Арестанты или заложники?

35-летний Денис – профессиональный военный, прошедший четыре боевых и одну миротворческую миссии за рубежом.

ФОТО: Архив Дениса Суханова

Задержанные индийскими властями граждане Эстонии, работавшие в американской фирме по охране судов, уже год живут в информационном вакууме в ожидании либо тюрьмы, либо отправки домой. Они уверены, что стали жертвами политических или криминальных игр.

6 апреля этого года, после 170-дневного заключения в тюрьме, арестованные индийскими властями граждане Эстонии вышли на свободу под залог.

ФОТО: Тайро Луттер

11 октября исполнился ровно год, как охранники судов находятся в Индии.

ФОТО: Тайро Луттер

Сегодня исполнится ровно год с того дня, когда власти Индии в принудительном порядке заставили капитана американского судна Seaman Guard Ohio, ходившего под флагом Сьерра-Леоне, подойти к индийскому берегу.

«Все происходившее тогда казалось нам какой-то шуткой. На арестованном индусами судне мы не работали, а пережидали время между окончанием одного контракта и началом другого, – рассказал в эксклюзивном интервью „ДД“ один из участников этой истории, гражданин Эстонии Денис Суханов. – Seaman Guard Ohio – это плавучая гостиница, где одновременно собралось сразу несколько команд охранников судов. И капитан сказал нам, что ничего особенного не происходит, простая рутинная проверка. Но эта «проверка» обернулась для нас 170-дневным заключением в индийской тюрьме и риском никогда не вернуться домой».

Сегодня все 14 граждан Эстонии живут в индийском городе Чиной, в квартирах, которые снимают за свой счет. Работодатель давно им не помогает: после освобождения из тюрьмы под залог 6 апреля их поселили в гостиницу, но 27 июля ее пришлось покинуть, поскольку фирма задолжала за проживание постояльцев около 30 тысяч долларов.

Три версии Дениса

О том, что в Индии задержаны сразу 14 граждан нашей республики, которых обвиняют чуть не в терроризме, незаконном пересечении границы и контрабанде оружия, в Эстонии узнали в конце прошлого года. На тот момент люди уже почти два месяца находились в индийской тюрьме – второй для них по счету.

«До того момента мы слушались местных властей, работодателей и представителей посольства Эстонии, которые просили нас вести себя тихо. Все надеялись, что в ситуации разберутся и нас отпустят. Письма родственникам мы передавали через консула. А когда стало понятно, что ничего хорошего для нас не происходит, нашли способ передать несколько писем родным обходными путями. Они и подняли шум на родине», – говорит Денис.

И хотя в течение года эстонская общественность не единожды получала сообщения, в том числе и из Министерства иностранных дел, о том, что наших соотечественников вот-вот освободят, они до сих пор остаются заложниками ситуации, находятся в Индии и ждут очередного суда, который, возможно, состоится 27 октября.

«Как вы сами думаете, для чего вы нужны Индии и чего добиваются те, кто ведет расследование? Один суд уже был, и 10 июля в Эстонии появилась информация о том, что вас полностью оправдали и вы собираетесь домой…» – спросила я у Суханова, разговор с которым состоялся посредством Skype.

«У меня есть три версии произошедшего, – ответил он. – Первая: местные власти хотят получить за нас большие деньги от наших американских работодателей (граждане Эстонии являлись официальными работниками зарегистрированной в США фирмы AdvanFort, организующей охрану судов – прим. И.К.). Вторая: нас использовали в качестве козыря на местных выборах, которые выиграли, а теперь пытаются оправдаться за потраченные деньги. Электорату продемонстрировали, как власти доблестно задержали белых террористов, как же теперь их отпустишь? И третья: это какая-то большая политическая игра, подробности которой нам не известны». 

А теперь, для того, чтобы понять, как жители Эстонии оказались в этой передряге и что с ними происходило, послушаем рассказ Дениса.

Работа для крепких парней

Денис Суханов (35 лет) – профессиональный военный. Кстати, 14 находящихся в Индии граждан Эстонии – это либо бывшие полицейские, либо военные, в возрасте от 26 до 50 лет: половина – эстонцы, половина – русские. Как рассказал наш собеседник, после срочной службы в армии, он решил не снимать форму, прошел обучение и за несколько лет успел поучаствовать в пяти миссиях: четырех военных и одной миротворческой.

В 2003 году Денис был в Косово, в 2004 году – в Ираке. Трижды: в 2007, 2008 и 2009 годах участвовал в афганской миссии. «Потом оставаться в армии уже не было особого смысла. Зарплаты там, скажем прямо, не очень большие, и поэтому я начал искать какую-то другую работу. Друзья предложили эту фирму. Подписав контракт, из армии я уволился», – говорит он.

По словам Дениса, тогда представительства американской компании AdvanFort (сегодня они закрыты) находились в Ньюкасле (Великобритания) и в Таллинне: «Сначала офис располагался возле Таллиннского универмага, кажется на Рявала, 8, на первом этаже (Денис не таллиннец, поэтому может скорее показать, чем назвать точные адреса – прим. И.К.), потом они переехали в район бара «Кассисаба», это за вокзалом, если ехать под мост». Кто конкретно представлял предприятие в Эстонии, Денис говорить не хочет. Уверяет, что это обычные наемные работники, которые не могут нести ответственность за случившееся. Во время собеседования и после, при подписании контракта, с вербуемыми говорили по-эстонски и по-английски.

Суханов уточнил: «Я саму фирму не проверял, но это делали другие коллеги. Ничего криминального или необычного не нашли. Да и проблем никаких не возникало, все-таки до случившегося я отработал полтора года, несколько раз выезжал на суда, которые спокойно сопровождал из пункта А в пункт Б».

Никаких тренировок с новобранцами в Эстонии не проводилось. По всем параметрам военные и полицейские и так подходили для работы: могли проконсультировать экипаж сопровождаемого судна, обеспечить несение вахты и, если потребуется, отразить нападение.

«Группа сопровождения обычно состояла из трех-четырех человек, – говорит Денис. – В своей я был командиром, поэтому не только контролировал действия подчиненных, но и вел документацию. В тот раз мы так же, как и всегда, получили билеты на самолет, сопроводительные документы и прибыли на место, чтобы работать с очередным судном. Однако у работодателя возникли какие-то проблемы с заказчиком, а потому 3 или 4 октября нас отправили в эту плавучую гостиницу ждать дальнейших распоряжений. Повторяю, на задержанном судне мы были простыми пассажирами, это было указано и в судовой роли, которая позже просто исчезла. Такими же пассажирами были и другие мои коллеги».

Что делали на судне? «Ничего, отдыхали. Ждали контракта от работодателя. Узнали, что прежнее задание отменяется, а потом нам сообщили, что 15 октября мы должны прибыть в Суэц». В тот момент 35 человек – охранники и члены экипажа –  находились где-то между Шри-Ланкой и Индией. А потом остановились и даже, по мнению Дениса, бросили якорь. На месте стоянки в ночь на 11 октября 2013 года все и произошло.

С корабля на нары

«Было часа четыре утра. Я не спал, общался с коллегами. Вдруг мы увидели, что к судну подошел индийский пограничный корвет. Особого внимания мы на него и не обратили, но позже заметили, что он крутится вокруг нас, пушка расчехлена и направлена на нас», – вспоминает Денис.

Около часа дня поступила команда двигаться на банкировку: так называется место, где суда стоят и ждут своей очереди перед тем, как лоцман поведет судно в порт. Денис уверяет, что даже в тот момент не было мысли, что могут возникнуть какие-то сложности. Капитан – украинец, с которым, по его словам, наладить нормальный, человеческий контакт не удавалось ни тогда, ни тем более сегодня, сказал, что для волнения нет причин. Документы в порядке, никаких нарушений не было, а само судно совсем недавно проходило такую же проверку в другом индийском штате. Тогда это заняло пару дней и кончилось благополучно.

«В порту нас встречали человек 30-40: вооруженные военные, чиновники. Многие из них сразу поднялись на борт, разбежались по всему судну, как муравьи. Их не пустили только в каюты пассажиров и членов экипажа».

О происходящем охранники сразу сообщили своим работодателям и получили ответ: «Не беспокоиться и не связываться со своими посольствами». Тут нужно уточнить, что кроме эстонцев в той же гостинице было шестеро британцев и украинцы.

«Мы и не связывались. Целую неделю, оставаясь на судне. Видимо, в это время шли переговоры о сумме выкупа, штрафа или взятки, – поделился предположениями Денис. – Но через неделю, 17 октября, полицейские приказали нам спускаться на берег. Нас выводили под дулами автоматов. Именно тогда мы и решили позвонить в посольства наших стран».

С судна были сняты почти все: 33 человека из 35. Оставили только капитана и старшего механика, которых привезли в тюрьму через несколько дней.

Первым делом задержанные были доставлены в полицейский участок, в котором, по словам Дениса, началась свистопляска: «Нам предлагали подписать какие-то бумаги, угрожали. Среди нас был парень, который в полиции служил в группе по борьбе с организованной преступностью, он объяснил, что ничего подписывать нельзя. Потом подтянулись медики, и нам устроили медицинскую проверку. Меня осматривали одним из первых, и я увидел, что на документах написано что-то вроде «регистрация заключенного». Я спросил: неужели меня отправят в тюрьму? Они ответили отрицательно. А вечером нас повезли в так называемый суд».

Денис со смехом рассказывает о судебной системе Индии. По его словам, уровней судебной власти там так много, что понять что-то даже юридически подкованному человеку очень сложно: «Сначала нас полным составом на автобусе привезли в магистрат, в котором заседают старейшины. Но было уже поздно, и он не работал. Оттуда двинулись дальше. Тут вообще смех. Частный дом. Нас выгрузили и пешком повели к будке, очень похожей на те, в которых у нас в 90-х торговали гамбургерами. Рядом было полно людей с телекамерами. А в будке за зарешеченным окошком сидел индус в белой рубашке. Он не представился, но я так понял, что это какой-то местный судья. Спросил имя-фамилию. Так мы получили по 14 суток от мужика из гамбургерной».

Автобус с арестантами двинулся дальше, но внезапно остановился посреди дороги, где простоял около двух часов. Денис говорит, что, видимо, в тот момент шли новые переговоры с работодателем. Один офицер даже сказал задержанным, что их сейчас, наверное, отпустят. Но никого не отпустили, а напротив, каждому выдали по пакету, в котором были шорты, майка и предметы личной гигиены. Впереди их ждала первая тюрьма.

Жизнь тюремная

Рассказывая о своих злоключениях, Денис не перестает шутить. Говорит, что первую тюрьму запомнит надолго, поскольку она, как выяснилось, была построена ровно за сто лет до его рождения: древняя-древняя. Всю группу поселили в помещении, похожем на учебный класс, в котором были туалет и корыто с водой: в нем мыли посуду и пытались мыться сами.

Всем выдали по матрасику, похожему на «бабушкин половичок», и кусок мешковины, которым полагалось пользоваться в качестве одеяла.

«Животных рядом много было?» – спрашиваю Дениса. «Ой, много. Наши потом шутили, что нас посетили несколько десятков видов муравьев. Были крысы, змеи – одну поймали у туалета. А однажды ночью в окне видел схватку кобры с мангустом. Ну, или с крысой».

Не болеть в таких условиях было невозможно. То, что все мучились животами – это понятно. Но были и простуды, Денис и сейчас пытается избавиться от ангины. Одному из сидельцев повезло разжиться огромным флюсом. Начал резаться зуб мудрости, который изводил бедолагу в течение нескольких недель. И только на шестой неделе его сподобились отвезти в больницу.

«А 22 октября нас перевезли в другую тюрьму, в которой мы оставались до самого освобождения – 6 апреля. Там уже были камеры, в которых мы находились по три-четыре человека. Очень маленькие, – описывает Денис. – Если четыре человека просто лягут на полу на спину, то больше места не останется. И хотя днем двери камер был открыты и можно было передвигаться, радостным это время не было. Мы ничего не знали, никакой информации не получали, ни на один допрос нас не вызывали».

Заочное расследование

Вот теперь переходим к общению. По словам Дениса, несмотря на то, что за прошедший год индийские власти не только провели расследование и несколько судебных разбирательств, вынесли приговор, массу решений, в том числе и об освобождении пленников под залог, который внес  их работодатель, никто из арестантов ни разу не общался с представителями власти: ни со следователями, ни прокурорами, ни даже с судьями.

«А как же рассматривалось ваше дело, которое закончилось оправдательным приговором?» - «Мы находимся в городе Чиной, а суд проходил в Мадурае. Это в шестистах километрах от нас. Все хотели поехать на заседание, но нам отказали. Никого из нас там не было, приговор мы потом получили по почте».

Денис утверждает, что ни у кого из эстонцев нет адвоката. Тот защитник, на которого иногда ссылается и наш МИД, представляет интересы фирмы и с самими арестованными встречался пару раз по несколько минут. Единственные, с кем есть контакт – это консулы Эстонии. Они и приезжают, и пишут письма, отвечая на какие-то вопросы. «О чем говорят и что обещают? Ничего. Скорее, просто пытаются успокоить. Уверяют, что работают, но где результат?»  – задает вопрос Денис и переходит к самому главному.

10 июля 2014 года суд оправдал всех участников этой истории. Тогда наши дипломаты сообщили, что индийская полиция должна вернуть им документы и личные вещи, после чего они отправятся домой. Однако этого не произошло. Денис объясняет причину: «Вместе с приговором судья должен был выдать постановление, на основании которого отдают документы и вещи. Но дело не в них, рейсовые документы нам могли восстановить и в посольстве. На основании этого постановления полиция составляет справку о том, что претензий к нам больше не имеет и мы можем покинуть страну. Но ее так и не составили, поэтому пересечь границу мы не можем. А совсем недавно мы узнали, что прокуратура обжаловала оправдательный приговор. Дело дошло до суда высшей инстанции, и 27 октября он должен решить, что будет дальше – нас окончательно оправдают, вернут дело на доследование или выдумают еще что-то».

В конце сентября в квартиры, которые сейчас эстонские охранники снимают за свой счет, стали приходить люди в штатском. Они не представляются, но привозят пакеты документов. В том числе, и повестки в суд. Денис уверяет, что людей заставляют подписать документы, составленные задним числом, в которых сказано, что они полностью признают свою вину. Естественно, никто не подписывает. И все ждут, что будет дальше.

«Мы возмущены тем, что наша история откровенно замалчивается. Информация, которая появляется в Эстонии,  –  какая-то обрезанная и размытая. Молчат политики, по большому счету молчит и пресса. У нас несколько раз, так же подробно, как и вы, брали интервью, но ничего не вышло. И, что странно, такой же вакуум у наших британских парней. Их родственники тоже шумят и ходят по разным кабинетам. Но тоже ничего не могут добиться».

Почему все молчат?

Денис поделился соображениями насчет происходящего: своими и своих коллег. Они уверены, что эту историю затеяли политические деятели. Дело в том, что штат, в котором они были задержаны и находятся сейчас, является оппозиционным властям в Дели, поэтому на местных чиновников невозможно повлиять извне: делают, что хотят.

В тот момент, когда судно с людьми, имевшими при себе оружие, было задержано, в Индии проходила предвыборная кампания. Местные политики воспользовались случаем и показали себя как активные борцы с терроризмом. Кроме того, охранники стали лакомым куском, поскольку они «белые»: «Вы не представляете, какой тут расизм и национализм!»

Сегодня же, когда выборы уже прошли, «террористов» не хотят отпускать, поскольку пытаются замести следы. По словам Дениса, на всю кампанию и следствие были потрачены огромные деньги: «Я слышал о 700 тысячах долларов».

«Что за следствие они провели, мы точно не знаем. Те документы, которые мы видели, кажется, писал школьник. Якобы провели и экспертизу нашего оружия. Но эта экспертиза – это же вообще подделка».

Об оружии. По словам Дениса, все они, конечно же, были вооружены. Карабинами. Во время задержания, оружие находилось в корабельной оружейной комнате: «Есть правило, в соответствии с которым, когда человек с оружием поднимается  на борт судна, составляется акт и старший офицер или капитан принимают оружие на хранение. Так было и в этот раз».

Изъяв оружие и исследовав его, следствие пришло к выводу, что вопреки установленным международным  правилам вооружение охранников было автоматическим. «Но это ложь! Автоматическое оружие может стрелять очередями,  у нас такого не было. Если и было какое-то, то его сразу и давно переделали. В акте экспертизы указано, что из девяти карабинов произведено по одному выстрелу. Как они пришли к выводу, что оружие автоматическое, не произведя ни одной очереди? Бывшие военные среди нас смеются, бывшие полицейские хватаются за голову».

Все это время родственники арестантов пытаются достучаться до властей Эстонии. Постоянно обращаются в МИД, где на острые вопросы, по словам Дениса, отвечать не хотят, но уверяют, что пытаются сделать все возможное. В КаПо никто не обращался, да и оттуда не было никаких звонков. Говорили с евродепутатом Индреком Тарандом. Но он объяснил, что помочь ничем не может.

«Мы не знаем, чего нам ждать. Кого просить о помощи? Кто вообще в состоянии разрешить ситуацию, в которой мы оказались в роли заложников? Власти Эстонии позиционируют себя как большие защитники граждан своей страны. Мы – все граждане. Эстонцы и русские. Полицейские и военные. Почему наш вопрос не обсуждается на высоком уровне, а бывший премьер-министр Андрус Ансип вообще заявил, что у него нет претензии к действиям индийской полиции? При таком-то ведении следствия…»

Вот уже год, как граждане нашей страны находятся под арестом или под наблюдением индийских властей. Они не могут ни получить правовую помощь, ни воспользоваться уже вынесенным, но так и не вступившим в силу оправдательным приговором. Отметим, что апелляция прокуратуры появилась лишь через полтора месяца после вынесения приговора, в течение которых полиция тянула с возвратом документов и нужной для выезда из страны справки. Услышав вопрос «А не вышли ли к тому моменту уже все сроки для обжалования приговора?», наш собеседник смеется и говорит: «Местное законодательство – это космос».

Люди ждут суда, назначенного на 27 октября. Каким он будет и что произойдет потом, не знает никто. В последнем своем комментарии министр иностранных дел Эстонии Урмас Паэт сказал, что Эстония работает по данному вопросу. Уже год.

Комментарий Министерства иностранных дел Эстонии:

27 октября в Верховном суде Индии в Нью-Дели ожидается заседание, на котором будет обсуждаться вопрос принятия в производство апелляции прокуратуры штата Наду на решение находящегося в Мадурасе Верховного суда штата Тамил-Наду от 10 июля, которым все подсудимые были освобождены от предъявленных им обвинений. Компания AdvantFort предоставила всем членам команды охранников адвокатов, которые представляют и защищают их в Верховном суде.

Эстонское посольство в Нью-Дели и Министерство иностранных дел продолжают работать над тем, чтобы граждане Эстонии как можно скорее вернулись домой. Для нас важно, чтобы гражданам нашей страны была обеспечена настолько хорошая правовая защита, насколько только возможно.

Эстонское посольство по-прежнему находится в тесном контакте как с членами команды, так и с адвокатами, с властями Индии и своими коллегами из Великобритании и с Украины. Министр иностранных дел Урмас Паэт направил много писем своим индийским коллегам, а в своей ноте МИД выразил пожелание об ускорении производства и просил предоставить информацию об обстоятельствах случившегося, установленных следствием, о нормах уголовного права и судебного производства Индии, а также о регуляциях обеспечения правовой защиты со стороны государства.

В конце сентября представители Министерства иностранных дел встречались с поверенным посольства Индии, а наш посол в Дели Вильяр Луби встретился с заместителем министра иностранных дел Индии, чтобы поговорить о деле охранников. Посол подчеркнул необходимость быстрого решения вопроса, чтобы граждане Эстонии могли вернуться домой. Также посол считает крайне важным, чтобы власти Индии как можно скорее оказали всестороннюю помощь в решении этого дела. Со своей стороны заместитель министра иностранных дел Индии заверил, что и для его страны важно быстро решить проблему, и Верховный суд при принятии решения будет исходить из юридических, а не политических аспектов.

МИД также поддерживает постоянную связь со всеми родственниками охранников судов. Мы оказали им консульскую помощь в предусмотренных законами пределах и выделили денежную помощь.

Читать также

НАВЕРХ