Урмас Клаас: истерия не поможет защитить страну

Урмас Клаас.

ФОТО: Peeter Langovits

Мы смогли обеспечить свою безопасность наилучшим из возможных способов, и в настоящий момент нет ни малейших причин сомневаться в наших отношениях с союзниками, пишет председатель парламентской комиссии по культуре Урмас Клаас (Партия реформ).

Всвете событий в Крыму в Эстонии неоднократно вставал вопрос: в достаточной ли степени в нынешней ситуации обеспечена наша безопасность? Какова вероятность того, что вслед за Грузией и Украиной очагом конфликта не станет какая-нибудь из стран Балтии?

Ответы на эти вопросы в большей или меньшей степени носят оценочный характер. Сколько бы фактов ни приводилось, у скептиков всегда есть возможность высказать свое сомнение, исходящее из того, что человеческой сущности свойственно предательство. Если уж Иуда предал Иисуса, то как мы можем быть уверены до конца в своих союзниках?

Безопасность государства и народа не вечны. Со временем безопасность и ее уровень меняются, и более точную оценку в какой-то момент могут дать историки. Но это не значит, что современники не в состоянии адекватно оценить ситуацию. Мы можем воспользоваться имеющимися у нас данными, и, сравнив эти факты с событиями прошлого, оценить ситуацию в настоящий момент. Конечно, мы не в силах заглянуть в будущее. Многие ли осенью прошлого года могли предвидеть, как будут развиваться события на Украине зимой и весной?

Но поскольку безопасность не является неизменной величиной, никто не мешает нам задуматься о том, можем ли мы сейчас чувствовать себя в безопасности, и что нужно сделать или не делать для того, чтобы сохранить без­опасность и упрочить ее.

Нередко критические ситуации создают благоприятную почву для крайних точек зрения. Вот и сейчас кое-кто из эстонских политиков (например, член Консервативной народной партии Мартин Хельме в опубликованной 7 марта в газете Õhtuleht статье) заранее уверен, что в случае возможного нападения на Эстонию союзники оставят нас, а самого нападения не избежать.

Непонятно, на чем основаны эти убеждения. Неужели кое-кто из тех, кто действует на периферии политического спектра Эстонии, имеет доступ к неким планам, о существовании которых эстонские спецслужбы могут только догадываться, или это чья-то фантазия?

Так или иначе, мы находимся в ситуации, когда у нас много информации, и она сильнее, чем обычно, связана с эмоциями. В таких случаях прямолинейные предложения и черно-белые подходы привлекают к себе большее внимание, чем адекватный анализ. К сожалению, и сейчас в некоторых случаях критическое оценивание источников информации остается, мягко говоря, на заднем плане.

И, разумеется, последнее, чем должны сейчас заниматься эстонские политики, в том числе, лидеры партий, не представленных в парламенте, так это пугать народ заявлениями в духе «мы – следующие». Панические заявления, направленные на то, чтобы выставить союзников в смешном виде, лишь подрывают мораль и подают за пределы Эстонии сигналы, которые подкладывают нам мину.

Как можно сейчас даже косвенно обвинять НАТО в потенциальном предательстве, если, по сути, альянс гарантирует безопасность Эстонии? Если мы сами не воспринимаем наших союзников по НАТО всерьез, то как мы можем надеяться на то, что и к нам будут относиться должным образом? Сравнивать Эстонию с Грузией и Украиной, которым Запад не оказал военную помощь, неуместно. Эстония в отличие от этих двух стран, с которыми нас связывает общее прошлое, является членом НАТО, и это огромная разница.

Во время конфликта в Грузии и сейчас на Украине западные союзники могли выбирать, вмешиваться ли и каким образом; в случае нападения на страну – члена НАТО такого выбора не будет – альянс обязан вмешаться, в противном случае у него не будет права на существование.

Для того чтобы чувствовать себя в безопасности, нам не нужно действовать по принципу «еще больше оружия», все равно мы не в состоянии закупить оружия больше, чем имеется в распоряжении нашего большого соседа. Это не значит, разумеется, что мы должны отказываться от армии. Напротив, расходы на оборону должны составлять не менее двух процентов ВВП, армия – важнейшая составляющая безопасности государства. Но не единственная.

В 1997 году президент Леннарт Мери, выступая в Выру по случаю Праздника победы, сказал следующее: «Воля народа крепче любого оружия. В основе этой воли лежит крепкая мораль. Первым, самым важным гарантом безопасности являются граждане Эстонии. Объединенная воля граждан. Их единодушие в тех вопросах, от которых зависит сущест­вование государства.

Не позволяйте вводить себя в заблуждение бряцанием оружия и риторическими угрозами. Времена Молотовых и Риббентропов давно прошли, и если мы будем верны своим принципам, они никогда не вернутся».

Президент Леннарт Мери произнес эти слова, когда Североатлантический альянс принял решение оставить страны Балтии в бывшем Восточном блоке и не рассматривать вопрос об их приеме в

НАТО на первом этапе расширения. В этой речи президент призывал нас сохранять присутствие духа, оставаться верным себе и продолжать делать свое дело, несмотря ни на что.

Сегодня, как и тогда, нам нужна уверенность. Нужен спокойный и адекватный анализ, дискуссия, а без попыток перекричать друг друга мы обойдемся.

Мы смогли обеспечить свою безопасность наилучшим из возможных способов, и в настоящий момент нет ни малейших причин сомневаться в наших отношениях с союзниками. Это не значит, что Эстония и НАТО не должны анализировать риски и переосмыслять свою деятельность в соответствии с изменением обстоятельств. Уверен, что это уже делается.

НАВЕРХ