Протоиерей Чаплин: патриарх долго не продержится

Всеволод Чаплин

ФОТО: SCANPIX

Протоиерей Всеволод Чаплин, уволенныйнакануне с должности главы Отдела Московского патриархата по взаимоотношениям Церкви и общества, заявил в интервью радиостанции"Говорит Москва", что патриарх Кирилл "перестал понимать, что он коллективный проект и должен выражать не только свое мнение", пишет Newsru.com.

"Думаю, долго он не продержится. Думаю, что это противоречие между верой в личную харизму и окружающей реальностью будет только усиливаться", - сказал Чаплин.

 

В свою очередь, руководитель пресс-службы Патриарха Московского и всея Руси Александр Волков отметил, что "оставляет заявления Чаплина на его совести".

"Вступать в бессмысленную полемику не представляется целесообразным", - добавил он в интервью радиостанции "Говорит Москва".

Напомним, что Священный синод РПЦ объяснил увольнение Чаплина изменениями в структуре Московского патриархата: отдел, которым руководил протоиерей, был слит с Синодальным информационным отделом (СИНФО). Новую структуру возглавил руководитель СИНФО, выпускник МГИМО Владимир Легойда.

Сам Чаплин, руководивший Отделом по взаимоотношениям Церкви и общества с 2009 года, позже заявил, что причиной его увольнения стали разногласия с патриархом. Он подчеркивал, что в разговорах с Кириллом осуждал заискивание Церкви перед светской властью и коррумпированными чиновниками, но не нашел у него поддержки.

 

 

Чаплин: патриарху было обидно, что "многие говорят лучше него, многие говорят более прямо, чем он"

Накануне вечером Чаплин дал пространное интервью радиостанции "Эхо Москвы", в котором сделал несколько резких выпадов в адрес предстоятеля священноначалия РПЦ.

По его словам, он никогда не держался за должность, которой его лишили, поскольку она отнимала практически все силы.

"Сейчас могу вздохнуть полной грудью. Появляется, очевидно, свободное время, появляется возможность больше говорить, больше молиться, больше и спорить с власть имущими и теми, кто сейчас выстраивает внутрицерковные отношения. Так что у меня появляется больше свободы, и я этому очень рад", - сказал он.

В то же время он подозревает, что причина проделанных Синодом изменений не только в оптимизации работы и не только в соображениях эффективности, как было представлено в официальном сообщении.

"Я знаю, что в Церкви есть множество гораздо менее эффективных учреждений, чем тот отдел, который был мной создан и который я возглавлял до недавнего времени. Это касается и некоторых синодальных учреждений, это касается того аппарата, который обслуживает лично Святейшего Патриарха: в делопроизводстве и в резиденциях, за богослужениями. Мне кажется, что вопрос об эффективности здесь не является главным", - сказал Чаплин.

"Я имел обыкновение не соглашаться по некоторым вопросам с Его Святейшеством. Это касалось, прежде всего, той тональности церковно-государственных отношений, которая у нас есть и в России, и в Украине, и в некоторых других местах. Я считаю, что мы слишком комплементарны. Возможно, больше высказываться критически. Нам нужно не бояться выносить самые сложные темы церковно-государственных отношений в публичное пространство, опираться не на уговоры и переговоры, на поддержку народа. Я считаю, что не стоит пытаться в Церкви свести все к одному голосу – голосу Святейшего Патриарха. Мой голос не менее значим, голос многих других наших думающих и занимающих активную позицию священников и мирян так же не менее значима. Поэтому я считаю, что Святейшему Патриарху просто в какой-то момент обидно, что в силу своего нынешнего положения он не может сказать того, что мог сказать, будучи митрополитом. Это яркий человек, это мыслящий человек, но в силу своих нынешних обязанностей возможности для его высказываний достаточно ограничены. И, наверное, в какой-то момент ему обидно, что многие говорят лучше него, многие говорят более прямо, чем он. Что ж, такая у него судьба", - заявил священник.

Вторая проблема, по которой Чаплин, по его словам, спорил с Патриархом, – это состояние церковного управления.

"Я недавно написал ему рапорт о том, что в церковном управлении должны приниматься более системные решения. К сожалению, сегодня это не так. Очень многие решения принимаются в ходе спонтанных разговоров где-нибудь в коридоре не бегу – имеется в виду решения по весьма принципиальным вопросам. Так нельзя. Я убежден, что система, в которой нет системного - извините за тавтологию - принятия решений с учетом позиции экспертов, с учетом позиции непрофильных учреждений долго не проживешь", - считает собеседник радиостанции.

По словам Чаплина, очень многие решения в РПЦ принимает только лично патриарх. "Объем этих решений сейчас большой. Он не справляется с этими решениями, он не в состоянии переварить тот объем документов, который предполагает принятие решения, значит все-таки нужно передавать полномочия и давать людям возможность брать ответственность на себя, что я и старался всегда делать", - сказал священник, добавив, что он свободный человек и что никто не имеет права ограничивать его позицию.

"Я считаю, что именно моя позиция в большей степени, чем чья бы то ни было еще отражает сегодня те настроения большинства людей, которые присутствуют в нашей церкви, и те настроения, которые связаны с ее глубинными интуициями. Я буду и дальше себя вести как свободный человек. Я уже сказал, что свободы появляется достаточно много, я этому очень рад", - подчеркнул Чаплин.

Между тем свое увольнение он связывает не только со своей личностью, но и с глубинными тенденциями, отражающими некоторый раскол в церкви.

Себя он считает может быть "единственным человеком, который может в ответ на позицию Патриарха высказать свою позицию, которая не всегда будет совпадать с его позицией", и которая, по его мнению, в каком-то смысле является более перспективной, с точки зрения будущего.

Поделившись своими планами на будущее, Чаплин сказал, что будет теперь отдыхать, будет молиться, а самое главное – будет "напрямую говорить и с властью и с обществом, и с церковными властями, и буду говорить то, что считаю нужным".

Что же касается денег, то, как утверждает Чаплин, в качестве руководителя синодального учреждения он последнее время почти ничего не получал. "Была срезана половина зарплаты, потом я отказался от второй зарплаты. Что-то – по-моему, 20 тысяч рублей или около того мне платят в храме, где я служу. Я и без этих денег могу совершенно спокойно прожить. Деньги мне не нужны, я об этом много раз всем говорил", - заключил священник.

НАВЕРХ