Россияне забывают августовский путч 1991 года

rus.postimees.ee
Copy
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.
Борис Ельцин в Москве. 20 августа 1991 года.
Борис Ельцин в Москве. 20 августа 1991 года. Фото: DANIEL WALLIS/Reuters

Августовский путч 1991 года россияне сейчас воспринимают, в основном, с безразличием, хотя именно эти события и нехватка профессионалов в советской политике привели к радикальным переменам, резким экономическим реформам, которые многие воспринимали очень болезненно, считают политологи, опрошенные РИА Новости.
 


Самопровозглашенный Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП), состоящий из руководства ЦК КПСС, правительства СССР, армии и КГБ 19 августа 1991 года предпринял попытку государственного переворота и отстранения Михаила Горбачева с поста президента СССР. Действия ГКЧП сопровождались объявлением чрезвычайного положения, вводом войск в Москву, переподчинением местной власти назначенным ГКЧП военным комендантам, введением жесткой цензуры в СМИ. Эти действия привели к радикальным изменениям политической ситуации в стране, а затем распаду СССР.

«Сегодня большинство граждан безразлично оценивают происходившее тогда. Хотя последние несколько лет у нас нарастали консервативные настроения и позитивные оценки того, что происходило в советские годы, несмотря на ренессанс всего советского, доверия к ГКЧП не сформировалось», - сказал РИА Новости политолог Дмитрий Орлов.

По его мнению, именно путч привел к прогрессирующему распаду СССР, резким экономическим реформам.

«Если бы не было путча, то с высокой степенью вероятности не было бы Ельцина на танке, а распад СССР происходил, может быть, в другой форме, был бы более сплоченный союз, чем СНГ, а экономические реформы не происходили бы в том пожарном стиле, характерном для команды Гайдара», - отметил Орлов.

Он добавил, что в то время в советской политике не хватало профессионалов, людей, которые бы четко понимали национальные интересы.

«В 1991 году был карикатурный переворот, который при этом привел к трагическим последствиям. Сегодня россияне помнят только эти последствия. И демократическая революция, которая последовала затем на фоне распада СССР, уходит на второй план», - добавил Орлов.

Согласно данным опроса Фонда Общественное мнение, 18% респондентов полагают, что для России в целом было бы лучше, если бы попытка госпереворота удалась руководителям ГКЧП, 27% полагают, что стало бы наоборот хуже, а 55% затруднились ответить.

В свою очередь политолог Дмитрий Бадовский отмечает, что многие россияне не могут дать оценку событиям августа 1991 года.

«Люди не могут определиться, было это хорошо или плохо. Это и есть то самое смятение чувств, которое связано с тем, что, вспоминая про 1991 год, историю ГКЧП, Ельцина на танке, люди вспоминают про распад СССР, рыночные реформы, которые нанесли достаточно большой удар по многим, приватизацию, которую наше общество до сих пор считает несправедливой», - сказал собеседник агентства.

На этом фоне 27% из опроса выглядит вполне серьезной цифрой, как впрочем, и 18%, которые хотели бы победы ГКЧП. Это цифра, по словам Бадовского, косвенно и приблизительно может отражать уровень неадаптированных слоев населения к новой реальности, экономики, государственной ситуации.

По данным Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), 43% россиян оценивают августовский путч 1991 года просто как эпизод борьбы за власть в высшем руководстве страны, 24% называют его, как трагическое событие, имевшее гибельные последствия для страны. Только 8% называют эти события демократической революцией. Интересно, что с годами эти исторические события из памяти стираются: затрудняются дать им оценку на сегодняшний день четверть россиян - 25% (в 1994 году 13%, в 2001 - 22%).

Согласно исследованию ВЦИОМ, 17% опрошенных полагают, что победа ГКЧП изменила бы жизнь страны в лучшую сторону, а 18% высказывают пессимистичные оценки. Однако доля тех, кто думает, что ничего бы не изменилось, за девять лет снизилась с 27% (в 2001 году) до 19% (в 2010 году). К тому же выросло число затруднившихся с ответом (с 36% в 2001 году до 45% в 2010).
 

Ключевые слова

Наверх