Фото и видео: в Таллинне начался процесс над предполагаемыми пособниками террористов

В Харьюском уездном суде начался процесс над двумя таллинцами, обвиняемыми госпрокуратурой в поддержке исламского терроризма.

По обвинению в финансировании и пособничестве терроризму перед судом предстали Рамиль Халилов (25) и Роман Манко (30), которых Полиция безопасности задержала в Таллинне в середине апреля. По ходатайству прокуратуры, с санкции суда подозреваемые были взяты под стражу.

Процесс по обвинению в пособничестве терроризму – редкое для Эстонии явление. Поэтому неудивительно, что к первому заседанию проявили повышенный интерес большое количество людей. Перед входом в зал им пришлось пройти дополнительный полицейский контроль, что само по себе выглядело непривычно.

Согласно предъявленному обвинению, Халилов и Манко поддерживали деятельность своего знакомого, бывшего жителя Эстонии Ивана Сазанакова в вооруженном террористическом объединении, действующем на территории Сирии. По данным КаПо, Сазанаков отправился воевать в Сирию в 2013 году.

Рамиль Халилов обвиняется в том, что начиная с 2013 года он поддерживал преступную деятельность Сазанакова. Поддержка заключалась в том, что Халилов неоднократно спрашивал у своих знакомых деньги для Сазанакова, при этом отдавая себе отчет в том, что последний может использовать эти средства для осуществления террористической деятельности. В октябре 2013 года Халилов передал Сазанакову в Сирии не менее 500 евро наличными, часть из которых были найдены из его личных средств. В 2014 году Халилов передал Манко просьбу отправиться в Латвию и спросить деньги для Сазанакова на поддержку джихада.  

Халилов, кроме прочего, обвиняется в пособничестве в вербовке в террористическую организацию. Согласно обвинению, он оказывал моральную поддержку Сазанакову, укрепляя в нем желание действовать, постоянно поддерживая и одобряя деятельность Сазанакова в качестве члена террористической группировки.  

Предполагается, что Манко тоже был в курсе присоединения Сазанакова к террористической организации, поддерживал и финансировал его деятельность. Осенью 2013 года он передал Халилову для Сазанакова 400 евро, а позже еще 200. Во втором полугодии 2013 года он попытался сделать в Сирию банковский перевод через Western Union для Сазанакова, но в конечном итоге деньги, несмотря на его желание, не были перечислены адресату.  

В ходе предварительного следствия было установлено, что в феврале 2014 года Манко посещал Ригу и спрашивал на одной из встреч деньги на поддержку деятельности Сазанакова.

Вину не признали

«Я не признаю своей вины», - заявил Халилов во время сегодняшнего судебного заседания. Не признал обвинения и Манко. Их защитники Кристи Ранде и Олави-Юри Луйк назвали обвинения безосновательными и подтвердили, что не считают своих подзащитных виновными по предъявленным эпизодам.

Защитники подчеркнули, что Халилов и Манко не подозревали вплоть до отъезда Сазанакова, то тот отправится в Сирию. Адвокат обратил внимание на то, что поддержка друг друга является традицией в исламской культуре, и подсудимые пытались помочь оставшемуся на тот момент без работы Сазанакову. 

По мнению Луйка, в уголовном деле нет ни одного письменного свидетельства о передаче денег Манко Сазанакову, что говорит о том, что Манко находился 9 месяцев под стражей безо всякого основания. "Манко все время заявлял, что он не давал никаких денег", - отметил Луйк. 

По словам Ранде, в отношении Халилова отсутствует и прямой, и косвенный состав преступления. "Халилов никогда не оказывал ни моральной, ни материальной поддержки лицу, которое состоит в террористической организации", - цитирует Rus.err.ee слова Ранде.

Госпрокуров Лаура Вайк отметила в своем вступительном слове, что суммы, передаваемые в Сирию для Сазанакова, были небольшими, но, по ее оценке, для террористической деятельности достаточно и небольших денежных вливаний.

Вайк подчеркнула, что обязанность правоохранительных органов – гарантировать безопасность жителей Эстонии. По ее словам, не менее важно, чтобы у террористов не было возможности получать поддержку на свою деятельность из Эстонии.

«Учитывая опасность терроризма, в Эстонии должна действовать нулевая толерантность в отношении поддержки и финансирования подобной деятельности. Собранные в ходе предварительного следствия данные являются достаточным основанием для того, чтобы считать подсудимых виновными в сознательной и добровольной поддержке терроризма», - сказала Вайк.

Криминальное расследование проводила Полиция безопасности под руководством госпрокуратуры.

Защита обвиняемых настаивает на том, что Халилов и Манко поддерживали в Сирии семью своего знакомого Сазанакова (супругу с детьми), а не его участие в террористической организации.

В случае признания вины подсудимым грозит от двух до десяти лет тюремного заключения. 

Решение об аресте было принято и в отношении Ивана Сазанакова (31), который, согласно данным КаПо, приняв ислам и сменив имя на Абдуррахмана Азана, присоединился к рядам боевиков ИГИЛ в 2013 году, забрав с собой в Сирию также жену и двух дочерей, напоминает Rus.err.ee.

В ходе начавшегося судебного процесса будут объявляться небольшие перерывы для того, чтобы обвиняемые Халилов и Манко смогли выполнить предписания ислама о совершении молитвы. Для выполнения молитвы будет выделена одна из арестантских камер, находящихся на нижних этажах здания суда.

Впечатления о Сирии

Прокурором были представлены в качестве доказательств фрагменты электронной переписки. Утверждается, что у подсудимых был адрес, с которого они сами себе отправляли письма, пользуясь общим паролем. Таким образом, по оценке прокурора, они надеялись скрыть следы переписки.

В частности, Сазанаков отправлял с данного адреса свои фотографии и снимки дочери в Сирии, на которых они оба позировали с автоматическим огнестрельным оружием в руках. Кроме прочего, в письмах приводилось описание обстановки в Сирии и время от времени появлялись просьбы - при возможности - отправить им деньги. Сазанаков рассказывал о боях и бомбежках в Сирии.

Сазанаков подтверждал, что дела у него идут хорошо и что его дети счастливы в Сирии. «У нас все хорошо, девочки подрастают и говорят по-арабски», - отмечал он в переписке. 

НАВЕРХ