Красная черта пролегла по Ла-Маншу

Postimees
Copy
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.
Фото: SCANPIX

План премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона ограничить, установив квоты, миграцию в Соединенное Королевство, причем из стран Евросоюза, вновь обострил отношения между Брюсселем и Лондоном.

Право на свободное передвижение людей является одним из основополагающих принципов ЕС, и, выступая против него, Кэмерон ставит под сомнение ни много ни мало принципы существования Евросоюза. Ангела Меркель уже предупредила, что если Кэмерон перейдет «красную черту», отношения ЕС и Великобритании окажутся в точке, откуда не будет возврата.

Конечно, речь идет вовсе не о новом повороте. Кэмерон и раньше неоднократно выступал с предложениями, грозящими поколебать основные принципы ЕС, но до разрыва дело не доходило.

Но в отличие от прежних нынешнее заявление продиктовано не только необходимостью потрафить избирателям, голосующим не только за Консервативную партию Великобритании, но и за Партию независимости Соединенного Королевства (UKIP), отличающуюся еще большим евроскептицизмом.

Выборы не за горами, и Партия независимости отбирает у Консервативной партии не только голоса и сторонников, но и членов. Консерваторы прекрасно умеют делать выводы из рейтингов, и поскольку под давлением набирающей популярность Партии независимости иммиграция грозит стать на предстоящих выборах главным вопросом, Кэмерон готовит почву для того, чтобы тори вновь одержали победу на выборах. Надо полагать, что ограничение миграции сыграет на выборах важную роль.

Есть еще один аспект, выходящий за рамки внутренних проблем Соединенного Королевства. Великобритания не единственная страна ЕС, выражающая определенные консервативные взгляды в отношении рабочей силы из других стран ЕС. Вопрос не только в том, что иммигранты отбирают работу у местных, но в широком смысле в значительных культурных различиях. Не только Бельгия опасается, что водители грузовиков из Восточной Европы, привыкшие к более брутальному стилю вождения, спровоцируют напряженные ситуации на скоростных трассах. В других странах старой Европы тоже есть свои «страшилки», связанные с иммигрантами.

Евроскептицизм продолжает нарастать, и не в одной Великобритании растет число противников членства в ЕС. Новый глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер заявил недавно, что принципы свободного передвижения рабочей силы не будут пересматриваться, но одно дело – политика ЕС в целом, и совсем другое – внутренняя политика страны. Соблюдение единых принципов еще не значит, что избиратели не будут пытаться изменить их.

Поведение Кэмерона вызывает недовольство не только Меркель и Юнкера. В минувшее воскресенье британский министр экономики Пэт Макфадден на страницах издания Guardian, известного своими несколько левыми взглядами, предостерег Кэмерона от «возведения новой берлинской стены», которая на этот раз отделит Великобританию от остальной Европы. Возможно, сравнение несколько преувеличено, но мысль понятна: в нынешней ситуации Европа нуждается в единстве, а не в разделительной черте.

Рациональные аргументы работают против Кэмерона. К сожалению, рационализм и популизм имеют очень мало общего.

Ключевые слова

Наверх