В Токио под флагом Эстонии!

Прийт Пуллеритс
Copy
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.
Планы тренировок для выходца из Кении Ибрахима Мукунги Вахиры в основном составляет его товарищ по тренировкам эстонский бегун-стайер Тийдрек Нурме. Африканец часто норовит их перевыполнять. Он склонен перегибать палку.
Планы тренировок для выходца из Кении Ибрахима Мукунги Вахиры в основном составляет его товарищ по тренировкам эстонский бегун-стайер Тийдрек Нурме. Африканец часто норовит их перевыполнять. Он склонен перегибать палку. Фото: Кристьян Теэдема

Кениец Ибрахим Мукунга Вахира – партнер по тренировкам эстонского стайера Тийдрека Нурме – легко обходит соперников в Эстонии. Что он делает у нас?

Лучший эстонский стайер Тийдрек Нурме знает, что вопрос о Мукунге уже поставлен. Вот уже третий год как его товарищ по тренировкам, уроженец Кении, каждое лето наведывается в Эстонию. Вопрос одновременно простой и острый: честно ли, когда уроженец страны бегунов собирает на местных состязаниях премиальные, лишая наград ребят из Эстонии?

И это чистая правда: 25-летний Ибрахим Мукунга Вахира не имеет в Эстонии соперников в кроссе и в беге по шоссе, за исключением разве что Романа Фости. В нынешнем году Вахира – именно так звучит его фамилия, а отнюдь не Мукунга, это вторая часть его имени – одержал победу в трех из четырех важнейших состязаниях в беге на длинные дистанции, причем сделал это с большим преимуществом.

Только в забеге вокруг озера Вильянди ему пришлось довольствоваться вторым мес­том. Причиной, объясняет по-английски Вахира, стало то обстоятельство, что на покрытом травой отрезке дистанции он случайно наступил на камень, который причинил ему такую боль, что ему пришлось примерно десять секунд идти, а не бежать. В результате его нагнал Фости. С травмированной ногой продолжать бежать в прежнем темпе было уже невозможно. Прежде занимавшийся бегом на средние дистанции Фос­ти реализовал на финише свое преимущество в скорости.

Кареглазый Вахира не скрывает, что намерен выиг­рывать все забеги в Эстонии, на которых он выходит на старт. Причина этого вполне прозаична: четыре года назад, когда Нурме обнаружил его в тренировочном лагере в Кении, он с мотыгой в руках зарабатывал на полевых работах один евро в день.

Сегодня тихий и немногословный Вахира признает, что бег стал для него главным источником доходов. В прошлом году он заработал на состязаниях более 4000 евро – часть этого заработка была получена на соревнованиях вне Эстонии. Тысяча евро из этой суммы ушла на приобретение авиабилетов в Европу, а также на оплату визы и прочих расходов на бюрократию. Поскольку в Эстонии Вахира живет у Нурме под Тарту в расположенном в лесу доме на три семьи бесплатно, большую часть своих заработков он отправляет на родину.

Нурме видел своими глазами, как убогая хижина с земляным полом, в которой раньше жила семья Вахира, со временем превратилась в совершенно приличное жилье со сливным туалетом и телевизором, красивой мебелью и кухонной техникой. Бензопилу Husqvarna, которую Вахира получил в позапрошлом году в качестве награды за победу в массовом забеге Пайде-Тюри, его мать теперь сдает в аренду односельчанам.

«Домочадцы Мукунги связывают с ним большие надежды», – констатирует Нурме.

Однако именно то, что такой сильный в стайерском беге уроженец дальних краев уводит из-под носа местных бегунов призовой фонд состязаний, вызывает негодование среди эстонских спортсменов.

«Я не знаю никого, кому бы особо нравилось, что он приезжает сюда выступать», – говорит Каупо Сасмин.

«Раздражает, что он повсюду ездит и забирает деньги, – признает Прийт Лехисметс. – Это выводит из себя, чего уж там скрывать».

Вопросы в отношении Мукунги всегда возникают перед стартами забегов.

«Я понимаю эти вопросы», – говорит Нурме. В конце концов, именно он привез сюда Вахиру, поэтому именно на него и ложится ответственность за кенийца. И он готов ответить на недовольство со стороны отечественных бегунов-стайеров. Ответить по пунктам.

Во-первых: «Регулярные доходы ведущих спортсменов не должны зависеть от призовых средств, получаемых за победу в массовых забегах. Ведь всегда существует риск оказаться на втором месте».

Во-вторых: «Надеяться на то, что сильнейшие спортсмены не станут участвовать в соревнованиях, это неспортивное отношение к делу».

В-третьих: «До тех пор пока у всех равные условия, побеждает тот, кто является сильнейшим».

В-четвертых: «Массовые спортивные мероприятия предназначаются для всех людей, независимо от пола, расы, национальности или возраста».

Более того, Нурме убежден, что такие сильные бегуны, как Вахира, приносят пользу как беговым видам спорта Эстонии, так и самим бегунам. Он сам тратил много времени и немало денег, чтобы ездить на соревнования в те страны, где имеются бегуны высокого уровня и серьезная конкуренция.

«В условиях серьезной конкуренции были рождены все мои личные рекорды, – утверждает Нурме. – Без конкуренции мы погубим спорт высоких достижений. Останется лишь любительский спорт, в котором сильнейшие все равно будут выделяться, но к международному уровню это никакого отношения иметь не будет».

Серьезные планы

Осенью прошлого года Вахира преодолел в Таллинне марафон банка SEB за 2:25,18 и занял шестое место.

На нынешнюю осень Вахира поставил цель преодолеть марафон за 2:15. Рейтинг высших достижений Эстонии за прошлый год в этом виде возглавил Фости с результатом 2:17.54. А в 2017 году Вахира надеется довести свой личный рекорд в марафоне до 2:10. Высшее достижение Эстонии пока принадлежит Павлу Лоскутову и составляет 2:08.53.

Сопоставление с эстонскими стайерами здесь вполне уместно, поскольку у Вахиры есть цель через пять лет пробиться на Олимпиаду в Токио. Он не претендует на то, чтобы представлять там Кению, поскольку в Кении конкуренция на беговых дистанциях очень жесткая. В Токио он хотел бы представлять Эстонию.

Да, ему известно, что для получения гражданства Эстонии необходимо освоить эс­тонский язык. В свободное время он этим уже занимается.

При этом стремление Вахиры представлять Эстонию вовсе не означает, что у себя на родине этот бегун является обыкновенным статистом. В начале года он одержал там победы в двух кроссах и дважды занимал третьи места, что привлекло к нему внимание кенийской общегосударственной прессы. На чемпионате страны по кроссу он еще на десятом километре бежал на четвертой позиции, но затем сошел с дистанции.

Он говорит, что если бы продержался до конца, то попал бы в сборную, которая отправлялась на чемпионат Африки, но эта перспектива его не воодушевляла. Его цель была пробежать так быстро, чтобы войти в состав сборной Кении на ЧМ, но на момент схода с дистанции этот шанс был уже упущен.

В Эстонии Вахира в основном выступает тоже в кроссах, что вызывает удивление у его самого опасного местного соперника Романа Фости: если Нурме привез его в Эстонию в качестве своего партнера для тренировок, то почему он не использует его в забегах на стадионе в качестве объекта преследования для покорения новых рекордов?

Ответ на вопрос Фости заключается в беговом стиле Вахиры. Он бежит невысоким шагом, со слишком прямой спиной и отводит плечи назад, не используя, соответственно, силу стопы. Когда он на тренировке преодолевает вместе с Нурме 200-метровые отрезки и скорость их бега начинает выходить за пределы 29 секунд, Вахира начинает отставать. Он бегает преимущественно за счет мышечной силы бедер. В кроссе это возможно, а на стадионе нет – там необходима острота отталкивания стопой.

По этой самой причине Вахира и намеревается в дальнейшем сосредоточиться на улучшении результатов на марафонской дистанции. Не морг­нув глазом, он заявляет, что видит своей целью установить высшее мировое достижение в марафонском беге. С осени минувшего года этот рекорд 2:02.57 принадлежит его соотечественнику Деннису Киметто.

«Этого ему никогда в жизни не добиться, – полагает Фости, который в прошлом году сумел обойти Вахиру на двух состязаниях. – Эти разговоры можно забыть».

Нурме в курсе, что мировой рекорд всерьез привлекает Вахиру, но признает: «Я не верю в его план установить мировой рекорд. Он талантлив, но не настолько».

Однако Нурме рассматривает планы своего товарища по тренировкам и с другой стороны, отмечая, что аналитический подход белого человека сталкивается с верой чернокожего спортсмена.

«Я не верю, а он верит, – констатирует Нурме. – У чернокожих бегунов вера всегда дает себя знать. Великая вера, в том числе и в невозможное. Она-то их и окрыляет. У них очень оптимистичное отношение к спорту. А почему бы и нет?»

Деньги на калым

На самом же деле сам выбор тактической позиции на состязаниях указывает на амбициозность намерений Вахиры. Если соперник более или менее равен ему по силе, кенийский стайер никогда не бежит за его спиной, он старается держаться хотя бы наравне с ним.

Огромное стремление к успеху вдохновляло его и на прошлогоднем уличном забеге на 25 километров в Берлине, где он преодолел первые 5 километров дистанции наравне с соперниками в режиме мирового рекорда, но затем не выдержал.

Помимо улучшения на десять минут своего личного достижения в марафонском беге, в нынешнем году у Вахиры имеется еще одна великая мечта: осенью он хочет жениться. Но прежде, чем жениться, ему необходимо заплатить отцу невесты 2000 евро.

«Это внушительная сумма, – комментирует Нурме. – Может быть, родители невесты полагают, что побывавший в Европе жених располагает большими деньгами». При этом средний месячный заработок в Кении всего 70-80 евро.

В дальнейшем Вахира хотел бы летом жить в Эстонии, а зимой в Кении. Он мечтает когда-нибудь открыть в Кении свою молодежную спортивную школу.

«Сколько же денег для этого нужно?», – интересуюсь я.

«100 тысяч евро», – отвечает Вахира.

«Ой, давай скорей беги, – говорю я ему после двухчасовой беседы. – Нужно ведь эти деньги зарабатывать».

Наверх