Имре Соояэр: cтрах перед любовью

Имре Соояэр.

ФОТО: Viktor Burkivski

Если в XXI веке мы по-прежнему считаем возможным ограничивать права части населения Эстонии, то мы вступаем в противоречие с сутью нашей Конституции, пишет член Рийгикогу от Партии реформ Имре Соояэр.
 

Cимволично, что проект закона о совместном проживании на парламентское обсуждение вынесли сорок депутатов. Начиная с 1980 года под документами, которые привлекали внимание к наболевшим вопросам и оборачивались сменой общественной парадигмы, ставили свои подписи именно сорок человек. В этом ряду не является исключением и законопроект о сожительстве, вокруг которого кипят страсти.

Этот законопроект дал толчок к началу очень важных общественных дебатов, которые мы откладывали много лет, признавая при этом  необходимость в них. Если брать во внимание «конкурирующий» законопроект, предложенный Союзом Отечества и Res Publica, то к настоящему времени две трети депутатов парламента однозначно дали понять, что вопрос о совместном проживании необходимо в том или ином виде решать законодательно.

В первую очередь это свидетельствует о том, что законодатель больше не может смотреть сквозь пальцы на реальность. По данным последней переписи населения, в Эстонии более 170 тысяч человек живут, не оформляя юридически свои отношения,   60 процентов детей рождается вне брака. Только за последние 20 лет количество заключаемых браков уменьшилось в два раза, и, как показали две последние переписи населения, на 39 процентов увеличилось количество пар, живущих в свободном браке.

Эти производящие сильное впечатление цифры – наша реальность, как и тот факт, что наше правовое пространство не гарантирует достаточную защиту тем, кто не хочет или не может заключить брак. Этим семьям тоже приходится решать свои имущественные и финансовые дела, навещать друг друга в больнице в случае болезни или представлять совместные налоговые декларации. Мы осложняем жизнь этих семей, не признавая их существование. Проект закона о совместном проживании предлагает самое главное – защиту основных прав, независимо от половой принадлежности людей.

Накал страстей, который отличает высказываемые в СМИ мнения относительно этого законопроекта, вкратце можно было бы охарактеризовать, как «много шума из ничего». Как известно, в одной из самых блестящих комедий Шекспира с таким названием речь идет о всепобеждающей силе любви и страхе перед любовью. Судя по всему, именно этими страхами продиктованы и разгоревшиеся в обществе дебаты. Если мы не отпустим эти страхи, то может оказаться, что мы боимся страха как такового.

Закон о совместном проживании даст возможность заключать нотариальный договор о сожительстве. Такую возможность представители как одного, так и разных полов имеют и сейчас, но большинство людей не имеют юридического образования и не в состоянии разобраться со всеми нюансами. Кроме того, заключенный в отсутствие единой регуляции договор о сожительстве не защищает права третьих лиц. Канцлер юстиции неоднократно отмечал, что нынешнее правовое пространство противоречит Конституции Эстонской Республики. Основные права живущих вместе не в рамках брака людей не защищены.

Закон поможет защитить права обеих сторон, хотя в этом нуждается в основном слабая половина, которая больше всего страдает, когда в силу разных причин (включая смерть одной из сторон) союз распадается. Законопроект решает практические повседневные вопросы, рассматривает имущественные права сторон, вопросы, касающиеся наследования, опеки и других жизненно важных проблем, гарантирует равное обращение всем живущим вместе парам. Законопроект о совместном проживании ни в коей мере не девальвирует брак, он его не касается.

Законопроект о сожительстве не предоставляет те же права и возможности, которые гарантирует официальный брак, например, не позволяет усыновлять детей, если они не являются для пары общими. Брак по-прежнему будет высшим институтом семейного права, закрытым для представителей одного пола. Журналист Лаури Хуссар, выступая по радио, предложил законопроект для ясности назвать законопроектом о внебрачном сожительстве. Неплохая мысль, во всяком случае точно отражает суть вопроса.

Договор о сожительстве – это всего лишь возможность, а не обязанность. Его могут заключать достигшие совершеннолетия люди, живущие вместе, независимо от пола, политических взглядов, убеждений, верований, цвета кожи и т.д. Любые ограничения будут неуместны, это все равно, что не давать водительские права левшам под тем предлогом, что у нас правостороннее движение. Право создать семью не может зависеть и от самоидентификации человека.

Закон о совместном проживании согласуется с теми принципами, которыми руководствуется большинство европейских стран, все Северные страны, а также многие развитые страны мира. Эстония приложила немало сил, чтобы в 2013-2015 годах стать членом Совета по правам человека ООН, в состав которого входят   47 избираемых государств. Как мы можем быть членом этой организации и служить примером другим, если в своей стране не уважаем основные права человека и гражданские права?

Многие указывают на то, что законопроект о сожительстве затрагивает не только юридические вопросы, но и вопросы морали, и, например, высшее духовенство Эстонии не поддержало его. Оно дистанцировалось от многих своих коллег на Западе, которые не осуждают гражданское партнерство. Даже папа римский Франциск I недавно сказал в интервью, что понимает потребность в узаконивании гражданского партнерства, чтобы регулировать в разных странах юридические и имущественные вопросы совместного проживания. Более того, на одной пресс-конференции, когда был затронут вопрос о сексуальных меньшинствах, он сказал: «Кто я такой, чтобы судить?» Ему вторят многие влиятельные кардиналы, из чего можно сделать вывод, что и высокопоставленные лидеры церкви понимают, что времена изменились.

Если в XXI веке мы по-прежнему считаем возможным ограничивать права части населения Эстонии, то мы вступаем в противоречие с положениями и сутью нашей Конституции. Как сказал в вышедшей в эфир 29 апреля передаче «Vabariigi kodanikud» («Граждане республики») критик Михкель Куннус, можно было бы заявить, что перед лестницей все равны и нечего беспокоиться из-за мам с колясками и инвалидов-колясочников и сооружать для них пандусы.

В большинстве демократических стран политики единодушны в отношении гражданского партнерства. Вот что касается брака, то тут мнения расходятся. Страсти, разгоревшиеся в Эстонии из-за проекта закона о совместном проживании, свидетельствуют о том, что мы находимся между прошлым и будущим, между тоталитарным и свободным обществом.

Побывавший недавно в Эстонии с визитом спикер британского парламента Джон Беркоу, выступая в Рийгикогу, одобрил вынесение законопроекта о сожительстве на обсуждение, отметив, что борьба с дискриминацией и за равное обращение имеет большое значение. «Соединенное Королевство прошло путь длиной в 50 лет от признания однополой любви преступлением до истинного равенства перед законом. Большинство моих коллег, включая премьер-министра и меня самого, гордятся этим», – сказал Беркоу.

К слову, вступивший недавно в силу в Великобритании закон о легализации однополых браков в парламенте рассматривался по инициативе премьера-консерватора Дэвида Кэмерона. Как сказал Кэмерон, он поддерживает законопроект не только несмотря на то, что он консерватор, но и потому, что является консерватором. Он подчеркнул, что консерваторы не только должны отстаивать основные права людей, но и не должны чинить препятствий, которые касались бы частной жизни. Многие консерваторы в Эстонии разделяют это мнение.

Эстония стоит перед серьезным выбором. Мы должны создать государство, в котором все люди могут быть теми, кто они есть, дать им возможность жить своей жизнью и любить так, как они хотят. Право быть счастливым не предоставляется референдумом, это основное право в  свободном государстве.

НАВЕРХ