии в Нарве, в которой она тогда занималась, не считал ее особо талантливой.



«За год до окончания школы мой любимый мальчик поступил в теат­ральную студию в Нарве. И я пошла вместе с ним. Он считался очень талантливым, а я — никакой. Моя первая роль в театре:я стояла на заднем плане и махала синей тряпочкой, изображая море», — с улыбкой вспоминает Ауг.



Тень Тростинецкого

С тех пор прошло много времени. Сейчас за плечами Юлии Ауг не только множество ролей в театре, но и собственные постановки. Самой яркой, запомнившейся актерской работой Ауг считает роль в спектакле «Портрет Гоголя», режиссера Геннадия Тростинецкого, который оказал сильное влияние на ее режиссерскую работу.



«Нас было девять человек в спектакле, один главный персонаж — это художник Чартков, а остальные играли всех. B конечном итоге у меня оказалось пять ролей, и таких разных — начиная от  старой пьяной балтийской немки и заканчивая неким очень странным существом, половую принадлежность которого было трудно определить — это такой богемный журналист, который проходит через жизнь художника, как только тот становится знаменитым.



В одном спектакле я могла от души наиграться, и так часто меняла персонажей — туда, обратно, уходила как немка, появлялась как журналист, потом опять как немка, — что за один спектакль теряла до трех килограммов», — рассказывает Ауг.



По ее словам, Тростинецкий очень сильно повлиял на нее, и во многих спектаклях, которые она теперь ставит, она неосоз­нанно пользуется его методом — когда один актер перевоплощается в несколько персонажей.



От игры в театре в сторону режиссуры Юлия Ауг отошла, когда поняла, что придумывать самой ей гораздо интереснее, чем быть инструментом в руках режиссера. Однако полностью свою актерскую деятельность она не оставила.



«У меня наступил такой период, когда я поняла, что мне интереснее придумывать, чем быть инструментом в руках придумывающего. И не так часто встречаются режиссеры, которым ты доверяешь. Хотя они сейчас есть, например, в прошлом году я снималась в фильме «Овсянки», он еще не вышел. И Алексей Федорченко — тот режиссер, которому я абсолютно доверяю», —  рассказывает Юлия.



«Я перестаю быть режиссером, становлюсь абсолютной глиной и мне невероятно в кайф. Просто на тот момент таких режиссеров стало мало. А еще появился режиссер, который мне сказал: «А ты не думала, что могла бы быть режиссером?» Это был как раз Геннадий Тростинецкий. Я потом пришла и сказала ему «спасибо», — добавляет она.



Чтобы «встало»


По словам актрисы, оказаться по другую сторону сцены было невероятно интересно. Недавно Ауг поставила в Казахстане два спектакля, и весьма необычным приемом. Первый — комедия по пьесе «Месье Амедей» Аллена Рейно-Фуртона, которая в постановке Ауг называется «Карты, трупы, три кота». Второй спектакль — «Фронтовичка», по пьесе екатеринбургского автора Анны Батуриной.



«Я не хотела ставить «Месье Амедей». Вначале  я предложила театру другую пьесу, но директор выбрал именно эту.  Когда я ехала туда, то была в ужасе и панике, потому что не понимала, как я буду это делать.



И я думала: «Что я должна сделать, чтобы у меня «встало» на эту драматургию?» Извините, очень грубое мужское слово, но режиссер —это мужская профессия, и действительно, чтобы тебе был интересен материал ты должен его хотеть. 



На следующий день мне предстояло встретиться с актерами, и ночью, как Менделееву, мне снится, что все персонажи пьесы — клоуны, но это не клоунский театр с носами, а скорее театр Тулуз Лотрека, с воротниками, такой парижский кафешантан.



И я проснулась счастливая, поняла — вот оно, решение! Пришла к актерам, уже зараженная этой идеей, и моя зараженность передалась им», — вспоминает режиссер.


В спектакле «Фронтовичка» Юлия Ауг использовала кинометод — актеры репетировали то одну сцену, то другую.



«Спектакли в театре репетируются последовательно — от первой сцены до последней. В кино ты сегодня можешь снимать начало, завтра — конец, послезавтра — середину, все зависит от объекта. Спектакль «Фронтовичка» я делала по кинопринципу.



Сегодня я репетировала начало, а на следующий день — конец, не дожидаясь, пока у меня соберутся все актеры. Я смогла оптимизировать время, а это очень важно, когда нужно сделать хороший спектакль в короткие сроки», — говорит Ауг.



В последний раз Юлия Ауг была в Таллинне год назад. По ее словам, Таллинн — невероятно красивый европейский город. И здесь на нее нахлынули воспоминания из детства.



Рутту-рутту, туле сия!


«Мне очень многое вспоминается! Вообще вчера возникло такое ощущение, что я могла бы снова выучить эстонский язык. Я не могу сказать, что я его плохо знала, просто моя бабушка говорила со мной по-эстонски, но она умерла, когда мне было восемь лет. Язык я напрочь забыла, мне сейчас говорят, что это стресс повлиял.



Сейчас я живу у друзей, у которых в семье  отец эстонец, мама русская и три дочери. Вчера я услышала от отца семейства: «Рутту-рутту, туле сия!» И вдруг вспомнила бабушкину интонацию, и очень многие эстонские слова», —  рассказывает Юлия. В свою родную 1-ю школу в Нарве Юлия Ауг не заходит. По ее словам, она стала красивой и ухоженной, но утратила живой дух старых гимназий.



«В Нарве у меня есть друзья, с которыми я встречаюсь, когда приезжаю в Эстонию. Это замечательный художник Таня Сонина и замечательный режиссер Юлия Антонова», — добавляет Юлия.



По возвращении в Россию, Ауг займется новой постановкой. Это повесть колумбийского писателя Габриэля Гарсиа Маркеса «Полковнику никто не пишет».


«В последнее время спектакли делаются за полтора месяца, и это ужас. За такой короткий промежуток времени тебе нужно добиться качественного и творческого результата. А тут у меня много времнени — спекталь должен быть готов к сентябрю, мало актеров. Это будет курорт», — с улыбкой говорит Ауг.



Юлия Ауг


• Актриса, режиссер театра и кино


• Родилась 8 июня 1970


года в Санкт-Петербурге


• Училась в Нарве в 1-й школе


• Окончила СПбГАТИ


• С 1993 по 2004 гг. — акт­риса Санкт-Петербургского Театра юного зрителя им. А.А.Брянцева


• В 2004 году переехала


в Москву


• Второе высшее образование — РАТИ, режиссерский факультет (2003—2007)

НАВЕРХ