Чтобы добавить закладку, вы должны войти в свой аккаунт на Postimees.
Войти
У вас нет аккаунта?
Создать аккаунт на Postimees
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.

Тоомас Хендрик Ильвес: Ненависть – худшая стратегия
Речь президента Эстонии на параде Победы в Кярдла 23 июня

Тоомас Хендрик Ильвес. ФОТО: SCANPIX

Каждый год в годовщину сражения под Вынну, т.е. в День победы, я говорю об обороне и безопасности Эстонии. И сегодня, как и, к сожалению, год назад, есть о чем говорить.

Полтора года в Европе идет вой­на. Крым аннексирован, российские войска воюют на территории Украины, в Донецкой и Луганской областях.

Эстонии эти события дали понимание того, что наша свобода, чувство уверенности и безопасность – вещи вовсе не сами собой разумеющиеся. Но мы знаем, что наши союзники солидарны с Эстонией. И те, кто сомневался в этом раньше, теперь знают, что у Эстонии есть надежные союзники.

Давайте сделаем краткий экскурс в недалекое прошлое. Захват Крыма начался в последние дни февраля прошлого года. Истребители США приземлились в Эстонии и в Литве 6 марта прошлого года, чтобы укрепить безопасность воздушного пространства Балтийских стран. Прошло менее 90 часов, т.е. немногим более трех суток с того момента, когда министр обороны Эстонии передал американскому послу просьбу о направлении истребителей и авиазаправщиков на летную базу в Эмари.

НАТО функционирует, НАТО реагирует

Во время кризиса на Украине воздушное пространство Балтийских стран также защищали датчане, немцы, испанцы, британцы, итальянцы, норвежцы, поляки и канадцы. Первое подразделение солдат Соединенных Штатов ступило на землю Эстонии в апреле прошлого года. В начале сентября Таллинн посетил президент США Барак Обама, который, в числе прочего, сообщил, что свобода Таллинна, Риги и Вильнюса так же важна для НАТО, как и свобода Берлина, Парижа и Лондона. На последовавшем за этим саммите НАТО была заключена договоренность об укреплении присутствия союзнических сил в приграничных государствах альянса. Немного позже в Эстонию прибыли боевые машины Bradley и танки Abrams.

В марте нынешнего года США провели учения по перемещению тяжелой техники через Эстонию, Латвию, Литву, Польшу, Словакию и Чехию. Немногим более месяца назад прошли охватившие всю Эстонию и завершившиеся в Вирумаа самые крупные и сложные за весь период после восстановления независимости учения «Еж».

В течение всего последнего года наши союзники обеспечивали свое постоянное присутствие в воздухе, на земле и на море. В эти дни в Таллинне стоит большой корабль морских пехотинцев США San Antonio с 1200 бойцами на борту.

Дорогие друзья, о чем говорит нам перечисление фактов, имевших место в последние полтора года? О том, что НАТО функционирует, НАТО реагирует, и поэтому Эстония защищена.

Общим знаменателем этих событий является солидарность, нормальная и логичная часть принадлежности Эстонии к НАТО. Украине этого не хватает, потому что Украина не входит в НАТО. Подумаем сегодня о тех усилиях, которые мы предприняли пару десятилетий назад, когда начали свой путь в НАТО, радикально реорганизовав для этого свое государство.

Если бы мы этого не сделали, то какая неуверенность царила бы сегодня в Эстонии, с какой тревогой мы следили бы за развитием событий на Украине, где каждый день гибнут украинские солдаты!

Наша история независимого государства также началась благодаря солидарности других. В декабре 1918 года на Таллиннский рейд прибыл британский флот. Это была первая помощь зарубежных стран Эстонии в Освободительной войне. В войне, в которой погибло 111 британских военных.

В декабре 1918 года в Таллинн прибыл первый отряд финских добровольцев. Всего в Освободительной войне в народном ополчении Эстонии сражались 5000 финских добровольцев.

В апреле 1919 года в Эстонию прибыла группа добровольцев из Дании.

Стоит заметить, что, говоря о НАТО или о помогавших нам во время Освободительной войны, мы особо не спрашиваем ни у тех, ни у других, почему они пришли или приходят в независимое государство. Мы не используем по отношению к ним обидных слов. Мы не считаем, что в их присутствии здесь есть что-то плохое. И если дело примет серьезный оборот, преобладающая часть народа Эстонии не будет иметь ничего против, чтобы сюда на защиту нашей свободы прибыло много иностранцев.

Кто такие свои?

Сейчас некоторым нашим союзникам по НАТО тяжело. Они просят помощи другой важной для нас и опирающейся на солидарность организации – Европейского союза. Те самые страны, чьи самолеты взмывают в воздух для защиты Эстонии и всех нас, нуждаются в помощи. А мы, кажется, не понимаем их проблем. Где же наша солидарность? Чувствуем ли мы солидарность с другими?

Вместо этого мы слышим и читаем пугающие и полные ненависти речи, оскорбления и угрозы. Конечно, я понимаю, что прием военных беженцев с Ближнего Востока или Северной Африки – это болезненная и противоречивая тема в большинстве стран Европейского союза. Эстония, кроме всего прочего, неизбежно испытывает присущие малому народу страхи. Здесь любые перемены, касающиеся населения, культуры и языка, сразу же воспринимаются как угроза выживанию народа и государства.

Но поговорим сейчас об этих страхах спокойно. Если мы уже в самом начале вместо разумных обсуждений начнем сеять панику и выплескивать самые низменные эмоции, это нам не поможет.

В связи с тенденциями последних месяцев как у нас, так и в других частях Европы, во мне и во многих других обострилась боязнь того, что мы погружаемся в абстрактную ненависть к чужому, попадаем в ловушку страха и общей нетерпимости.

С начала дебатов на тему иммиграции и с продолжением обсуждения других связанных с меньшинствами тем в обществе усилились настроения, призывающие к закрытости и отрицанию. Но страх – в том числе и перед чужим – плохой советчик, а ненависть – еще худшая стратегия.

Поэтому я и хочу спросить сегодня каждого соотечественника: как защитить свое государство и свои ценности? Как защитить Эстонию, не замыкаясь в себе и не отторгая других? Как нам вместе защитить те самые ценности, которые сегодня так непосредственно защищают нас при помощи союзнических войск НАТО?

Кто эти свои, которых мы защищаем, и как стать своими? Это главный вопрос и без дебатов об иммиграции, потому что из него вытекает и ответ на вопрос: «Что может сделать государство, чтобы все живущие здесь люди чувствовали себя своими?»

Европейский союз, крайне важная для развития Эстонии и сохранения ее независимости организация, переживает сразу несколько потрясений. Одна из его основных ценностей, солидарность, сегодня больше не является несомненной.

Жестокие убийства ИГИЛ заставляют людей бежать из своих домов точно так же, как 7% населения Эстонии бежали из своих домов в 1944 году, боясь повторения ужасов первой советской оккупации.

Они бежали на судах и лодках по морю, жили после этого в бараках закрытых лагерей для беженцев зачастую до конца 40-х годов. Или погибли в море.

Я спрашиваю еще раз, кто же эти свои, которым мы помогаем и которых защищаем, и как стать своими? Если народ Эстонии свой для пилота из Испании и Италии, морского пехотинца из США, немецкого штабного офицера и бойцов ПВО из Бельгии, то кто свои для нас?

Своя здесь, в Эстонии, заслуженный ученый-генетик Лили Милани, родители которой бежали из Ирана. Сегодня замечательно владеющая эстонским языком Милани как выдающийся ученый вывела на вершину мировой науки и свою исследовательскую группу, свой университет и научную лабораторию, удостоившись президентской премии молодому ученому.

Свой здесь младший фельдфебель Роман Быстрянцев, который в 2009 году был ранен в Афганистане, а сегодня служит в Силах обороны Эстонии старшим офицером. Свой также и родившийся в Канаде Вейко Парминг, который добровольно приехал в Силы обороны Эстонии, затем получил степень магистра в лучшем в мире техническом университете Массачусетса и недавно за свой счет вновь приехал в Эстонию, чтобы принять участие в учениях «Еж» в качестве резервиста.

Своим мы считаем всемирно известный Skype. Но считаем ли мы своими блестящих разработчиков инфотехнологий из Гватемалы и Доминиканской Республики в Skype, или работающих в других лучших ИТ-фирмах Эстонии индусов, китайцев, сингапурцев, малайцев и представителей других национальностей?

И обязательно зададим еще один вопрос: что такое Эстония, которую мы хотим защищать и для защиты которой просим помощи у других?

Какую Эстонию мы хотим?

Мы хотим, чтобы Эстония была правовым государством, где мы уверены, что суд справедлив, как и его решения. Чтобы Эстония не обанкротилась.

Чтобы взаимные споры разрешались без насилия. Чтобы мы составляли мнение о людях в соответствии с их умениями и взглядами, а не на основании происхождения, веры и родного языка. Чтобы мы не разделяли свой народ на людей правильных и второстепенных, на имеющих другие взгляды врагов или недостойных. Чтобы у каждого человека в Эстонии была свобода оставаться собой. Каждый человек здесь имеет право на свободу и ее плоды, на свое мнение и убеждения, даже в том случае, когда они отличаются от твоих собственных мнений и убеждений. Да здравствует Эстония!

Печатается с некоторыми сокращениями.

НАВЕРХ
Back