Фирму Vireen проверили аудиторы

Мобильный крематорий для свиней, принадлежащий AS Vireen.

ФОТО: Михкель Марипуу

Подозрение, высказанное Министерством сельского хозяйства, что государственное предприятие Vireen, занимающееся переработкой биологических отходов, подтасовывает счета, не осталось без внимания и дало повод для спекуляций.

В минувший четверг, когда страна отмечала День восстановления независимости, фирму Vireen проверили аудиторы. «Людей опросили и забрали документы», – сказал руководитель действующей в Вяйке-Маарья фирмы Vireen Райт Персидский, считающий несостоятельными обвинения в том, что на представленном счете указано большее количество свиных туш, которые были утилизированы в мобильном крематории в деревне Рямси Тартуского уезда.

Как сообщил Персидский, несмотря на то, что крематор для животных работал с перебоями, с вечера 31 июля до вечера 1 августа на месте утилизировали около 23 тонн туш свиней, зараженных африканской чумой. Минсельхоз называет цифру завышенной, полагая, что реально на месте могли сжечь не более пяти тонн.

Министр развития сельской жизни Урмас Круузе, обвинивший фирму в представлении неверных данных, не сообщил, какая сумма была указана на счете. По его словам, он не знает, какую цель преследовало предприятие: «Надо признать, что я сам задаюсь вопросом, с какой целью был представлен неверный счет».

Круузе затруднился ответить на вопрос, насколько утилизация свиных туш в мобильном крематории дороже, чем на самом предприятии, находящемся в Вяйке-Маарья, и платит ли государство фирме Vireen больше, если останки животных сжигаются в крематории.

«Они утверждают, что при определенных условиях сжигать в мобильном крематории дороже, но нас в первую очередь интересует, почему был представлен такой счет, если, по нашей оценке, было утилизировано меньшее количество свиных туш, – сказал Круузе, добавив, что Vireen является государственным акционерным обществом, и прибыль так или иначе получит государство. – Деньги просто попадут из одного кармана в другой, но важно, чтобы государственные предприятия вели правильную бухгалтерию».

Как уточнил Персидский, заказчиком работ был Ветеринарно-продовольственный департамент. По словам Круузе, счет был представлен именно этому ведомству. Получить комментарий руководителя департамента Аго Пяртеля не представляется возможным, т.к. он находится на больничном с того дня, как Минсельхоз озвучил подозрения по поводу счета.

На вопрос, несет ли Аго Пяртель ответственность за этот счет, Круузе ответил следующее: «Прежде чем давать адекватную оценку, мы хотели бы собрать информацию. Все остальное лишь предположения, поэтому мне сложно дать ответ».

По словам Персидского, когда стало известно, что будет забито 1186 свиней, это примерно 50–60 тонн, Vireen и Ветеринарно-продовольственный департамент не предлагали использовать мобильный крематорий. «Мы сказали, что такое количество разумнее утилизировать на заводе», – уточнил Персидский.

Предложение задействовать мобильный крематорий исходило от Минсельхоза. «Министерство не настаивало на этом, но обратило внимание на то, что крематор следовало бы протестировать. Хорошо, когда такое устройство имеется, но неплохо бы знать, как оно работает», – сказал Круузе, по словам которого фирма Vireen должна была сама решить, какое количество туш будет утилизировано в крематоре, но сразу было понятно, что большую часть останков животных придется везти в Вяйке-Маарья.

«Мы имеем право перевозить погибших сельскохозяйственных животных, наши автомобили специально для этого оборудованы», – пояснил Персидский. То обстоятельство, что фирма Vireen не имеет возможности взвешивать трупы животных в очагах распространения свиной чумы до того, как отправить их в мобильный крематорий, делает спор еще более абсурдным. На счете указывается приблизительный вес утилизированных животных.

Вопрос, как в таком случае можно требовать, чтобы счета составлялись правильно, мы адресовали министру. «Мы сейчас занимаемся этим вопросом», – сказал Круузе, по словам которого, аудиторы, очевидно, еще раз наведаются на предприятие Vireen.

Все обвинения, как считает Персидский, являются безосновательными, и возникают от незнания сути вопроса. «В этой стране никто не знает, как распространяется африканская свиная чума», – сказал он.


-------------------------------------

Литва более успешно борется с чумой

По данным Продовольственно-ветеринарной службы Латвии, в этом году в стране было уничтожено 55 домашних свиней, заразившихся африканской свиной чумой. В Эстонии это количество составляет свыше 15 000.

«Факты свидетельствуют о том, что Эстония значительно хуже, чем Латвия и Литва, борются с африканской чумой», – сказал заведующий отделом инфекционных заболеваний Института ветеринарной медицины и животноводства Аграрного университета Арво Вилтроп.

По словам Вилтропа, неэффективное использование мер биологической безопасности объясняется тем, что Эстония не обладает достаточным опытом в борьбе с чумой. «Латвия и Литва значительно раньше столкнулись с этой проблемой. Эстония же заняла выжидательную позицию и не приняла профилактические меры», – сказал Вилтроп.

Как сказал директор Департамента ветеринарного надзора Продовольственно-ветеринарной службы Латвии Эдвинс Ольшевскис, как только в прошлом году в стране было обнаружено 22 очага свиной чумы, были задействованы строгие меры безопасности, их выполнение постоянно проверяется.

«Большинство ферм – примерно 88 процентов – небольшие, на них содержат менее десяти животных. К ним предъявляются такие же строгие требования содержания свиней, как и к большим хозяйствам», – заверил Ольшевскис, отметив, что благодаря регулярным мероприятиям по санобработке и дезинфекции распространению свиной чумы положен конец. В Латвии все туши заразившихся свиней утилизируют в мобильном крематории. 

НАВЕРХ