Голубая лагуна посреди каменной пустыни

Синяя вода карьера привлекает гребцов и ныряльщиков, но не только. Руководитель Айдуского центра водного спорта Харди Мурула (слева) уверен, что карьер мог бы стать прекрасным местом для проведения водных походов.

ФОТО: Ээро Вабамяги

Увидев у сельского магазина в деревне Майдла объявление, рекламирующее плавучую баню «Sinine Laguun» («Голубая лагуна»), автор этих строк не смогла сдержать улыбки. Жители Ида-Вирумаа любят свой край, иначе бы не дали плавучей бане, построенной в некогда неприглядном сланцедобывающем карьере, такое гордое название.

Но вода в карьере Айду, и правда, такого пронзительно синего цвета, что подобное название вполне уместно. «Синий цвет воде придают известняк и такой осадочный минерал, как гипс», – рассказал руководитель Айдуского центра водного спорта Харди Мурула во время нашей прогулки по бывшему карьеру. Это в Америке для того, чтобы вода в разбитом около дома пруду казалось голубой, в него засыпают гипс, в Айду в роли «художника» выступает сама природа. В зависимости от облачности и угла зрения вода в карьере кажется то синей, то зеленой, при этом граница между синими и зелеными по цвету слоями воды такая четкая, словно ее кто-то провел по линейке.

«Вода в карьере хорошо прогревается. В прошлом году еще в сентябре можно было купаться», – сказал Мурула, добавив, что карьер Айду пользуется популярностью, и желающих отдохнуть на его берегах хватает, вот только песочный пляж здесь вряд ли когда-нибудь появится. «Еще в далекие советские времена один из руководителей Сондаского лесохозяйства, побывав в Болгарии на Золотых песках, решил сделать песчаный пляж на берегу озера Ульясте. Всю зиму на берег озера завозили песок, но природа сделала свое дело, и от пляжа осталось одно воспоминание», – добавил он.

В Айду тоже попытались было насыпать пляж, однако против природы не пойдешь – постепенно ветер сдул с берега завезенный песок. По словам Харди Мурула, сейчас голова болит не о пляже, а о том, чтобы создать Центр вод-ного спорта, который отвечал бы требованиям подготовки спортсменов к олимпиаде.

Фридайвинг и лодка-дракон

Автору этих строк, человеку сугубо городскому, ландшафт показался несколько искусственным, но, как заметил Харди Мурула, диких животных не обманешь, а они первыми оценили эти места и стали активно их осваивать. «Здесь можно встретить всех обитающих в Эстонии диких животных», – заверил он.

Во время нашей прогулки диких зверей мы не встретили, а вот гнезд ласточек по берегам карьера видели много и убедились, что столько серых журавлей, сколько в Айду, не увидишь ни в одном другом уголке Эстонии. Прошлой весной здесь сфотографировали медведицу с тремя медвежатами. По рассказам местных жителей, поселившиеся в карьере волки настолько осмелели, что даже порвали несколько деревенских собак.

«Животным здесь хорошо, вольготно, причем так было всегда. В прежние времена, когда велась охота, они приходили к карьеру, потому что здесь было запрещено охотиться», – рассказал Мурула.

Поначалу, когда оставшиеся после добычи сланца траншеи заполнились водой, много кабанов, не ожидавших появления водных преград, утонуло. «В первую весну здесь находили останки утонувших кабанов, но звери быстро адаптируются к новым условиям, и следующей весной они уже были осторожнее. Я видел, как кабаниха с поросятами переплывает карьер, она плывет первой, а поросята за ней быстро переправляются с одного берега на другой», – сказал Мурула.

Сейчас Айду открывают для себя в основном любители водных видов спорта. Этим летом, например, карьер облюбовали ныряльщики, занимающиеся погружением без акваланга, они опускались на глубину до 20 метров. Как заметил Мурула, это максимальная глубина для фридайверов.

«Видимость под водой здесь отличная, но ныряльщикам нечего особо рассматривать», – сказал он, добавив, что на дне бывшего карьера нет ничего интересного, кстати, и брошенной техники тоже. «Никто не станет бросать используемую в горном деле технику, если она находится в рабочем состоянии. Если же она годится только на металлолом, то его тоже никто не станет бросать просто так», – объяснил Мурула. Никаких природоохранных ограничений для открытия аттракционов, например, по поиску на дне карьера «сокровищ», нет, но специально организовывать их для ныряльщиков никто не собирается.

В распоряжении Айдуского центра водного спорта имеется лодка-дракон (в Эстонии всего два драгонбота, больших каноэ с головой дракона и хвостом). Так что, как сказал Мурула, если Эстония решит участвовать в соревнованиях на лодках-драконах, то второе место ей наверняка обеспечено.

«Драгонбот единственная гребная спортивная лодка, на которой могут выступать новички. Если обычный человек сядет в спортивное каноэ, то сразу перевернется», – добавил он, уточнив, что любителям пива не стоит садиться на весла, т.к. в многоместной лодке каждый обязан грести как следует, за исключением барабанщика, задающего ритм гребли для всего экипажа.

Младшие школьники, обожающие кататься на лодке-драконе, отлично справляются с задачей, а вот с учителями просто беда.

«Самый неприятный опыт связан у меня с учителями, они не слышат никаких наставлений. Пока мы доплыли на драгонботе до плавучей бани, я голос сорвал от крика», – вспомнил он попытку на­учить учителей управляться с веслами.

Учителя потом жаловались, что на них еще никто так сильно не кричал. «А что мне оставалось, если они вытворяли что хотели, и лодка с такой силой врезалась в берег, что дракон лишился зуба. Хорошо еще, что каноэ не утопили», – добавил Мурула.

Увлекательные водные походы

По словам руководителя Цент-ра водного спорта, в Айду можно пройти на лодке расстояние в 20 километров. «Если в телефоне есть GPS, то, по идее, не заблудишься, по форме карьер похож на гребенку с редкими зубьями», – сказал Мурула. Впрочем, преодоление водных преград сопряжено с риском.

«Во время самого первого похода одна лодка свернула не в том месте. По телефону находившиеся в ней люди сообщили, что возвращаются к

месту старта, но им предстояло преодолеть более десяти километров, а уже стало смеркаться. Мы попросили их оставаться на месте, пока не подоспеет помощь», – припомнил Мурула. Впрочем, еще не было случая, чтобы кто-то, заблудившись, в тот же день все-таки не добрался до бе­рега.

Харди Мурула уверен, что карьер Айду мог бы стать одним из самых привлекательных мест для проведения вод-ных походов, ведь ландшафт здесь на редкость живописный. «На протяжении 25 километров можно увидеть рекультивированный карьер, единственный в регионе гребной канал, эстонскую и русскую деревни, мельничную плотину, усадьбу на берегу реки, силовую станцию и зольную гору прямо у реки», – перечислил он достопримечательности, заметив, что в такие походы он рискнул бы отправиться только с опытными туристами – маршрут все-таки довольно сложный. Любителей рафтинга гребной канал вряд ли привлечет, так как бегом вдоль берега его можно преодолеть быстрее, чем на веслах, зато та часть карьера, что ближе к морю, наверняка понравится любителям экстремальных видов спорта.

«Мне нравится эта каменная пустыня, через пару лет берега станут зелеными, и впечатление будет уже совсем другим», – сказал Мурула, глядя на растущие по берегам деревья. Прогуливаясь по склонам канала, можно за день собрать до тонны сланца, поскольку земля еще не заросла травой. «Но цена на сланец сейчас такая низкая, что, как говорится, овчинка выделки не стоит», – добавил он.

Если все пойдет так, как запланировано, в скором времени в Айду появится гребной канал, отвечающий требованиям подготовки спортсменов к Олимпийским играм. «Вода у нас щелочная и хорошо подходит для гребли, такая вода считается „быстрой”», – со знанием дела сказал Мурула, который сам занимается в местном гребном клубе.

На первом этапе планируется построить на гребном канале финальную вышку и административное здание, создать все условия для соревнований и тренировок спортс-менов. Затем собираются построить «спортивную деревню», в которой круглый год смогут останавливаться 30-50 человек. Как сказал Мурула, если Таллинн когда-нибудь станет олимпийским городом, то место для проведения соревнований по гребле уже есть. «Когда я говорю об этом в Эстонии, мне возражают, что это дело далекого будущего. Но иностранцы воспринимают Айду как место практически под боком у Таллинна», – заметил он.

Да, кстати, если вы наслышаны о работавших некогда в карьере легендарных шагающих экскаваторах «Tark Öökull» – «Мудрый филин» и «Aidu Kajakas» – «Айдуская чайка» и мечтаете их увидеть, то придется вас разочаровать. Экскаваторы, работавшие на углублении гребного канала и переместившие пять миллионов тонн горной породы, были отправлены в металлолом, поскольку продать их не удалось. Нет в Айду и экскаватора «Esku», который считался самым большим в Европе и в свое время потреблял столько же электроэнергии, сколько весь город Раквере. Этот шагающий экскаватор тоже был отправлен на переплавку.

НАВЕРХ