Март Хельме: СМИ и политики занимаются в вопросе принятия иммигрантов пропагандой

Март Хельме.

ФОТО: Mihkel Maripuu

Главное в вопросе принятия иммигрантов — их соотношение с численностью эстонцев, признался глава Консервативной народной партии Эстонии (EKRE), преподаватель и бывший посол Эстонии в России в телепередаче ETV+ "На острие".

Март Хельме сказал, что его партия не против принятия отдельного числа беженцев, однако он видит опасность того, что их количество станет слишком большим для Эстонии, сообщает Rus.err.ee.

Факельные шествия не являются нацистской атрибутикой

Комментируя митинг, которые противники принятия иммигрантов провели в среду, 14 октября, Март Хельме сказал, что не считает, что факельные процессии создают ассоциации с нацизмом.

"Я совершенно не считаю шествия с факелами противоречивым событием. Если посмотреть на историю, то нужно обратиться к событиям 1340 года — восстанию Юрьевой ночи против немцев. Факелы использовались, чтобы дать знак тем, кто боролся с немцами. Это знак свободы для Эстонии. Если вы посмотрите фильм "Последняя реликвия", то увидите, что эстонцы использовали факелы во время завоевания монастыря Св. Бригитты. Никаких фашистских символов тут нет. Факел — это старинный символ в Северных странах, который используется на протяжении тысячи лет", - рассказал глава консервативной партии.

"В Латвии тоже происходят факельные процессии. В последней процессии участие приняли 14 000 человек. Что они все — фашисты? Мы возобновили эту традицию только два года назад, - продолжил он. - В 70-е годы, когда я был студентом, у нас тоже были такие шествия с факелами в Тарту и никто не говорил тогда, что это как-то связано с нацизмом".

Тем не менее, лидер консерваторов понимает, что такого рода шествия могут быть использованы против его партии. "Если кто-то хочет найти что-то, что связывает кого-то с чем-то, то он, конечно, это найдет", - заявил Хельме.

Также он относится и к трактовкам России встреч эстонских ветеранов в Синимяэ. "Надо понимать, что эти люди воевали в Синимяэ за Эстонию и они, также как и русские, потеряли там друзей. Когда они там собираются, то поминают и русских советских солдат, которые пали в тех же боях, а повод для упреков найдется всегда", - пояснил он.

То, что Москва поддерживает европейские правые партии, не играет никакой роли

То, что Москва на данный момент поддерживает в Европе крайне правые партии беспокойства лидеру эстонских консерваторов не причиняет. "Меня это не интересует, — сказал он. — Мы занимаемся своим делом здесь, в Эстонии. То, что говорит российская пропаганда — это российская пропаганда".

"Меня вообще это не интересует. Я знаю одно: эстонцев в Эстонии меньше, чем миллион. И я знаю, что миллионы людей из Ближнего Востока ждут того, чтобы добраться до Европы. Знаю также и то, что некоторая часть из них все равно прибудет в Эстонию. Вопрос стоит всегда в критических массах: сто, двести, пятьсот — это ничего, но что будет, если приедет 500 000? Ведь мы не знаем, сколько их будет".

Правительство не говорит, сколько мигрантов прибудет в Эстонию

Март Хельме сказал, что сейчас между странами ЕС распределяются 120 000 мигрантов, которые добрались до Европы до июля 2015 года. В настоящий момент количество тех, кто ждет распределения, увеличилось уже до 1 000 000.

"Мы не знаем и наше правительство не говорит нам, сколько мигрантов прибудет в Эстонию", - подчеркнул Хельме. Он добавил, что для его партии является важным дать знак правительству, чтобы количество принимаемых беженцев было таким, чтобы оно не угрожало эстонской культуре и эстонскому языку.

Лидер консерваторов также сказал, что на острове Лампедуза, из лагерей которого эстонские чиновники будут выбирать беженцев, сирийцев практически нет, а есть люди из Экваториальной Африки.

"Нам не говорят про эту категорию. Нам все все время говорят, что в Сирии — война, что им надо помочь. А нам представляется, что из Сирии к нам практически никто не приедет".

Он также согласился с тем, что сама идея отбора мигрантов не является этичной: "Это напоминает рынок рабов. Я не могу согласиться с тем, что мы занимаемся работорговлей".

Опыт других стран говорит, что только 5% иммигрантов интегрируются

Лидер Консервативной партии не согласен с тем, что принятие беженцев может помочь эстонской демографии. «Опыт других стран говорит о том, что только около 5% мигрантов интегрируется в новое общество и происходит это в течение двух поколений. Объясняется это тем, что они приезжают из стран, из обществ, в которых они ничего не знают о нашем языке, о нашей культуре, о традициях, нравах и т. д.», - сказал он.

Сравнивая мигрантов, которых Эстония ждет сейчас, с миграцией, которая происходила во времена Советского Союза, Хельме отметил, что составляющие основную часть советских мигрантов русские, украинцы и белорусы были православными, а в Эстонии православие существовало на тот момент уже столетиями. "Те люди были нам знакомы с царских времен, — сказал он. — А люди, которые приедут сейчас, не говорят ни на эстонском, ни на русском, ни на английском".  

Эстония не готова к принятию большого количества мигрантов

Хельме подчеркивает, что с принятием нескольких сотен мигрантов Эстония справится, однако, к принятию нескольких тысяч человек страна не готова: для них нет рабочих мест, а специалистов арабского языка в Эстонии всего несколько. По его мнению, Эстония должна заниматься улучшением собственной экономики.

"То, о чем пишут наши газеты, и то, о чем говорят наши коалиционные политики и в первую очередь министры, является сплошной пропагандой. Эстония просто не готова принять множество мигрантов", - сказал Хельме. Он подчеркнул, что нельзя сравнивать мигрантов из Ближнего Востока и Африки и теми, которые приезжают в Эстонию из Европы.

Он подчеркнул, что EKRE согласилась в июне с тем, чтобы принять 180 мигрантов, но на данный момент говорится совсем о другом количестве беженцев. Самой большой опасностью, по мнению Хельме, является создание общин, которые плохо контролируются властями. "Нам надо думать о принятии как можно меньшего количество мигрантов в начале, чтобы не создавались такие общины, которые начинают иметь свой собственный уклад и которых потом уже интегрировать никак нельзя".

Лидер EKRE заявил, что на данный момент в мире 60 миллионов беженцев, а более 200 миллионов африканцев стремятся покинуть Африку, чтобы улучшить свои условия жизни. "Они хотят жить, и это понятно, но наши возможности ограничены", - сказал Хельме.

НАВЕРХ