Яна Тоом: вотум Кылварта

Яна Тоом.

ФОТО: ANDRES HAABU/PM/SCANPIX BALTICS

На завтрашнем заседании Таллиннского городского собрания реформисты намерены выразить вотум недоверия вице-мэру по вопросам образования и культуры Михаилу Кылварту. Официальная причина – «использование JOKK-схем для того, чтобы обойти действующие законы, предусматривающие переход русских школ на эстонский язык обучения».

Под JOKK-схемами в данном случае подразумевается образовательный центр Таллиннский русский лицей, в котором на днях с шумом прошла министерская проверка. Как водится, ничего не нашли – и за неимением лучшего слили в СМИ информацию о том, что «в Таллиннском русском лицее ведется преподавание истории и обществоведения по учебным материалам, разработанным на основе российских». Само собой, на эстонской стороне Дельфи в комментариях началась форменная истерика, ведь всем известно, что Кылварт русский шпион, который по чистому недоразумение выиграл суд у Евгения Криштафовича, наградившего его целым рядом эпитетов, самый мягкий среди которых – контактное лицо российского посольства.

О том, что историю и обществоведение в Таллиннском русском лицее на русском языке пока не преподают, а всего лишь тестируют возможности удаленного обучения, «история умалчивает». Равно как и о том, что на русском языке, но по эстонским программам уже ведется преподавание математики и химии, а в планах – физика, английский, русский, литература и география. Не интересует авторов идеи вотума и причина создания такого центра – необходимость дать русским абитуриентам возможность не только выучить эстонский язык в предусмотренном молитвами Яака Аавиксоо объеме, но и получить фундаментальные знания по предметам, которые преподаются на государственном языке. Вследствие чего процесс усвоения материала порой… замедляется. Ах, да, забыла уточнить – обучение по названным программам проходит бесплатно, во внеучебное время и исключительно добровольно. То есть – по желанию самих гимназистов.

Но все это совершенно «не колышет» столичную оппозицию. Которая – как и положено оппозиции – выжидает удобный момент, чтобы выбить из рядов противника какую-нибудь знаковую фигуру. И в этом смысле выбор понятен. С одной стороны, Кылварт пользуется огромной поддержкой горожан: на прошедших местных выборах он один получил больше голосов, чем вся фракция реформ вместе взятая. С другой – именно сейчас в активе у вице-мэра целая череда заботливо вынесенных в СМИ скандалов со слиянием школ, так что инициаторы вотума рискуют меньше: одно дело, замахнуться на Кылварта, когда он «на коне», и как бы другое – сейчас, когда Михаил вынужден объяснять недовольным педагогам и горожанам необходимость слияния школ.

В этой связи мне вспоминается знаковая реплика учительницы из гимназии Юхкентали, процитированная в репортаже Дельфи. Дама сказала Кылварту что-то вроде: вы смотрите, мы можем и воспользоваться своим правом избирателя. Право, жаль, что меня там не было, –очень захотелось ей сказать про почки и боржоми. Вы УЖЕ воспользовались. Потому что Закон об основной школе и гимназии – во всей своей красе – детище правящей коалиции, которую мы с вами избрали.

И не надо мне говорить «это не я, я за них не голосовала». Я – тоже. Но парламентские выборы 2011 года мы проиграли, это факт. И теперь, по крайней мере до марта будущего года, нам приходится жить и работать в навязанной нам системе координат. В системе, запрограммированной на уничтожение малокомплектных школ и классного руководства, разделение основной школы и гимназии, обучение на так называемом эстонском языке (увы, как правило, это не язык Тугласа и Таммсааре, наши учителя все больше изъясняются шершавым языком разговорника) и сдачу госэкзамена на один балл из ста.

И если сегодня не слить (ОК, не будем показывать пальцем) слабую школу Х и сильную школу Z, то при нынешней системе госфинансирования через пять лет школы Х не будет вовсе. А слияние даст ей шанс стать базой для сильной основной ступени или прогимназии в объединенной (русской – это важно!) школе XZ. И родители, которые стоят в очереди, но не попадают в Z, может быть, не сделают выбор в пользу эстонской школы, как это сплошь и рядом происходит сегодня.

Однако недаром старая русская пословица гласит «бей своих, чтоб чужие боялись». И если в школу на разговор приходит вице-мэр Кылварт, трудно противостоять искушению и не спустить на него собак, которые так никогда и не увидят министра Аавиксоо.

Итак, завтра оппозиция в горсобрании попытается вынести вице-мэру Михаилу Кылварту вотум недоверия. И с точки зрения тактики военных действий – а эстонская политическая культура, увы, наиболее адекватно описывается именно в этих терминах, – это верный выбор.

Помимо того, что Михаил имеет высокий личный рейтинг, он является знаковой фигурой в борьбе за сохранение качественного образования в русскоязычной школе. Второй, не менее знаковой, фигурой, безусловно, является Сергей Николаевич Гаранжа, директор Линнамяэского русского лицея, по адресу которого действует столь раздосадовавший реформистов учебный центр. И если бы удалось одного из них отправить в отставку, а другого, скажем, довести до инфаркта, в стане оппозиции был бы повод для радости. Даже не потому, что они такие кровожадные: просто объективно именно вот эти два человека – Михаил Кылварт и Сергей Гаранжа – работают сегодня в Таллинне во имя того, чтобы у русской школы было будущее.
Да, простая арифметика показывает, что вотум недоверия вице-мэру Кылварту не пройдет: центристы получили абсолютное большинство мест в городском собрании и не позволят оппозиции наплевать на волю горожан. Но мы должны понимать, что этим дело не ограничится. Главная задача такого рода эскапад – посеять сомнения и напугать. В первую очередь нас, родителей русских школьников: не на того поставили. Не рыпайтесь, и вашу школу не будет трясти Языковая инспекция и министерские проверки (к слову, никаких, даже косвенных, полномочий проверять образовательный центр у Минобра не было – эта структура создана городом и не подотчетна Аавиксоо), а если повезет, мы дадим вам денег на какой-нибудь интеграционный проект.

В 1989 году эстонский языковед Мати Хинт сформулировал самый больной в те годы вопрос: «Есть ли у нас право жить и сохраниться в языке, с которым мы родились и посредством которого видим мир?». Надо отдать должное, эстонцы сумели ответить на этот вопрос. Но теперь, четверть века спустя, нашим эстоноязычным согражданам не грех осознать, что такими вопросами в демократической стране вправе задаваться не только представители титульной нации.

НАВЕРХ