Спасатели готовятся к забастовке

Спасатель Андреас Рейнберг официально оформил разрешение на проведение акции протеста.

ФОТО: Михкель Марипуу

Чтобы изменить ситуацию, при которой спасатели вынуждены в ходе 24-часовой смены работать два часа за почасовую плату в 8 крон в час, в четверг более 200 спасателей намерены выстроиться в живую цепочку вокруг главного здания спасательного департамента в Таллинне.

Организатором акции протеста вновь оказался спасатель из Вильянди Андреас Рейнберг. Тот самый человек, который год назад, угрожая голодовкой перед главным зданием Спасательного департамента, предотвратил угрозу сокращения десятков спасателей, которая была вызвана экономическим кризисом.

После этой акции финансовая комиссия Рийгикогу быстро нашла в бюджете дополнительные средства на спасателей.

Вчера утром в Вильянди Рейнберг вывел из гаража свой личный Ford Fiesta, на котором красуется надпись «Minister kehitab õlgu, pääs­te­amet elab võlgu, see ei ole mingi lori, pritsimehest tehti ori» («Министр пожимает плечами, Спасательный департамент красен долгами, это вам не сущий мрак, был пожарник, а стал раб») и отправился официально оформлять разрешение на проведение акции протеста в Таллинне.

Дополнение к урезанию
Вчера Рейнберг, оформивший акцию протеста в Пыхьяской префектуре полиции, пообещал, что в четверг в ней примет участие не менее 250 недовольных спасателей.

«Мы не хотим ничего другого, кроме как равной оплаты труда за каждый час работы, — говорит он. — А не так, что из 24 часов два оплачиваются примерно по восемь крон в час, которые официально оформлены как перерыв в работе, но по сути в это время спасателю не разрешается уходить с рабочего места домой пообедать».

Такую организацию труда в прошлом году разработал Спасательный департамент, чтобы избавиться от возникающих у спасателей при работе по такому графику часах внеурочной переработки.

По словам Рейнберга, скрытое увеличение рабочего времени на 10 процентов было затеяно в дополнение к осуществленному в 2009 году 8-процентному урезанию зарплаты, отмене доплат и сокращению сотрудников/закрытию команд.

Простейший расчет показывает, что таким образом спасатель вынужден каждый месяц отрабатывать по 14-16 часов за зарплату менее десяти крон в час.

«Это означало бы, что обычный человек должен был бы в месяц помимо 20 рабочих дней дополнительно отрабатывать два дня, получая за это 150 крон», — утверждает Рейнберг.

За год спасатель по сути отрабатывает бесплатно более 160 часов, что сравнимо с нормой месячной рабочей нагрузки, — считают спасатели. Таким образом, за год государство экономит на 1800 спасателях примерно 30 миллионов крон.

Спасатели полагают, что за разработку невыгодного им порядка организации труда ответственны как министр внутренних дел, так и гендиректор Спасательного департамента, между тем подобное нарушение закона должно быть прекращено.
 
Право на забастовку
По словам генерального директора спасательного департамента Калева Тимберга, разрешить возникшую ситуацию непросто.

«Я всегда рад, когда сотрудники думают о том, каким образом можно получить для ведомства дополнительные средства. Но, по-моему, с данной акцией они запоздали, ведь бюджет уже утвержден», — отметил Тимберг.

Тимберг пообещал, что в четверг он выйдет к протестующим и выслушает их. «Я не уверен, что они думают, будто, пригвоздив руководителя департамента, они выручат дополнительные средства. Для этого спасатели слишком разумные люди».

Комментарий

Калле Лийвамяги,
Союз профсоюзов работников государственных и муниципальных учреждений (ROTAL)

Этот вопрос мы дважды обсуждали в ноябре с министром внутренних дел, но нам говорят, что в бюджете МВД на следующий год денег на это нет.

Спасателей хотят заставить и дальше работать, по сути, бесплатно. Столь жесткая позиция руководства в этом вопросе нам непонятна, особенно если учесть, что в Департаменте полиции и погранохраны введены т.н. кризисные дни — неоплачиваемые дни отдыха.

Руководители Спасательного департамента и четырех региональных спасательных центров, получающие высокую зарплату, не взяли ни одного кризисного дня. А простые спасатели вынуждены ежегодно работать по 120 часов за символическую плату. Эту ситуацию юристы характеризуют, как рабский труд на пользу государства.

Когда такое ввели в 2010 году, то спасатели понимали, что для государства наступили тяжелые времена, и были согласны на такой рабский труд, но они не хотят оставаться в 2011 году единственными в системе, кто вынужден так работать. Руководство могло бы проявить солидарность со спасателями, но глава департамента Калев Тимберг говорит, что об этом не может быть и речи.

Мы предлагали, чтобы спасателям предоставили возможность не отрабатывать эти часы, а взять, к примеру, неоплачиваемые дни отдыха. Но и это, как считает департамент, невозможно, поскольку в этом случае команды будут не укомплектованы. Мы обратились к канцлеру права, чтобы он ответил, насколько законна такая система. 

НАВЕРХ