Молодые эстонцы плохо владеют русским

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

По мнению семиклассниц Грете Теэару и Трийн Саар, хотя заниматься русским порой скучновато, но в будущем, когда они пойдут работать, он им понадобится.

ФОТО: Aртур Садовский

Хотя владение как русским, так и эстонским языками дает заметное конкурентное преимущество на рынке труда, эстонская молодежь в этом плане проигрывает русским молодым людям и старшему поколению.


По сравнению со старшим поколением и русскоязычными сверстниками, нынешняя эстонская молодежь владеет русским языком заметно хуже. Советник главы Центрального союза работодателей Эстонии Антон Кузнецки констатировал, что уровень владения русским языком нынешней эстонской молодежи относительно низок.

«Поэтому молодые люди оказываются в худшей позиции, чем старшие или младшие эстонцы — ученики основной школы, которым опять стали преподавать русский язык», — сказал он.
Работающие люди полнее осознают потребность владения русским языком, чем те, кто только пришел на рынок труда. Кузнецки объяснил, что это связано с реальными потребностями жизни.

«Когда человек уже какое-то время находится на рынке труда, у него появляется представление о том, какие умения необходимы для достижения успеха», — заметил он.

Потребность в русском
Сферы экономики, где владение русским языком просто необходимо, — это торговля и обслуживание. «Рабочие места, куда молодые люди могут устроиться еще во время учебы, обычно связаны с обслуживанием, — заявил Кузнецки. — Но для качественной работы необходимо знание языка, которое дает человеку заметное преимущество перед конкурентами».

По словам директора по персоналу Swedbank Сигне Каурсон, знание молодыми эстонцами русского языка ограничивается элементарным словарным запасом или отсутствует вообще.
При приеме на работу многим эстонцам отказывают уже на стадии просмотра CV, поскольку там не указано знание русского языка или отмечен элементарный уровень.

Для оценки способности работы с клиентами в
Swedbank проводят соответствующие испытания претендентов на должность, в результате чего недостаточно владеющим языком кандидатам приходится отказывать.

«Даже те соискатели, которые указали степень владения русским языком как «хорошую», иногда не готовы попробовать выразить на нем свои мысли», — сказала Каурсон. Проблемы с эстонским языком иногда бывают и у русскоговорящей молодежи, но в целом, по ее словам, знание языков у них лучше, чем у эстонцев.

Согласно статистике Кассы по безработице, на начало июля 53 процента эстоноговорящих в возрасте 24 лет указали в анкете, что не знают русского языка. Среди русскоговорящей молодежи таких было только 23 процента.

Заметно оживление
Комментируя эти данные, заведующая аналитическим отделом Кассы по безработице Анне Лаурингсон сказала, что общая картина среди безработных противоположная: эстонцы лучше владеют русским языком, чем русские — эстонским.

Председатель Общества учителей русского языка, завуч таллиннской гимназии Кристийне Малле Линг заметила, что интерес эстонской молодежи к изучению русского языка невелик, но, по сравнению с недавним прошлым, все же вырос.

Больше понимают значение знания языков учащиеся гимназий, которые уже работают в свободное от учебы время. Хотя число понимающих важность знания языков растет, по словам Линг, многие все же до сих пор считают, что русский язык им не потребуется. «Они скорее думают об английском языке и о Западе», — констатировала Малле Линг.

По словам Линг, больше всего уровень знания русского языка у эстонской учащейся молодежи зависит от окружения и от школы. «Если вокруг не слышно русского языка, молодежи очень трудно проявлять энтузиазм в общении», — заметила она.

Хотя русский язык в той или иной мере преподают почти во всех школах, разница между учебными заведениями большая. «Во многом это зависит от учебной программы школы и от того, как она расставила в ней приоритеты», — считает Линг.

Зато родители многих эстонских детей заинтересованы в том, чтобы они освоили русский язык «Когда мы набирали новых учеников, очень многие родители спрашивали, когда мы начинаем учить детей русскому языку», — заметила она.

Русский язык




• Государственная учебная программа обязывает эстонские школы обучать детей не менее чем двум иностранным языкам, но выбор языков остается за школами.
• В 2009–2010 учебном году русский в качестве первого иностранного изучали 646 учеников эстонских школ, второго иностранного — 51 861 и третьего иностранного языка — 1917, итого 54 424 ученика эстонских школ. Всего в общеобразовательных эстонских школах учились 110 749 детей.

• Из 10 000 абитуриентов эстонских школ госэкзамен по русскому языку сдавали 346 учеников.
• Средний результат составил 75,9 балла — второе место после результатов сдачи госэкзамена по немецкому языку.

• Самый низкий результат — 19 баллов, самый высокий — 97 баллов.
Источник: Эстонская информационная система образования,
Государственный экзаменационно-квалификационный центр

Комментарий

Тынис Лукас,
министр образования и науки

В последнее время значение русского языка в Эстонии снизилось. Английский язык важнее как в общении, так и в собеседовании.

В школах изучать русский язык можно с 3-го или с 6-го класса, кое-где даже раньше. Но обычно он не является иностранным языком А или Б, а, скорее, следует за другими.

Если же сложить недостаточное изучение и ценность языковой практики, это означает, что целое поколение не умеет использовать русский язык в повседневной жизни.

Если работодатели и стали придавать значение владению русским языком, то это распространяется не на всех. Если молодые люди поймут, что это необходимо, они, видимо, начнут его изучать, хотя широкой потребности в русском языке быть не может. При взаимном интересе работодателя и работника на необходимом уровне язык усваивается.
Но, на мой взгляд, ситуации, чтобы всем потребовался русский на высшем уровне, сейчас в Эстонии нет и не будет.

НАВЕРХ