Эдвард Лукас: уроки 2015 года

Эдвард Лукас.

ФОТО: Liis Treimann/Postimees

Все, что произошло за 2015-й, было прогнозируемым в начале года и неожиданным, когда оно произошло, а к концу года осталось по-прежнему неконтролируемым.

Мы знали в январе, что война в Сирии лишила всего и поставила в отчаянное положение миллионы человек, что вмешательство в Ливии привело к анархии и что ситуация в Афганистане меняется к худшему, а не лучшему. Мы также знали, что Эритрея и Южный Судан — это глухомань и что проклятие исламистского экстремизма распространяется в Западной Африке, а также среди потерявших надежду и радикализировавшихся людей в Западной Европе.

Мы еще тогда знали, что беженцы из всех этих страны попытаются попасть на Запад — из реального страха перед открытым преследованием или просто из стремления к лучшей жизни, или по одной из причин этого спектра. Мы также знали о привычке ЕС действовать слишком поздно и слишком сдержанно, как и о том, что немцы — склонные командовать идеалисты. Мы знали и о быстром спаде либерального течения в Центральной и Восточной Европе.

Мы знали также о решимости России не допускать падения режима Асада в Сирии и о том, что Москва имеет безжалостную привычку обнаруживать и использовать слабые места Запада. Мы знали и о том, что правительство Обамы является самым слабым и худшим из правительств США за последнее время, и что Турцией правит раздражительный чудак-автократ. Нам также были известны загруженность Великобритании европейскими проблемами, замедление экономического роста Китая и связанное с этим охлаждение мотора мировой экономики. Мы знали, что Европейский центробанк не даст единой валюте обвалиться.

Несмотря на все, это мы были изумлены, когда миллион или более отчаявшихся иммигрантов направились через Грецию и Балканы в безопасную Северную Европу, а Германия и Швеция сохранили верность европейским ценностям, от которых отказались почти все другие страны. Нас удивило, что Шенгенская зона пошатнулась под миграционным бременем. Мы также удивились, когда Кремль выбил нас из равновесия в Сирии, а Реджеп Тайип Эрдоган уничтожил мирный процесс с курдами и ужесточил репрессии. Нас удивили и парижские теракты.

Справедливости ради нужно сказать, что были и неожиданные события. Иранское ядерное соглашение и пакет помощи Греции означают заметный прорыв. Непоколебимый отказ Германии вводить максимальную квоту на беженцев прекратил виноватое хождение Берлина на цыпочках по европейским коридорам власти. Теперь мы имеем дело с новой Германией: уверенной в себе, желающей, чтобы за ней следовала вся Европа.

В целом, наших политических деятелей сложно похвалить за предусмотрительность. Этот год одинаково утомил общественность и элиту и вселил в них страх перед будущим. Доверие к компетентности наших лидеров рушится.

В то же время декабрьский мрачный настрой может оказаться чрезмерным. Укажу несколько поводов для радости. Главный из них — Украина. России не удалось разжечь восстание повсюду в «Новороссии» - на «русскоязычных» юге и востоке Украины. Ей не удалось сломить (жалким образом управляемую и снабженную) армию Украины и волю украинского народа, свергнуть избранное правительство. Все это произошло благодаря урокам, которые нам следовало бы запомнить для своих гораздо более сильных и богатых обществ: украинцы пережили это, потому что не боялись. Мы терпим поражение, потому что боимся.

Это приводит меня к общему выводу. Владимир Путин обнажил свои сильные и слабые стороны. Он превосходный тактик со свойственным опытному офицеру КГБ безжалостным оппортунизмом, но он плохой стратег. Он не сумел модернизировать российскую экономику и построить продолжительные политические союзы со странами, которые могли бы помочь России в ее интересах. Его друзья — шайка головорезов и неудачников.

Кроме того, Запад начинает противостоять Путину. ЕС не аннулировал санкции, но продлил их действие. Брюссель душит «Газпром». Исходящая из России неимоверная энергетическая угроза — «ужасный газовый человек» из России — ковыляет прочь от Европы. НАТО со своей стороны укрепляет присутствие в уязвимых странах на северо-востоке альянса. Альянс провел свои крупнейшие со времен холодной войны учения Trident Juncture. Запад реагирует на российскую пропаганду ответными шагами. Швеция и Финляндия укрепляют сотрудничество в области обороны и совместные усилия с соседними странами, а также сближаются с НАТО.

В 2016 году мы можем ждать продолжения этих событий. Пока Ангела Меркель остается у власти, Германия не подведет своих восточных союзников. Мое первое предсказание на следующий год: еврокомиссии добьется, чтобы Nord Stream 2 не был построен, как бы того ни хотели промышленность и социал-демократы Германии. Еврокомиссия провалила South Stream – план России по строительству проходящей под Черным морем и по Балканам незаконной газовой трассы. Она может сделать то же и на Балтийском море.

Мое второе предсказание: шведские социал-демократы проведут в 2016 съезд партии, где откажутся от противостояния вступлению в НАТО. Вслед за этим свою позицию немедленно сменит и Финляндия. Это может не произойти к саммиту НАТО в Варшаве, но задиристое поведение России с ее не состоящими в НАТО соседями сделало членство в альянсе практически неизбежным. Россия попыталась расколоть Запад, но вместо этого она его объединит.

Мое третье, гораздо более смелое предсказание: Шенгенская зона гораздо сильнее прежнего будет напоминать государство — возникнет Шенгенленд. Кризис еврозоны предлагает интересные параллели. Как и Шенген, еврозона была основана на выдаваемых за действительность фантазиях. Был создан Европейский центробанк, не имевший полномочий вмешиваться в ситуации кризиса, национальным парламентам было разрешено попирать ногами бюджетные ограничения, отсутствовал адекватный режим банковского надзора. Результатом стало беспечное поведение всех сторон (германских кредиторов и греческих должников), последовал мощный взрыв.

На данный момент архитектура еврозоны изменилась. У нас есть вмешивающийся центробанк, игнорирующая желания избирателей бюджетная служба и рудименты единой системы банковского надзора. Часть элементов остается неполной, экономическая, политическая и социальная цена ужасна, но теперь мы можем видеть, как смогла бы выжить и даже процветать теснее интегрированная еврозона.

Тот же процесс идет в Шенгенской зоне. Германия с опозданием и против воли пытается разработать единый подход к миграции и безопасности внешней европейской границы. Остальные страны ворчат, но соглашаются. На строительной площадки стоят дым и пыль, но появляются контуры новой структуры.

Например, для упорядочивания миграции границы Шенгена будут охраняться. Если Греция не сможет сама защитить границы своих островов и откажется принимать помощь ЕС, она не сможет остаться в Шенгене. Шенгенленд должен гораздо строже заниматься установлением личности тех, кто хочет проживать в его пределах. Важнейший элемент цивилизации — социальная связность. Большинство платит налоги, следует законам и относится друг к другу благожелательно, зная, что и остальные поступают так же. Энергичные защитники приватности могут счесть снятие отпечатков пальцев, сканирование сетчатки и алгоритмы узнавания лиц неприятными.

Когда имеешь дело с движением крупных народных масс, биометрическая идентификация играет решающую роль в определении количества и предупреждении преступности. Европейские чиновники должны научиться у Эстонии тому, как подобная система могла бы работать безопасно, надежно и дешево.

Шенгенленд сделает проще процесс ходатайства об убежище для тех, кто более всего в этом нуждается, и усложнит его для тех, кто нарушает правила. Нет причин предпочитать фотогеничных людей, с трудом (или за деньги) по суше и морю добравшихся до границы ЕС, тем, кто из-за болезненного/уязвимого состояния или по семейным обстоятельствам застрял в лагере для беженцев.

Мое четвертое предсказание: Европа станет решительнее посылать свои силы за границы. Для государства или альянса безопасность начинается не на границе, а далеко за ней. ЕС должен вести себя, как имперская сила, которой он является. Его население и ВВП выше, чем в США. ЕС должен стабилизировать свою периферию. Если он этого не сделает, периферия дестабилизирует его. Это означает невиданный прежде уровень иностранной политики. Нам нужна европейская армия (я бы предложил создать ее на базе Французского иностранного легиона). Она брала бы под контроль конкретную территорию, устанавливала там мир, при необходимости применяя летальную силу, а вслед за этим управляла этой территорией под международной эгидой.

Мое последнее предсказание: Великобритания проголосует за дальнейшее присутствие в ЕС. Референдум — постыдная игра с будущим страны. После реального начала кампании баланс сил преимущественно склоняется в пользу продолжающегося членства. Почти весь британский мир бизнеса, профсоюзы, университеты, культурная элита, большинство местных самоуправлений, людей моложе 40 лет и значительная часть Шотландии, Уэльса и Северной Ирландии, а также СМИ поддерживают членство в ЕС. Этого же хотят и все союзники Великобритании: единственная страна, которая хочет, чтобы британцы ушли, это Россия.

Ничто из этого не гарантировано. Впереди много трудностей. Во Франции и других странах выступающие против системы партии может сопровождать успех. Польша — крупнейшее и важнейшее из бывших коммунистических государств — находится в руках потрясающе неопытного и эксцентричного правительства. Неосторожный путинский режим может для повышения ставок решить в пользу военной провокации в надежде, что мы не видим его блеф насквозь.

Состоящая из кризисов диета — обычное меню европейских лидеров. Я уверен, что мы придем к концу 2016 года в лучшей ситуации. С этой мыслью желаю всем читателям хорошего Рождества и Нового Года.

Эдвард Лукас — автор снискавших международный успех книг «Новая холодная война» и «Обман», журналист и вице-президент действующего в Вашингтоне и Варшаве аналитического центра Center for European Policy Analysis (CEPA).

НАВЕРХ