Милослав Рансдорф: мы тренируем мертвую лошадь

Милослав Рансдорф

ФОТО: клуб «Импрессум»

Таллинн посетил евродепутат Милослав Ранс-дорф, выступивший на тему «О европейских свободах, демократии и бюрократии».

Историк и философ по образованию, доктор наук, член Коммунистической партии Чехии и Моравии, полиглот, интеллектуал, депутат нескольких созывов чешского парламента уже более десяти лет представляет свою страну в Европейском парламенте, где является заместителем председателя Комитета по промышленности, исследованиям и энергетике и вице-президентом Европейского энергетического форума, а также входит в состав делегации ЕС – Украина. В Эстонию Рансдорф прибыл по приглашению клуба «Импрессум».

Грядут другие времена

«В 2003 году в Чехии был референдум на тему, входить ли стране в состав ЕС, – начал Рансдорф, – и 74 процента голосовавших были за вступление. А результаты опросов, проведенных в последнее время, показывают, что сейчас большинство чехов голосовало бы против. Почему картина именно такая? Потому что люди видят европейскую бюрократию, неразумное использование финансов… Европейский союз должен развиваться, но для этого необходимо провести реформу его институций».

Рансдорф считает, что в настоящее время в ЕС нет промышленной и энергетической политики, и для него явилось шоком скептическое отношение к науке, к технологиям. А ведь еще недавно в этом плане в Европе царил дух пионерии, к которому необходимо вернуться. «Если бы паровой двигатель был изобретен сегодня, его бы попросту не внедрили, – говорит Рансдорф, – поскольку экологи подняли бы крик, что это вредит окружающей среде. Ангела Меркель под давлением общественного мнения после трагедии на Фукусиме позакрывала электростанции, теперь Германия покупает электричество у Чехии и у Франции, нет прямого электрического соединения между всеми частями Германии. Да и повсюду стратегия 20-20-20 делает свое дело. У индейцев дакота есть пословица „Если ты заметил, что сидишь на мертвой лошади, слезь с нее“, но Европа не хочет слезать: она предпринимает массу усилий для улучшения имиджа этой лошади и даже пытается ее тренировать».

Причиной текущего кризиса Милослав называет неравенство, которое с годами только растет: один процент богатейших американцев контролирует 23,5 процента всего национального продукта – в три раза больше, чем тридцать лет назад. «А сто богатых украинцев – назовем их украинцами, – подчеркивает

Рансдорф, – контролируют 38 процентов национального продукта Украины. И это порождает экономический замкнутый круг: из-за бедности населения в стране нет спроса. Кризис не кончился, он продолжается. Когда меня в 2008 году спросили, как долго он продлится, я ответил, что десять-двенадцать лет. Все смеялись. А теперь уже никто не смеется».

С точки зрения Рансдорфа, экономический кризис не только не отступает, может быть, он еще грядет. Причина этому – неграмотная политика, при которой слушают не умных, а наоборот. Новые технологии несовместимы с нынешней социальной структурой: их внедрение привело бы к 80-процентной безработице. Вредят экономике и мыльные пузыри: один из ярких примеров – сланцевый газ, на который некоторые политики, например, на Украине, сделали ставку. В США неграмотная экономическая политика привела к краху кредитов, и в результате – только к укреплению банков: им, виновникам кризиса, государство оказало помощь, в результате чего теперь они диктуют условия государству. Страшно, что Европа сейчас идет по тому же пути.

«В ЕС мы сейчас видим, что южные государства – под угрозой социального взрыва, и это касается не только Греции, но, например, и Испании. А в греческих проблемах виноваты не только греки, но и те люди, которые их консультируют: в результате таких консультаций долг только растет, а с 2013 года страна потеряла треть бизнеса. Но система сейчас неустойчива по всему миру. В США положение не восстановилось и не восстановится, есть серьезные проблемы и у Китая, где до сих пор не удалось укрепить внутренний спрос, а это значит, что Китай не сможет заменить США.

Так что для всех нас скоро наступят другие времена. Какие конкретно – не знаю. Может быть, укрепится тоталитарная система с тотальной слежкой и прослушиванием – завесу над этим для нас приподнял Сноуден. Но на самом деле Европейский союз должен быть пространством свободы и права, противовесом Соединенных Штатов, которые целенаправленно дезинтегрируют мировое право и стабильность».

Раскручивая проект «Украина», Америка, по мнению чешского депутата, играет против сближения России и ЕС. «Украина – потенциально богатая страна: треть экономики СССР, тридцать процентов мирового чернозема, полезные ископаемые, научный потенциал. Но и до Майдана валовой продукт Украины был

56 процентов, а, например, Белоруссии – 260 процентов. Разве Белоруссия богаче? Но на Украине сто человек воровали и разворовали все, что успели. Америка же, чтобы не допустить альянса России и Германии, действовала по Бисмарку и восстановила Украину против России».

Реабилитация

Отто фон Бисмарка

Вот здесь автор вынужден сделать небольшое и нелирическое отступление. Цитату якобы из Бисмарка в последнее время повторяют без конца, но для иллюстрации мысли Милослава я все же решила привести ее, а поскольку не хотелось перевирать, погрузилась в недра Интернета. Нашла, цитирую: «Могущество России может быть подорвано только отделением от нее Украины… необходимо не только оторвать, но и противопоставить Украину России, стравить две части единого народа и наблюдать, как брат будет убивать брата. Для этого нужно только найти и взрастить предателей среди национальной элиты и с их помощью изменить самосознание одной части великого народа до такой степени, что он будет ненавидеть всё русское, ненавидеть свой род, не осознавая этого. Всё остальное – дело времени».

Но гораздо интереснее другое: на сайте stopfake (с англ. – «остановите фальсификацию») я обнаружила интересную информацию следующего содержания. «Доктор наук Ульф Моргенштерн, научный сотрудник Фонда Бисмарка, изучающий наследие Отто фон Бисмарка, сообщил (ответил на запрос международной немецкой телерадиокомпании «Дойче Велле» – прим. М.Т.), что ничего подобного Бисмарк не говорил и не мог говорить. Нет никаких свидетельств: ни записей самого канцлера, ни протоколов его выступлений, ни черновиков писем, ни воспоминаний его современников – в которых упоминалось бы нечто подобное. В своих мемуарах канцлер рассказывает о „Партии еженедельника“ в Пруссии, которая прогнозировала „расчленение России“. Бисмарк, который в 1871 году был назначен первым немецким канцлером, с явным неодобрением отзывался об этой идее. Кроме того, Бисмарк просто не знал слова „Украина“. Оно вошло в европейский политический лексикон позднее. Некоторые исследователи полагают, что первое упоминание Украины в одном контексте с Бисмарком было зафиксировано в 1926 году в книге I. Рудович „Вступлення митр. Андрія Шептицького на митр. престол у Львові“ („Богословія“, Львів, 1926, стр. 219). А уже оттуда ее „одолжили“ советские историки». Ну, а у них – наши современники.

В принципе, это похоже на правду: немцам, когда они говорят о народах, не свойственно оперировать категорией «брат», к тому же афоризмы Бисмарка обычно не имеют рекомендательного характера (за исключением „никогда не воюйте с русскими“), а всего лишь демонстрируют его точку зрения. И кроме того, данные слова по тональности выпадают из целого ряда других афоризмов князя, звучат диссонансом: практически все его критические высказывания о России („Русские долго запрягают, но быстро едут“; „Россия опасна мизерностью своих потребностей“; „На каждую вашу военную хитрость русские ответят непредсказуемой глупостью“ и многие другие) в известной степени комплиментарны.

Это неудивительно, поскольку Бисмарк как политик во многом был воспитан русским вице-канцлером Горчаковым и – что бы там ни было – симпатизировал России и стремился к союзу с ней, другое дело, что не очень получалось. Зато Бисмарк говорил другое: «Я опасаюсь, что известные своим лукавством и хитроумными трюками иностранные банкиры возьмут под свой полный контроль огромные богатства Америки и направят их на систематическое развращение современной цивилизации. Они не преминут погрузить весь христианский мир в пучину войн и хаоса только для того, чтобы вся земля стала их наследием».

Но вернемся в наши дни.

Проблем и дураков и без войны хватает

– Вы бывали на Украине, общались с ее руководством – каковы ваши впечатления?

– Там беда. За год рухнуло 46 банков, прогнозируемая инфляция – 50 процентов, зарплата – сорок евро, а цены только растут. Я говорил и с Порошенко, и с Яценюком, который, как мне кажется, просто душевнобольной. Это же он сказал, что украинцы должны собирать деревяшки, камыш, кукурузу, навоз, установить котлы и отапливать дома всем этим добром. 9 апреля на Украине запретили компартию, пропаганду и символику коммунизма, Порошенко сказал, что Вторую Мировую войну развязал не Гитлер, а Сталин. Они думают, что выживут национализмом. Но уже и на Западной Украине вышедшие на забастовку шахтеры кричали: «Верните нам Януковича!» При нем хоть зарплаты платили.

Я являлся наблюдателем на украинских выборах: нарушений было много. К тому же я вдруг обнаружил, что почему-то не собираются отправлять группу наблюдателей в Днепропетровск: естественно, там же Коломойский вовсю сотрудничал с «Правым сектором». Но я добился, чтобы и туда отправили. Правда, от массы фальсификаций это не спасло, но все же наблюдатели были, и они это видели.

Все, что творится на Украине, делается для того, чтобы не возникло единое гуманитарное пространство Россия – ЕС. В Америке уже открытым текстом говорят, что в Европу как нормальное явление должна возвратиться война. Но и без войны хватает проблем и дураков. В Европарламенте есть один польский депутат, очень толстый (показывает руками), у него и вместо мозгов жир, так он во время грузинских событий рассылал письма, в которых призывал все европейские страны отказаться от российского газа. Это на уровне высказывания Тимошенко о том, что Украине газ не нужен, они будут выращивать водоросли, добывать из них металл, а из него – делать машины. Если Европа решит в пользу трансатлантическго газа, все ее благополучие окажется под угрозой.

– А велики ли убытки Европы от всех этих взаимных санкций?

– Да, особенно у Германии и Франции, для них очень важна торговля с Россией.

– Сейчас поляки требуют реституции на Западной Украине. Во что это может вылиться?

– Все зависит от того, как поведут себя украинские власти. Допустим, они скажут, что это всё преступления советского режима, но тогда поляки могут потребовать, чтобы им вернули то, что у них отобрали. Вообще, это, конечно, провокация.

– Почему поляки в принципе относятся к русским хуже, чем чехи, хотя 1968 год был именно в Чехословакии?

– У нас многие осознают разницу между советским и русским, поэтому претензии были не собственно к русским. А у поляков много исторических обид именно на русских, начиная с царских времен и продолжая тем, что у них отобрали Волынь и Галицию. Но время идет, все меняется, изменится и это.

– Чехия и Словакия – единственные страны в Европе, которые «развелись» культурно, без драки. Как это удалось?

– Начать следует с того, что 80 процентов и чехов, и словаков были против этого развода, за него была только жадность политиков – ах, мы пьем хлорку, едим серу, живем в лачугах, а так у нас будут большущие машины, красивые женщины, лучший алкоголь в мире… Какая могла быть драка, если у нас 400 тысяч смешанных семей! И столько лет мы неплохо жили вместе. Но политики – это особый народ. Гавел очень много врал: дескать, он поклонник моральных ценностей, мы должны покончить с гонкой вооружений… И – прямиком в НАТО. В Чехии сейчас не ставят пьесы Гавела, по радио и телевидению вы не услышите песен на его стихи.

– Почему Чехия до сих пор не перешла на евро?

– Большинство против, и нынешний кризис доказывает, что это правильно. Евро – как смирительная рубашка: ни девальвацию не проведешь, ни ревальвацию.

– Странная политика у вашего президента: в Москву на 9 мая едет, но в торжествах не участвует.

– Этот компромисс не устраивает никого, и на президента давят со всех сторон: проамериканские силы требуют, чтобы он не ехал. Но в Чехии есть иные силы, которые не только считают, что ему надо ехать, но и предлагают ему оплатить и поездку, и самолет – Компартия.

– Почему Коммунистическая партия в Чехии сохранила свое влияние?

– Нас пытались переименовать в социал-демократов: первым, кто предлагал это сделать, был Сталин, второй раз вопрос встал в 1991 году. На референдуме 75 процентов членов КП проголосовали за сохранение прежнего названия, под ним мы воевали и каждый третий чешский коммунист погиб во время вой-ны. А секрет влияния – глубокие корни в культурной, социальной и политической жизни страны.

НАВЕРХ