Эвелин Ильвес: Самое главное – сохранять достоинство

Эвелин Ильвес считает, что каждый человек в жизни должен постоянно чему-то учиться, и отмечает, что те уроки, которые извлекала она, были у всех на виду.

ФОТО: Мейси Вольт

Это интервью Эвелин Ильвес дала в середине ноября. Его планировалось опубликовать в рождественском номере журнала Arter.

Однако, учитывая новости последних дней, касающиеся личной жизни президента Эстонии Тоомаса Хендрика Ильвеса и его помолвки с латышкой Иевой Купце, нет более подходящего времени для публикации, чем сейчас. Иногда в жизни все идет не так, как запланировано. Тоомас Хендрик и Эвелин Ильвес могут это подтвердить.

Что делать, если сердце разбито?

Один из моих девизов: «В доме должен быть порядок». Это касается и душевного состояния. А если держать в себе обиду и гнев, то порядка не будет. Как врач могу сказать, что тогда наступает конец. Кто-то считает, что у меня на сердце трещина. Я же говорю, что у меня болит душа. Если выражаться образно, то для меня сердце – это большой дом с комнатами и множеством огней. Если что-то происходит, то в одной из комнат свет гаснет, но дом от этого не рушится.

Удается ли вам строить и сохранять отношения?

Это не просто сделать, так как все мы разные. Самое главное в отношениях – сохранять достоинство. Так устроена жизнь, что на нашем пути возникают долгосрочные или непродолжительные отношения. Для меня самым важным является сохранение тех отношений, которые делают тебя лучше, развивают. В браке мы всегда стоим перед неизвестностью. Кто-то однажды сказал: «Брак – это не морская прогулка в штиль, брак – это как выход в открытое море в шторм». Поэтому, если вы боитесь шторма, не стоит выходить в море.

Поцелуй на террасе кафе Komeet в августе 2014 года – это следствие?

Да, это – следствие. (В этот понедельник Эвелин Ильвес заявила, что сообщение о помолвке президента – это ответ на многие вопросы, которые ей в последние несколько месяцев задавали – П.К.)

Опубликованные в журнале Kroonika фотографии – это постановка?

Нет, конечно, нет. Это не в моих правилах. Однако в то время я находилась в расстроенных чувствах, так как все это продолжалось довольно длительное время...

Каким был ваш брак?

Наши первые 16 лет были замечательными. (Пауза.) Я исхожу из того, что все, что я сейчас говорю, может быть услышано или прочитано и моим ребенком, и это не должно причинить ему боль или как-то навредить.

Думали вы об этом после того, как попали на страницы газет в связи с вашим поступком?

Да. Однако в жизни иногда случаются такие вещи, которые нельзя предвидеть.

Несколько лет назад вы говорили, что больше всего вам доставляют удовольствие ваши разговоры с Тоомасом Хенд­риком на хуторе Эрма... Почему же вам не удалось уладить кризис в отношениях?

Да, мы долгое время очень тесно общались, но внезапно все изменилось. В какой-то момент у нас физически не было времени даже на общение друг с другом. Президент постоянно работал, по моему мнению, с тройной нагрузкой – и по времени, и по затрачиваемой им энергии. Можно, конечно, сказать, что я должна была его больше поддерживать. Это правда! Но отсутствие возможности самореализации отняло у меня способность сосредоточиться на ком-то еще, кроме себя.

Но вы могли бы подождать какое-то время: в октябре 2016 года истекает срок президентских полномочий, и все бы закончилось?

Нет. Из-за давления у меня сорвало клапан. Личная самореализация является для меня очень важной. Никто из нас не может постоянно пребывать в ограничивающей среде. Только выбравшись из нее, я поняла, как много со мной было связано ожиданий. Я говорю про традиции и личностные ожидания. Это очень трудно, когда все взгляды направлены на тебя, и ты попала под прицел только потому, что любишь кого-то и вышла за него замуж. Ожидания были самыми разными, но всегда высокие.

Согласно слухам, в апреле нынешнего года вас просто выкинули из Кадриоргского дворца, а требование о разводе было неожиданным, и вам дали только один вечер на то, чтобы написать письмо родным. Что произошло?

Я думала, что никто не сможет тебе сделать то, что ты сам не позволяешь делать. (Пауза.) Я задумывалась о многом и пыталась понять, почему те или иные события происходят с нами. Если бы кто-нибудь два года назад мне сказал, что в апреле 2015 года я разведусь, я бы не поверила. Я была настолько слепа, потому что не понимала, как мне самореализоваться.

Вы изменились за те семь месяцев, которые живете одна?

Я считаю, что я не изменилась и по-прежнему остаюсь тем же человеком. Я – Эвелин. Меня всегда хотят кем-то видеть. На самом деле содержание осталось прежним, поменялась только оболочка. Мы все по жизни должны постоянно чему-то учиться, просто те уроки, которые извлекала я, были у всех на виду. Однако это не значит, что я превратилась в кого-то другого.

С каким мужчиной вы прожили 18 лет и 11 лет состояли в браке?

С самым замечательным. Я имею в виду не его значение в мировом масштабе, а его личность. Я очень благодарна судьбе за то, что у меня была возможность быть рядом с ним.

Многие считают, что порой президент ведет себя высокомерно. Он такой и есть?

Конечно, нет. Такое впечатление создается потому, что он намного выше многих людей, и они понимают, что недотягивают до его уровня. Это рождает чувство неполноценности.

А вы не чувствовали себя рядом с Тоомасом Хендриком неполноценной? Или ваши отношения были такими сильными, что это сглаживало  углы?

Такой я себя никогда не чувствовала. Наверное, потому, что общалась со всеми на равных.

И потом вы остались одна. Почему?

Да, последние два года все было по-иному. Его внимание было сосредоточено на других вещах, а мое – рассеялось. Посмотрите на президента – как он сейчас сияет. Он снова живет, появляется на людях, он весел. Мне очень приятно это видеть. Я много думала на тему счастья и несчастья. В последние несколько месяцев мне было плохо, но я не чувствую себя несчастной, так как понимаю: это шаг вперед, который я сделала сама. Моя душа и тело должны пройти этот период печали и утраты.

О чем вы сожалеете?

О том, что некоторые моменты жизни остались в прошлом... Но это не значит, что я страдаю.

НАВЕРХ