Кризис лишил жилья сотни жителей страны

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

С наступлением кризиса жители Эстонии стали относиться к жилищным кредитам с большей осторожностью, так как продать недвижимость становится все труднее. Такое объявление о продаже участка можно было увидеть еще в октябре на шоссе Тарту—Вильянди.

ФОТО: Эльмо Рийг/Sakala

С начала 2008 года, когда в Эстонии разразился экономический и финансовый кризис, сотни людей, взявших в банках жилищные кредиты, остались без жилья, поскольку не смогли выполнить свои финансовые обязательства.

С начала 2008 года Swedban­k выставил с аукциона более двухсот объектов недвижимости должников по жилищному кредиту.

«Как правило, нам приходилось продавать недвижимость тех людей, которые не испытывали никакого желания решать проблему самостоятельно: не отвечали на отправленные по почте извещения, на звонки или даже меняли телефонные номера», — сказала заведующая отделом жилищных кредитов Swed­bank Анне Пяргмаа.

Вынужденная мера
По ее словам, бывали такие случаи, когда люди меняли свое место жительства или даже совсем уезжали из Эстонии и их больше не интересовали взятые на себя финансовые обязательства. «В таких случаях у банка действительно не остается никаких других вариантов, кроме радикальных мер. Такие действия, естественно, в итоге могут привести к принудительной продаже жилья должников», — пояснила Пяргмаа.

Руководитель по развитию отдела кредитования частных лиц банка SEB Трийн Мессимас сказала в прошлом месяце, что в течение последних двух с половиной лет общее количество принудительных продаж залогового имущества по жилищным кредитам составило менее сотни.

«Принудительная продажа — это вынужденная мера для банка, поскольку наладить диалог с клиентом не уда­лось и задолженность нарас­тала продолжительное вре­мя, — отметила Мессимас. — Как правило, на принудительную продажу не выставля­ется единственное жилье заемщика, а только, например, дача или квартира, купленная для сдачи в аренду, а также прочая недвижимость».

Вопрос без ответа
По словам специалиста по коммуникациям банка Sampo Тыну Талинурме, за десять месяцев этого года банк выставил на продажу 50 объектов залогового имущества, а в прошлом году — 40. Количество принудительных продаж за 2008 год банк не обнародовал.

Банк Nordea за последние годы вообще не публиковал  данных о продаже залогового имущества должников по жилищным кредитам.

На вопрос о том, прошел ли пик того периода, когда лю­ди из-за долгов теряли жи­лье, из большинства банков ответа не последовало. Только специалисты банка SEB отметили, что на сегодняшний момент количество клиентов, испытывающих сложности с выплатами по кредиту, несколько уменьшилось.

НАВЕРХ