Ахто Лобьякас: коноплю следует узаконить

Ахто Лобьякас.

ФОТО: Peeter Langovits

В Эстонии отсутствует эффективная политика по отношению к наркотикам: тех, кто употребляют легкую коноплю репрессируют, при этом крайне губительному фентанилу за пятнадцать лет так и не был поставлен заслон, отмечает колумнист Ахто Лобьякас.

В течение последней недели три момента пролили свет на дебаты, посвященные отсутствию в Эстонии политики в отношении наркотиков. Во-первых, в Канаде появился новый премьер-министр. Во-вторых, в Выру в ходе тестирования на употребление наркотиков 76 из 200 призывников продемонстрировали положительный результат. В-третьих, руководитель службы наркопреступлений и организованной преступности Департамента полиции и погранохраны Лехо Лаур в интервью Delfi заявил, что общество Эстонии не готово к легализации марихуаны.

А вот канадский либерал Джастин Трюдо пообещал начать в своей стране именно с этого. Ситуация с эстонскими призывниками стала подтверждением данных, опубликованных на Nihilist.fm: одна треть мужчин в возрасте от 15 до 24 лет употребляла коноплю (каннабис). У Эстонии же почему-то нет никакой иной политики в отношении наркотиков, кроме как сохранение удручающего статус-кво.

Последнее обстоятельство особенно поразительно, если взглянуть на проводимые Лауром параллели с алкоголем: если Эстония не справляется с установлением контроля над этим легальным дурманом, то с помощью конопли будет открыт еще один фронт по самоуничтожению общества. Слово в слово высокий полицейский чин заявляет, что государственная алкогольная политика губительна.

Сам по себе факт любопытен, но политик имеет политическое прикрытие. Во вторник министр труда и здравоохранения Евгений Осиновский решительно заявил в Facebook: в Эстонии ежегодно происходит тысяча смертей на почве алкоголя, его потребление среди несовершеннолетних является преобладающим, обусловленные этим насилие и нарушение правопорядка широко распространены, государство теряет на этом каждый год   два процента от ВВП. Все это и является причиной развертывания общественных дебатов и введения ограничений на продажу алкоголя и его рекламу.

Но Лаур говорит по поводу конопли совершенно иное – он в зародыше пресекает дебаты: обществе не готово, может быть лет через 20.

Однако ни один человек в Эстонии в течение года на умирает на почве конопли. Умереть из-за конопли просто невозможно. Смертельная передозировка предполагает введение в организм примерно в 40 000 раз большего объема воздействующего вещества  тетрагидроканнабинола (ТНС), чем требуется для того, чтобы оказаться «под кайфом». Для алкоголя это соотношение сводится к разнице в пять-десять раз: три бутылки пива опьяняют, 15-30 бутылок смертельны. Три затяжки конопли усыпляют, 120 000 убивают.

Несомненно, что чрезмерное употребление конопли сказывается на ВВП, но вот по части насилия это вряд ли – ведь речь идет об успокаивающем средстве.

Зависимость от конопли возникает труднее, чем алкогольная зависимость.

Новый премьер-министр Канады Трюдо хочет в ограниченном объеме узаконить частное потребление конопли, поскольку слишком много молодых канадцев было осуждено за это в уголовном порядке. Это, в свою очередь, показывает, что ограничения все равно не срабатывают.

К такому же выводу пришли эксперты во многих американских штатах и в ряде европейских стран, самой известной из которых остается Голландия. В отличие от имеющейся у Лаура информации, тамошние власти терпели употребление конопли намного более 20 лет. Законы запрещают, но практика очевидна: менее пяти граммов - это для личного пользования, выращивание до пяти растений ненаказуемо, «кофейные вечеринки» работают.

В Эстонии частное потребление конопли де-факто идет по пути признания, но размышления Лаура и сомнения прокуратуры указывают на опасную неопределенность и непоследовательность. Пенитенциарный кодекс криминализирует всякое употребление каннабиса, однако, небольшие объемы (менее 7,5 граммов) вполне «пропускаются». Решают чиновники, по каким-то неведомым причинам на свое усмотрение (которое отнюдь не всегда является бескорыстным).

Именно дебаты о наркотиках являются тем средством, в котором незамедлительно нуждается современное общество Эстонии. Таков неизбежный промежуточный вывод. Лаур тоже признает: ситуацию необходимо для себя осмыслить… и тут же демонстративно продолжает бездействовать.

Постараемся найти некоторые ориентиры для дебатов: являются ли любители конопли преступниками, извращенцами или же просто свободными гражданами, жертвами отсутствия осмысленной государственной политики? Любители алкоголя легально наслаждаются своим будничным средством расслабления, являющимся куда более серьезным дурманом. Неужели страх пред коноплей обусловлен неким пережитком протестантской морали, которому давно пора было бы разделить участь посещения церковных служб (стать сферой приватных решений) или же за ним стоят практические соображения охраны народного здоровья.

Одной из жертв недопонимания стала лечебная конопля: она уже узаконена во многих государствах, в том числе и в Северных странах. Формально даже в Эстонии, но ни один врач не решается ее выписывать, опасаясь за собственную карьеру. Вот вам и повод для размышлений.

Во многом еще более насущными являются те самые соображения, которые способствуют легализации конопли или, по крайней мере, ее признанию в западных обществах. Изменения диктуются пониманием того, что прежняя политика в отношении наркотиков, вдохновляемая обществом и геополитикой образа начала ХХ века, является рассадником все более активной и жестокой преступности. Будучи узаконенной и регулируемой со стороны государства, конопля (и другие наркотики) начнет выходить из сферы, контролируемой преступностью. Руководство полицией – если уж кто-нибудь вообще – должно лучше всех понимать, насколько важно для общества свести к минимуму контакты людей с преступностью.

Распространение в Эстонии преступности делает дебаты о легализации конопли еще более насущными. Если наркотики - это вотчина преступности, то в этом отношении Эстония является вне конкуренции одной из самых преступных стран Европы. У нас смертность среди употребляющих наркотики лиц в пересчете на миллион человек населения на протяжении ряда лет в несколько раз превышает показатели других стран: 136 смертей в 2012 году (на втором месте Норвегия с 70 смертями, в Латвии всего 8).

В том самом году около четверти всех заключенных в Эстонии составляли преступники, занимавшиеся наркотиками, их удельный вес продолжает расти. Очень значительная часть из них оказалась за решеткой в рамках борьбы с коноплей.

Это парадоксально, поскольку общество убивает и раскалывает отнюдь не конопля, а вещество под названием фентанил. Это синтетический опиоид, в десять раз крепче героина, угроза его передозировки высока, он многократно более губителен для здоровья и функционирования людей. Печатные СМИ в Эстонии публикуют о фентаниле всего по несколько статей в год, они не способны последовательно развивать эту тему. Политики этим почти не интересуются. Тем не менее, фентанил оказывает на Эстонию куда более губительное воздействие, чем любой другой наркотик. Он губит Эстонию  так, как ни одну из других стран. Аномалия фентанила является в Эстонии вопиющей.

Из публичных заявлений полицейских можно легко сделать вывод: судя по статистике, основанной на количестве шприцов, в Эстонии насчитывается предположительно 20 000 человек, употребляющих фентанил (в превосходящей нас по размеру в 12 раз либеральной Голландии имеется всего 25 000 – 28 000 лиц, употребляющих сильнодействующие наркотики). Каждая жертва фентанила нуждается не менее, чем в трех дозах в день (на самом деле потребность даже больше). Стоимость дозы составляет 10 евро. Таким образом, по самым скромным подсчетам, объем рынка фентанила составляет 219 миллионов евро. Вероятно, он приближается к заветному рубежу в два процента от ВВП. Такие денежные средства вращались в Эстонии на протяжении 15 лет, при этом полиция была не в состоянии что-либо предпринять.  

В этом и заключается для нас реальный повод для размышлений: как такое возможно, что в Эстонии тотально отсутствует политика по части наркотиков и как можно было бы положить конец такой ситуации? Зависимость от фентанила возникает очень легко, из тех, кто его попробовал, на этот препарат подсаживается 95 процентов.

Замыкая круг, мы вновь возвращаемся к конопле: каннабис должен быть легализован уже в силу того, что рост потребления наркотиков среди молодежи является уже свершившимся фактом. Преступники приобщают молодых людей к фентанилу и синтетическим каннабиноидам. Наше государство с преступностью не справляется – это факт. Следовательно, оно должно открыть двери перед более разумными и безопасными альтернативами. Такой наркотик для проведения досуга как конопля, среди курильщиков которого были замечены Барак Обама, Билл Клинтон (хотя он только вдыхал его аромат), Джеб Буш, Ньют Гингрич, Эл Гор, Сара Пэйлин и Арнольд Шварцене́ггер, не должен оказаться самым скверным из вариантов.

НАВЕРХ