Охотничий стрелковый тир раздражает жителей деревни

Шум.

ФОТО: SCANPIX

Некоторые жители и владельцы дач в деревне Конью Тойлаской волости утверждают, что в стрелковом тире не соблюдаются нормы безопасности, из-за чего существует вероятность попадания дроби на соседние участки, и жалуются на шум; охотники же настаивают на том, что все требования выполняются, пишет «Северное побережье».

Стрелковый тир находится в деревне Конью еще с начала восьмидесятых годов прошлого века, когда вокаский филиал «Сельхозтехники» Эстонии построил его для своих охотников. После распада «Сельхозтехники» в тире надолго воцарилось затишье, пока Ида-Вируское общество охотников не выкупило его и не возродило на полученные в рамках проектов инвестиции. С тех пор некоторые местные жители высказывают обеспокоенность.

«Стрелковый тир не соответствует проекту, ограждения и противошумовые экраны отсутствуют», – говорит Маргус Пийрсон, восемь лет назад купивший участок и построивший дом по соседству со стрелковым тиром. Кроме шума от стрельбы его также беспокоит, что дробь может вылететь за пределы территории из-за несоответствующих требованиям заградительных насыпей.

Охотники, по словам Пийрсона, не соблюдают заключенную договоренность стрелять только два вечера в неделю – по вторникам и четвергам.

«Например, утром 9 мая, в субботу, начали стрелять. Я вызвал полицию – и стрельба остановилась, – рассказывает он. – Было бы логично, чтобы такой объект перенесли куда-нибудь в карьер, где поблизости нет людей».

Проживавший еще ближе к тиру Тойво Тюнни продал дом год назад.

«Близость стрелкового тира стала одной из причин продажи, – говорит он. – Тарелки – те, что бросают в воздух и подстреливают, залетали на крышу моего сарая. Сами тарелки, если в них не попадали, или осколки, если попадали. Это, конечно, было несколько лет назад; я тогда говорил с охотниками и они что-то там отрегулировали, чтобы потом не было таких проблем. Но шум от стрельбы все равно раздражал; внук постоянно пугался, когда начинали стрелять».

Тюнни также утверждает, что тир не соответствует требованиям безопасности: якобы там отсутствуют необходимые заградительные насыпи. «Мы говорили охотникам сделать нормальные противошумовые экраны, но они ответили, что все построено по проекту и денег на дополнительное строительство нет».

Владелец дачи в Конью Урмас Маяяэс говорит, что раньше шум поглощали естественные заграждения, но после того, как почву под стрелковым тиром подняли, шум разносится на более дальние расстояния. Дробь, по его словам, тоже иногда разлетается дальше дозволенного.

«Охотники говорили, что они заказали измерение шума – и все соответствует нормам. Но измерять можно по-разному, – Маяяэс настроен скептически. – Необходимость шумовых заграждений мы обсуждали уже давно, но они относятся к этим разговорам надменно и высокомерно».

Председатель правления Ида-Вируского общества охотников Энн Мяннисте считает причиной конфликта недоброжелательное отношение некоторых людей. По его словам, стрелковый тир раздражает отнюдь не всех живущих в деревне соседей, некоторые просто задались целью закрыть тир: «Когда строили Вирускую тюрьму, мы достали там насыпной грунт и сделали заградительные насыпи гораздо выше. Пулеулавливатели там тоже имеются, так что все требования безопасности выполнены. Мы также заказали дорогостоящее измерение шума, которое показало, что мы не превышаем допустимые нормы».

По словам Мяннисте, общество ходатайствует о лицензии Департамента полиции и погранохраны, которое позволило бы им эффективнее использовать стрелковый тир: «Сейчас там могут заниматься только охотники самого общества, но некоторым другим ведомствам – той же полиции – также нужны возможности для тренировок; кроме того, мы могли бы обучать стрельбе молодежь. Сейчас мы не имеем права предлагать эту услугу».

«Мы вложили в этот тир более трех миллионов крон, в том числе государственные деньги, и, разумеется, не можем переехать в другое место, – говорит член правления Ида-Вируского общества охотников Каупо Тихван. – В свое время мы заказали основательный проект, все сделано в соответствии с ним. Некоторые люди относятся к нашей деятельности понимающе, а некоторые просто придираются».

По словам Тихвана, до сих пор два дня в неделю пытались соблюдать договоренности, однако после получения лицензии так строго за этим следить не будут: «Эти два дня подходят не всем. Но это не значит, что там станут стрелять каждый день: для этого у нас не хватает ресурсов».

Решение конфликта, затянувшегося на несколько лет, не может предложить ни одна сторона. Деревенские жители требуют установки более эффективных заграждений, охотники не видят необходимости в них.

«Волость должна взять на себя роль посредника», – считает Энн Мяннисте.

«Стрелковый тир – объект охотников, а не волости, – землеустроитель Тойлаского волостного управления Ханнес Кохтринг говорит о том, что волость не способна разрешить данную проблему. – Мы выдали разрешение на использование стрелкового тира и этим наша роль ограничивается. На словах нас просили аннулировать это разрешение, но пока я не вижу никаких оснований для этого: лицензия на использование выдана на здание и здание никого не раздражает; недовольство вызывает деятельность внутри него, а эту сферу волость не регулирует».

НАВЕРХ