Об охране восточной границы: мифы и факты

Ханно Певкур.

ФОТО: Алексей Старков.

В сегодняшней ситуации с безопасностью обсуждение пограничной безопасности несомненно необходимо. Конструктивная критика ведёт вперёд. Но она должна опираться на факты. Если у кого-то по прочтении некоторых статей возник страх, будто эстонскую границу остались охранять лишь единичные пограничники, да и те часть времени заняты измерением скорости на шоссе, то подтверждаю, что у этих мифов с действительностью нет ничего общего. В то же время, согласен, что, например, способность Эстонии к морским спасательным операциям могла бы быть выше и, конечно, можно улучшить и способность охранять границу наземную, особенно восточную. Но пускай на пользу дальнейшей более конструктивной дискуссии пойдут некоторые факты и мысли, касающиеся охраны восточной границы.

Что показывают факты?

Количество людей: 1 января 2009 года на восточной границе работали (в северо-восточном и юго-восточном пограничных регионах тогдашнего Департамента охраны границ) 683 служащих, а сегодня (в пограничных бюро восточной и южной префектур Департамента полиции и погранохраны) - 682. ДППО не уменьшил численность работающих на восточной границе, хотя состав департамента в целом за пять лет уменьшился примерно на тысячу человек (с 6100 до 5100).

Зарплата: существенно изменилась и ещё меняется у людей, работающих на восточной границе. В 2009 году средняя месячная зарплата пограничника северо-восточного региона была 716 и юго-восточного региона - 732 евро. Патрульные полицейские зарабатывали в это время в Идаской префектуре 793 и в Лыунаской - 756 евро в среднем. С 1 января 2015 года, по сегодняшним расчётам, средняя зарплата пограничников на северо-востоке будет 1119 и на юго-востоке - 1060 евро. Иными словами, она вырастет к следующему году по итогам шести лет в северо-восточном регионе примерно на 55 и в юго-восточном - примерно на 45 процентов. Рост на северо-востоке больше, поскольку там есть дополнительный региональный коэффициент.

Вооружение: вооружение пограничников то же, что и до создания единого департамента, - пистолет Макарова и автомат «Галил». Добавлены, однако, современные пистолеты-пулемёты МР-5, а к следующему году «Макаровы» меняются на более современные «Вальтеры».

Снаряжение: сравнивая со временем шестилетней давности, обеспечение пограничников специальными средствами существенно улучшилось. Если в 2009 году патрулю на кордоне выдавали находящиеся в общем пользовании бронежилеты, наручники и газовые баллончики, то сегодня идущий в патруль пограничник не наденет жилет, переданный предыдущей сменой, а у каждого персонально есть полный комплект снаряжения. Ещё в этом и в следующем годах пограничникам дополнительно поставляются почти на миллион евро камеры на шлемы, новые бинокли, приборы ночного видения и другое личное снаряжение, которое повышает как безопасность стражей границы, так и качество работы.

Техническая поддержка: если сравнить ситуацию 10-15-летней или даже пятилетней давности с нынешней, то, честно говоря, здесь даже и сравнивать особенно нечего. Из радарной и технической охраны со слабыми возможностями на сегодня развита нормальная охрана с помощью радаров на морской границе и сеть сенсоров и дежурных камер на наземной. Да, надо всё-таки отметить, что положение далеко от идеального и поэтому мы в ближайшие годы приобретаем почти за 30 миллионов евро из еврофондов дополнительное оборудование для укрепления пограничной стражи.

Кордоны. Разговор, что на восточной границе вместо 13-ти кордонов осталось всего пять, тоже не отвечает правде, поскольку все 13 кордонов как места службы на восточной границе в наличии - те же команды работают в тех же зданиях, что и прежде. Правда то, что с октября этого года через каждые пару десятков километров больше нет отдельного руководства, как раньше, а планирование работы и отчётность ведутся в пяти ведущих кордонах. Всё для того, чтобы поднять зарплату работников на переднем крае. Если смотреть все управленческие уровни в ДППО, то за год вместо 294 руководителей стало только 195.

Также распространяется зародившийся несколько лет назад миф, будто бы работающие на восточной границе работники должны часть своего рабочего времени заниматься измерением скорости на шоссе. Это не соответствует действительности. Пограничники восточных кордонов не ведут и никогда не вели надзора за дорожным движением - они охраняют границу и делают это в зелёной пограничной форме, и сейчас, и впредь.

Границу охраняют не только на линии границы

Тут уместно перейти к специфике работы пограничной охраны в разных регионах. Как я сказал, физическая работа по охране границы по-прежнему ведётся в зелёной форме, но, действительно, можно встретить и пограничника на работе в синем. Как во время проверки документов в пограничном пункте, так и при осуществлении т.н. компенсационных мер. Возьмём, к примеру, город Хаапсалу, где с 1 октября пограничный кордон соединили с местным полицейским отделением. В этом году хаапсалускому кордону пришлось реагировать на 23 случая, когда требовалось спасение на море. В то же время, у хаапсалуского отделения полиции набирается 23 происшествия за каждые четыре дня. Неразумно держать в том же городе отдельное подразделение из 20-ти человек, которому приходится помогать людям раз в две недели. Создавая единую хаапсалускую команду, которая каждодневно помогает людям и на земле, и на море, можно с тем же ресурсом дать местным жителям больше безопасности.

Говоря ещё об охране восточной границы, крайне важно отметить, что в случае возможного пограничного происшествия ресурс Департамента полиции и погранохраны не ограничится непосредственно работающими на границе людьми. Если, например, на участке границы в Лухамаа что-то происходит, кроме кордонов в распоряжении Лыунаской префектуры ещё 23 патруля, которые по паре телефонных звонков можно направить на границу. Вдобавок можно привлечь региональное опорное подразделение полиции по борьбе с беспорядками, доставить на место из Таллинна вертолётом «Команду К» (спецназ эстонской полиции - прим. ред.) и т.д.

Спецподразделение - с начала года

Конечно, мы с генеральным директором ДППО сочли всё-таки необходимым создать для укрепления погранохраны отдельно подразделение пограничного быстрого реагирования. Мне приятно, что и из госбюджета удалось получить для создания подразделения дополнительные средства, и ДППО уже приступил к его комплектованию. Также я убеждён, что и это спецподразделение, хоть оно создано специально для реагирования на пограничные происшествия, можно и, пожалуй, даже следует использовать и при разрешении других происшествий.

Полицейские и пограничники вместе образуют единую крепкую силу, и я не вижу ключа к успеху в том, чтобы опять разделять погранохрану и полицию. Напротив, с объединением погранохрана получила дополнительно тысячи полицейских, которые при необходимости могут быстро прийти на помощь пограничникам без чрезмерной бюрократии.

Я не представляю также, чтобы разумным было бы начать строить новый департамент со своим административным аппаратом, конторскими помещениями и прочим. Напоминаю, что всего в Департаменте полиции и погранохраны после объединения число опорных (вспомогательных) служащих уменьшилось с 1200 до 600, а это, в свою очередь, означает, что фонды зарплаты, возникшие от уменьшения количества логистиков, бухгалтеров, специалистов по персоналу и т.д., направлены работающим на передовой. Риторически можно ведь спросить: согласны ли сегодняшние пограничники отказаться, например, от роста зарплат на пять лет, дабы воссоздать новый департамент с его административными расходами и десятками или сотнями вспомогательных работников?

Приходим к выводу: важнейшим всё-таки являются работающие на границе люди, их профессионализм и любовь к своей работе. По беседам с работниками границы могу сказать, что как обычные граждане мы можем гордиться умениями пограничников на восточной границе и их преданностью. Наши пограничники - неравнодушные профессионалы. Будем же ценить это и дадим людям делать своё дело.

НАВЕРХ