Владимир Стержаков: «кино не для всех» я не понимаю

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Владимир Стержаков

ФОТО: SCANPIX


Популярный российский актер Владимир Стержаков вновь приезжает в родной Таллинн, чтобы вместе с Людмилой Артемьевой и Анатолием Котом сыграть 25 апреля в спектакле «Поцелуй удачи» на сцене Центра русской культуры. Главная героиня этой остросюжетной фарсовой комедии масок Коломбина – бедная, немолодая и не слишком красивая женщина, за руку которой сражаются поиздержавшийся аристократ де Трерате и его управляющий Джузеппе.

Главную роль в комедийном спектакле «Похищение Сабинянинова» актер считает одной из наиболее удачных в своей карьере.

ФОТО: SCANPIX

О том, чем Коломбина так привлекает мужчин, знает только ее «вечный жених» Франческо, который невозмутимо наблюдает за схваткой претендентов и ждет своего часа. Именно его играет Владимир Стержаков.

«Этот спектакль – ровно то, чего я хотел, – рассказал актер в интервью «Postimees на русском языке». – А хотел я, что называется, спектакль для души – без детективной линии, без какой-то бытовухи, без политики... Мне хотелось сыграть в такой комедии положений, чтобы было радостно и актерам на площадке, и зрителям в зале. Ставить спектакль я пригласил моего друга еще по Школе-студии МХАТ, режиссера Александра Васютинского. Постановочная работа была залихватская – всем в радость. В течение года мы побывали с «Поцелуем удачи» в восьми городах в нескольких государствах, и всюду нас очень хорошо принимали. Это о чем-то да говорит!»

Комедия – жанр благодатный
 

Вам нравятся фарсовые комедии?

Комедия – это мой жанр, я его люблю и понимаю. Не скажу, что я в свое время учился именно на комедийного актера, но, допустим, фильмы Рязанова мне безумно нравятся. И вообще я люблю, когда у зрителя на душе тепло и хорошо.

«Без детективной линии, без бытовухи, без политики» – почему это для вас важно? Потому что обычно ваши роли без этого всего не обходятся?

Да, у режиссеров уже есть какие-то клише, какие-то типажи... И я, если честно, немножко от всего этого устаю. Съемочный процесс длится, как правило, несколько месяцев, тебе все время надо находиться в определенном состоянии души, в определенном жанре.

А «Поцелуй удачи» – это чистая комедия, беспримесная. Это жанр благодатный, потому что он понятен везде, любым народам и в любых государствах. Взять хоть нашу предыдущую антрепризу, «Маленькие аферы большого города», с которыми мы к вам, кстати, приезжали.

С этой постановкой мы побывали несколько раз в Америке, в Канаде, в Израиле. Даже в Арабских Эмиратах мы играли этот спектакль! Надеюсь, «Поцелуй удачи» ждет такая же хорошая прокатная судьба.

В Википедии указаны ваши театральные работы, и это в основном роли в классике – «Горе от ума», «Тартюф», «Маленькие трагедии», «Утиная охота»... Что вам ближе – солидный драматический театр, который не всегда близок к народу, или куда более близкие людям комедийные антрепризы?

То, что написано в Википедии, устарело на много лет, и я советую туда даже не заглядывать. Что касается театра... Знаете, искусство может быть любым, главное, чтобы оно не было скучным. Для меня это аксиома. Зрителю должно быть интересно! Когда говорят, что «это кино не для всех» или «это авангардный спектакль, он понятен не каждому», и зритель в итоге спит, когда режиссеры нам твердят, что мы не доросли до их искусства, я этого всего решительно не понимаю. И никогда понимать не буду.

Вы 20 лет прослужили во МХАТе, а потом ушли на вольные хлеба. У вас не возникало желания вновь стать актером в труппе большого театра? Все-таки когда работаешь в театре два десятка лет, уходить, наверное, очень тяжело...

Не буду скрывать: я прежде всего театральный актер. Я театр сильно люблю, я его понимаю. И, конечно, я скучаю по театру. Но служить в академическом «театре с колоннами» вроде Московского художественного или Малого – не хочу. Я хочу, чтобы зритель сидел в метре от меня, чтоб я чувствовал его дыхание и понимал, нравится ему то, что я делаю, или нет. Так что если я созрею до того, чтобы у меня была своя гримерка, чтобы я каждый день приходил в театр на службу, уверяю вас, это будет небольшой театр.

Наркотический укол искусства
 

В вашей фильмографии в последние годы доминируют сериалы – впрочем, как и у многих ваших коллег. Между тем вряд ли кто-то сомневается, что вы можете играть в большом кино...

Но с большим кино у меня не сложилось. Тут, знаете, много тонкостей. Прежде всего все мои роли – это выбор моего агента, с которой я работаю уже не один десяток лет. Она прекрасно знает, что мне надо, что мне не надо. Ее помощники читают сценарии, если это интересные сценарии, они передаются мне, в общем, это такая большая производственная кухня. Потом, если сценарий мне нравится, начинаются переговоры. Это сложные переговоры.

В том числе мы договариваемся о гонораре – как говаривал Федор Иванович Шаляпин, бесплатно только птички поют... Часто это критический момент. Я не могу позволить себе в угоду продюсерам соглашаться на маленькую, мизерную ставку, потому что у картины, видите ли, маленький бюджет. Если у тебя маленький бюджет – значит, не надо снимать кино. Когда актеров просят, чтобы они приходили сниматься в своих костюмах, в своих ботинках, это не искусство – это художественная самодеятельность.

Конечно, есть некая кастовость, она существует во всем мире – и в Голливуде, и в Болливуде. Вот есть хороший актер Леша Чадов – он в свое время застолбил место в большом кино, где-то терпел, где-то не терпел, но застолбил. У меня так не получилось. У меня семья, детишки, всех надо кормить, поить, одевать, надо, чтобы они ходили в хорошие школы, в спортивные секции.

Младшему десять лет, он занимается боксом в Академии бокса в Лужниках, скоро у моего мальчика будет первый бой, я волнуюсь, приду за него болеть... Понимаете, творчество – это прекрасно, но не всегда им можно быть сытым. Был бы я один – наверняка пошел бы на какие-то уступки. Но от меня зависят мои домочадцы.

Несколько лет назад вы сказали в интервью, что были бы рады, если бы ваши сыновья пошли по вашим стопам...

Знаете, если человеку при рождении сделан наркотический укол искусства, он уже никуда не денется. Он без актерского искусства жить не сможет. Посмотрите, сколько режиссеров и актеров учились чему угодно, заканчивали технические вузы, медицинские, любые, но все равно становились режиссерами и актерами, шли в кино и в театры. Этот укол – он держит. Так что если тяга к искусству есть, она человека не оставит.

Навязывать сыновьям я ничего не буду. Наблюдать – буду. А помогать... Понимаете, мне ведь никто не помогал, так что и я никому не буду помогать. Направлять – да, а помогать, мол, пожалуйста, снимите моего сына в фильме, – нет... Я очень благодарен сыновьям за то, что они никогда не спекулируют на нашей фамилии. Старший, а ему уже 15 лет, в жизни такого себе не позволял. Даже когда он перешел в новую школу, о том, что он сын актера Стержакова, одноклассники узнали только через несколько месяцев, когда я приехал его забирать – и они меня увидели. В общем, как говорят в Одессе, будем посмотреть...

Не сравнивайте нас с эстрадой

Вы часто бываете в Таллинне?

Таллинн – это мой город. Был, есть и будет, хоть я и живу в Москве уже очень давно – скоро будет 40 лет. Москва – город тяжелый, и мне здесь, честно скажу, тяжело. Я к Москве так и не привык – и, наверное, никогда уже не привыкну. Это как, знаете, есть страны и города, в которых тяжело сниматься. Приезжаешь – вроде все нормально, а выходишь на съемочную площадку – невозможно... Но поскольку я работаю в Москве, и семья моя в Москве, ничего тут не поделаешь.

В Таллинн я бы приезжал достаточно часто. Вот, кстати: я сижу на студии «Мосфильм», ко мне только что подошли мои друзья, режиссеры Владимир и Ольга Басовы, они живут в Таллинне – купили там квартиру. Они то и дело звонят мне и говорят: ну, мы поехали домой. Я истекаю слюной, я плачу, тоскую по Таллинну... Когда я в Таллинне, я чисто визуально наслаждаюсь городскими пейзажами. Мне в этом городе спокойно – и мозгу, и сердцу.

Вы и медовый месяц провели в Эстонии, ездили с женой на рыбалку...

Да. А года два назад моя жена захотела встретить Новый год в центре Европы – в Вене. Двадцать восемь раз вздохнув, я согласился. Скажу так: скучнее мероприятия у меня не было вообще никогда. Ежеминутно я вспоминал Таллинн: какая там Ратуша красивая, а какая улица Виру красивая, а если еще снежок... Если бы я был один, я бы, конечно, сорвался и поехал в Эстонию.

После Вены я твердо сказал домашним: всё, для меня Европа – это мой Таллинн. Для вас пусть будет Европой что угодно – Германия, Словакия, Чехия, Франция... Для меня – Таллинн. Это город, где мне с первой до последней секунды хорошо. Я там родился, у меня там родители похоронены, у меня там родня. У меня потрясающие, просто потрясающие одноклассники! Очень надеюсь в этом году их всех увидеть – нам же всем стукнет по 55 лет. Эстония – это моя страна, моя земля...

Если забить ваше имя в поисковик Google, одним из первых результатов будет ссылка на вашу страницу в социальной сети «ВКонтакте». В этой сети вы даже со старшим сыном переписываетесь по поводу его оценок. Между тем популярные актеры обычно опасаются заводить аккаунты в соцсетях...

Понимаете, какая штука. Вот приходишь ты на «Мосфильм», встречаешь друзей, которых не видел много лет... Мы же все работаем. Нас не надо никогда сравнивать с людьми эстрады, с «силиконовым шоу-бизнесом», как мы это называем. Там фонограмма на три минуты, а мы пашем каждый день по двенадцать часов, не считая времени на дорогу. Потому видимся мы редко. По телефону не наговоришься, надо же человека увидеть... Раньше мы собирались на кухнях, в каких-то кабачках, сидели, что-то друг другу рассказывали, а теперь у нас есть социальные сети – и слава богу.

Вы не боитесь, что кто-то вторгнется в вашу частную жизнь?

Мне скрывать нечего. За мной желтые журналисты охотились по несколько месяцев, а потом появлялись заметки: «Актер Владимир Стержаков в порочащих связях не замечен...» Таких людей немало, у меня и друзья такие же, как я. Так что я с удовольствием выхожу в Интернет, выкладываю свои фотографии, смотрю на фотографии моих друзей, радуюсь, если у них все хорошо, переживаю, если неудачи какие-то. Социальная сеть – вещь хорошая, она позволяет всегда с другом связаться, на что-то пожаловаться, что-то обсудить. Это славно.

Владимир Александрович Стержаков

• Родился 6 июня 1959 года в Таллинне.

• Окончил Школу-студию МХАТ (курс В. П. Маркова) в 1981 году. С 1981 по 2001 год работал в МХАТе им. Чехова, откуда ушел из-за конфликта с новым художественным руководителем Олегом Табаковым.

• В кинематографе дебютировал в 1986 году в фильме «Плюмбум, или Опасная игра». Сыграл множество ролей в кинофильмах и телесериалах, в том числе в «Д. Д. Д. Досье детектива Дубровского» (1999), «Любительница частного сыска Даша Васильева» (2004), «Не хлебом единым» (2004), «Мошенники» (2005), «Доярка из Хацапетовки» (2007-2009), «Маргоша» (2009-2010),  «Дикий» (2009-2012).

• Известен как «патриарх рекламы». Одна из самых знаменитых работ – сын Вовочка в рекламе майонеза Calve (1999).

• Женат, двое детей – Денис и Алексей.

НАВЕРХ