Игорь Прекуп: аборты имеют под собой мировоззренческий корень

Православный священник отец Игорь Прекуп.

ФОТО: Андрес Хаабу

В год эстонские женщины делают почти 7000 абортов. В Эстонии прерывается почти 20 беременностей в день, на сто живорожденных детей приходится 56 абортов. В то же время в Швеции на сто рождений приходится 33,8 аборта, а в Финляндии – 16,9 аборта, что является самым низким показателем в Европе, тему абортов порталу «Столица» прокомментировал протоиерей Игорь Прекуп.

«Вопрос о том, как можно снизить количество абортов в Эстонии, звучит несколько риторически: он как бы предполагает ответ, что надо повысить уровень социальных гарантий, стабилизировать экономическую и политическую ситуации, кто-то, быть может, скажет, что надо повышать уровень секс-просвета, тогда и снизится количество нежелательных беременностей.

Бесспорно, экономическая и политическая стабильность, социальные гарантии благоприятствуют рождаемости, снижая количество абортов, но не настолько, как может показаться.

Конечно, говорить об экономических и политических предпосылках можно много, а под секс-просвет написать кучу проектов и хорошо на них погреть руки, только проблему это не решит.

"Разруха – не в клозетах, а в головах", – как мудро отметил профессор Преображенский. Чтобы понять, как можно всерьез повлиять на ситуацию, надо для начала задуматься, на основании чего она возникла. Аборты делались во все времена, но массовым явлением они стали в ХХ веке, и первой страной, легализовавшей их, была Советская Россия. Случайность? Нет. Корень тут мировоззренческий: если Бога нет, души нет – нет и человека, пока он не родится, а то, что в матке – это так, плод, некое образование в женском организме.

Вопрос не в коммунистической идеологии. Коммунизм – это всего лишь радикальная разновидность секуляризма (идеология вытеснения религиозного мировоззрения за пределы политической и культурно-просветительской жизни общества, не признающая религиозную мотивацию личности в ситуациях морального выбора). Обособленность сознания от религии, отчужденность совести от взгляда на человека как на образ и подобие Божие, низведение представления о душе к чему-то метафорическому – это характерные черты секулярного мышления, доминирующего во всем "цивилизованном" мире.

И только изменение в обществе отношения к человеку как таковому, только изменение представления о душе, только привитие каждому с детства понимания, что жизнь человека начинается с момента зачатия, только воспитание ребенка в уважении к жизни и к другой личности – могут со временем повлиять на существенное снижение количества не только хирургических абортов, но и медикаментозных "прерываний беременности" (терминология какая изящная, однако для мерзкого и страшного преступления).

Теперь чуть конкретней. Для начала хорошо бы каждую женщину, намеревающуюся сделать аборт, сполна информировать о дородовой жизни. На эту тему снято немало удачных фильмов. Прежде, чем окончательно решаться на аборт, пусть посмотрит какой-нибудь из них.

На предварительной беседе надлежало бы выяснить все причины для этого решения, в частности выявить, не оказывает ли кто давления.

Необходима государственная программа поддержки матерей, согласившихся отказаться от аборта.

Ввести уголовную ответственность за принуждение к аборту (в первую очередь это должно касаться родителей/опекунов, несовершеннолетних матерей).

Отменить законодательное разрешение делать несовершеннолетним аборты, не спрашивая согласия родителей/опекунов и не информируя их (и наоборот, предусмотреть, чтобы невозможно было сделать аборт несовершеннолетней любого возраста против ее желания, даже при настойчивом требовании родителей/опекунов).

Операции по прерыванию беременности надлежит законодательно вывести из категории медицинских услуг, оплачиваемых через Больничную кассу. Аборт не может совершаться за счет налогоплательщиков, поэтому через Больничную кассу могут проводиться лишь те операции, которые обусловлены необходимостью спасения жизни пациентки. Конечно, идеально было бы законодательно полностью запретить аборты (аналогично положению в Ирландии).

Теперь второй вопрос о том, как церковь относится к такому праву женщин. А никак. Ну, как можно относиться к тому, чего не признаешь? Нет такого права у женщин. Морального права убивать детей ни у кого нет и быть не может! Одно дело, когда, как, например, при внематочной беременности, либо умрут оба, либо хоть мать останется жива (и тут просто речь о том, спасать женщину от смерти, или нет), другое – ситуация, когда продолжение беременности непосредственной угрозы для жизни матери не представляет.

А что касается юридического права на аборт – оно-то, конечно, у женщины есть, но Церковь не может признавать юридических прав, несовместимых с заповедями Божьими.

Зачатый ребенок уже есть, пусть даже в совсем несформированном состоянии. Он уже живет, и ставить вопрос о целесообразности позволять или не позволять ему это – неуместно и преступно так же, как если бы речь шла о любом другом человеке из нашего окружения. Он уже живет внутри матери и ему надо дать возможность сформироваться и родиться. После чего, если уж, в самом деле, у его матери нет возможности его растить, она может его отдать на попечение государству.

Или, чем доверить государству попечение о ребенке, лучше его убить?!»

НАВЕРХ