СМИ: становится ясно, как США планирует уйти с Ближнего Востока

Владимир Путин и Барак Обама.

ФОТО: SCANPIX

В минувшую пятницу президент Ирана Рухани, встречаясь с журналистами, разъяснил, что Иран и Россия не объединяются в "коалицию" в Сирии, утверждает в своей статье в Foreign Policy главный управляющий и редактор FP Group Дэвид Роткопф. Иран и Россия "делились разведданными, обсуждали стратегию, постоянно общались между собой, но никакой коалиции не было", пересказывает автор слова Рухани, пишет InoPressa.

В воскресенье Ирак объявил, что тоже делится разведданными с Россией, Ираном и Сирией. Автор комментирует: "Возможно, Рухани проявил своеобразный буквализм, когда уверял, что не входит в коалицию с Россией: на деле он участвует в коалиции с Россией, Ираком и Сирией".

В пятницу Рухани подчеркнул, что взгляды Ирана и России на ситуацию в Сирии похожи, "как в зеркале".

Издание утверждает: "Рухани также сказал, что Путин сообщил ему, что посвятил Барака Обаму в свои планы, чтобы усилить накал в разговоре с американским президентом". Роткопф встревожен: доныне казалось, что США совершенно не были готовы к эскалации российского присутствия в Сирии.

Автор излагает свою гипотезу: а если неэффективная борьба США с ИГИЛ - часть грандиозного плана Обамы? Обама "хотел уйти из этого региона. Он не желал вводить туда американские наземные войска. Он хотел, чтобы дефицит восполнил кто-то еще или целая группа из числа региональных сил. Именно это он и получает", говорится в статье.

"США в последнее время принимали меры, которые лишь усилят Иран, а также спускали на тормозах вопросы, которые могли бы только обострить наше противостояние Путину, Асаду и иракцам", - утверждает автор.

На взгляд Роткопфа, Обама хочет оставить Сирию и Ирак на милость России и Ирана, поскольку США не желают активнее втягиваться в эту ситуацию. Автор предостерегает: "Такой подход [США. - Прим. ред.] даровал России куски Грузии и Украины, а также объясняет поигрывание мускулами в Белоруссии и странах Балтии, он расширил иранское влияние от Ливана до Йемена (разумеется, не говоря уже о Сирии и Ираке)".

Роткопф пишет: Обаме неважно, что Россия позиционирует себя как соперник США, а Путин ради сохранения своего рейтинга может делать ставку "лишь на "возрождение величия России" через агрессию за рубежом". Неважно, что на Ближнем Востоке нарушается баланс между суннитским и шиитским блоком, поскольку сунниты (в основном по собственной вине) терпят неудачи, выгодные Ирану. "Неважно, что эти две страны [Россия и Иран. - Прим. ред.] - одни из самых опасных игроков в мире, занимающие высокие места в списке потенциальных противников, которые нервируют Пентагон", - говорится в статье.

"Мы перешли от мировоззрения Второй мировой войны - "победа любой ценой" к мировоззрению времен Обамы - "отступление любой ценой", - заключает автор.

"Кстати, ничто из вышеизложенного не значит, что российско-иранской команде будет легко разгромить экстремистов", - пишет автор. Но, на его взгляд, для России и Ирана сейчас главное - не разгромить ИГИЛ, а гарантировать себе ключевые рычаги при политическом урегулировании в Сирии. Стратегии России и Ирана требуют, чтобы их влияние в Дамаске сохранилось. "И, поскольку США, Европа, сунниты и даже израильтяне охотно на это согласятся взамен на обуздание ИГИЛ и прекращение исхода беженцев, то, вероятно, российско-иранский гамбит сработает", - говорится в статье.

Возможно, Россия и Иран постараются также стабилизировать ситуацию в Ираке. Но автор задается вопросом, какие цели они там преследуют и захотят ли восстановить контроль Багдада над всем Ираком. "Что, если ИГИЛ останется активным и будет оттеснено к иорданской границе? Что, если в результате интересы суннитов в Ираке еще больше ослабнут, а иранская угроза странам Персидского залива сильно возрастет? Вот какие вопросы должен был задать Вашингтон прежде, чем уступать лидерскую роль тем, кто не разделяет ценности Обамы, но наделен волей к действию, с которой у него туго", - говорится в статье.

Роткопф вспоминает, что недавно в его подкасте "Круглый стол у редактора" (Editor's Roundtable) эксперты спорили, кто из мировых лидеров наиболее усилил международное влияние своей страны в президентство Обамы - Путин или Али Хаменеи. Третье место занял глава ИГИЛ аль-Багдади. Роткопф заключает: в геополитике, как и в физике, природа не терпит вакуума.

НАВЕРХ