Строго для мужчин: жизнь без обязательств

  • Мужчины бегут от офисного рабства и суеты повседневности
  • Путешествие имеет непреходящий флер романтики
  • Вагабондаж - психическое расстройство, когда лицо испытывает тягу покинуть дом
  • Первый эпизод ухода из дома может спровоцировать стресс или конфликт с семьей

Мужчины ищут приключений, самореализации, исполнения юношеских надежд.

ФОТО: TeliaSonera

О свободе – от условностей, распорядка, суеты и обязательств – мечтают многие. Некоторые пробуют такую жизнь. Но заканчиваются эти опыты, как правило, плохо.

Все чаще можно слышать о том, что некий товарищ вдруг решил бросить обычную жизнь: кто – с целью объехать весь мир на велосипеде, кто – расширить сознание в какой-нибудь индийской общине, кто – жить в греческом монастыре и т.п. Социальные сети дают в этом смысле много информации для размышления.

Уеду срочно я из этих мест

«Путешествую по миру уже несколько лет, а в Киеве у меня живет дочка с бывшей женой. Женились по глупости в двадцать лет, а в двадцать восемь у меня случился кризис, и я решил, что обычная жизнь не для меня. Собрал рюкзак и уехал в Южную Америку», – сообщает пост одного путешественника.  

Другая история: женщина воспитывает ребенка, строит карьеру, а ее благоверный живет в Абхазии – строит там бунгало-хостел для творческих хипстеров и занимается живописью. У одной моей знакомой муж-яхтсмен дома бывает пару месяцев в году, а в остальное время у него яхтенная школа и переходы по всему миру...

И, конечно же, все эти мужчины позиционируют себя как свободные личности, которые устали от офисного рабства и суеты повседневности. Они не хотят обязательств, распорядка, монотонности, кредитов на квартиру, субботних ужинов у родителей, покупки мебели и ремонтов. Они ищут приключений, самореализации, исполнения юношеских надежд. И вообще, мол, жизнь слишком коротка. Многие таким мужчинам завидуют.

Интересно только, почему женщины в массе своей лишены свободы? Почему ожидают ребенка и «женятся по глупости» двое, а ежедневно ходят на работу без возможности уехать в кругосветное путешествие с одним рюкзаком лишь женщины? Почему такой путешественник считает, что женщина отлично справится сама со своей базовой функцией? Что содержание ребенка, его образование, здоровье, развитие и отдых – не его вопросы?

Конечно, можно сказать, что никто не держит женщину, и она точно так же может путешествовать по миру – было бы желание. Но по факту путешествуют, отправив глубоко в подсознание все неприятные мысли об обязательствах, только мужчины, а женщины водят детей в школы и на кружки, попутно зарабатывая на жизнь.

Я не имею ничего против нестандартного образа жизни, в котором правила устанавливаешь ты, а не общество. А также против многообразия впечатлений, расширения кругозора и необыкновенного вдохновения, которое дают путешествия по миру. Но я также и за честность. За то, чтобы отдавать себе отчет в том, что рождение ребенка всегда накладывает на тебя ограничения.  Знаю семьи, которые ради любви к путешествиям отказались от привычного образа жизни и колесят по свету вместе с детьми, попутно осваивая, например, дошкольную программу. Я поражаюсь, я даже восхищаюсь ими. А вот мужчинами-путешественниками, которые оставили семьи ради «исполнения желаний» – нет.

Наша крыша – небо голубое

Каким бы ни было путешествие – с замерзанием по ночам в горах, с долгими пешими переходами, стирающими ноги в кровь, с передвижением на случайных  попутках, с нерегулярным питанием, – оно все же имеет непреходящий флер романтики. Но ведь можно это назвать и по-другому: бродяжничество или, как еще говорят, бомжевание. Еще одну подобную историю из жизни подкинула случайная попутчица, рассказавшая о муже-бомже.

История началась лет двадцать назад, когда молодожены Виктор и Неля ждали пополнения в семействе. Чем ближе подходило волнующее событие, тем мрачнее и задумчивее становился будущий отец. Его молодая жена не обращала внимания на странное состояние супруга, концентрируясь на собственном самочувствии и приготовлениях к расширению семьи. Нелю положили на сохранение, и она ждала, когда же в палату примчится обеспокоенный супруг.

Но проходили день за днем, а от мужа не было ни слуху ни духу. А потом ей передали записку, в которой муж признавался, что, заведя семью, он совершил огромную ошибку. Что он боится нести ответственность за ребенка, не сможет его содержать и поэтому уходит жить из дома... в лес. От такого сообщения его жена чуть не родила преждевременно. Но собравшись с мыслями, решила, что ребенок ей дороже мужниных причуд.

Когда она вернулась домой с младенцем на руках, ее никто не ждал: муж появился только через месяц. Он действительно жил в лесу, но вернулся не из-за дочки: это холодные осенние ночи заставили его заскочить за теплой одеждой. На этом супруги и расстались. Сбросив брачные оковы, Виктор вздохнул полной грудью и зашагал по жизни в одиночестве, не утруждая себя ни обязательствами, ни работой.

Его поведение не удивило разве что его мать, которая всем рассказывала, что «это в Витьке заговорили поганые гены его отца». Принципиально неработающий Виктор – заметим, человек с высшим образованием! – с огромным удовольствием копался в отбросах и мусорных контейнерах, наведывался на пустыри, заваленные хламом. Он искренне не понимал, зачем утруждать себя работой, если на свалках можно найти что угодно для непритязательной жизни. Летом он жил в лесу: за годы наловчился строить приличные шалаши, питался тем, что может дать лес.

Мать и тетки периодически пытались вернуть блудного родственника в семью, устраивали его на работу, не жалея пенсии, одевали и обували его, одаривали то мобильным телефоном, то компьютером – лишь бы «жил как человек». Но больше месяца человеческой жизни Виктор не выдерживал. Как только он начинал чувствовать груз обязанностей, он выбрасывал мобильник, который считал большим злом, и уходил бродяжничать, не объявляясь по году и более.

Когда умерла мать, Виктор, уже и сам далеко не молодой человек, впервые задумался о будущем. В родительской квартире он остался единственным хозяином. Пришлось оплачивать счета, ремонтировать текущие краны, встречаться с соседями. Когда материнские накопления кончились, устроился работать сторожем. Но через две недели плюнул на все, поселил в квартире знакомую «за коммунальные» и вернулся к прежней жизни.

Свое мировоззрение Виктор объясняет так: «Человек рожден не для кого-то, а для себя. Главное у человека – это свобода. А какая свобода, если на работе начальник, дома жена с детьми, теща с матерью. И всем постоянно что-то надо! И мобильник, от которого у всех нервы на взводе. Стоит его забыть или потерять – истерика. Будто мир рушится без телефона! А я – свободный человек, живу, как хочу, а не так, как надо. У меня ничего нет, но я счастлив. И в лес я ухожу, чтобы вас не видеть – больных роботов, не понимающих, что Бог создал человека свободным!»

Не надо мне помогать!

С такими «идейными» бомжами, для которых бездомность – жизненный выбор, работать сложнее всего, говорят социальные работники. Именно они чаще всего создают неприглядный образ бездомного. И в девяти из десяти случаев это мужчины. На самом деле они не бездомны и не одиноки, чаще всего они просто не хотят общаться со своей семьей.

Нередко это связано тем, что в силу ряда причин мужчина не смог добиться того положения в обществе, которое от него ждало окружение и на которое он сам рассчитывал. И тогда возникает адресованное «в воздух» чувство обиды и мести: раз ты, жизнь, такая, то я тебе отомщу – опущусь на самое дно! При этом существование на улице привлекает их отсутствием обязательств и ограничений.

Таких людей можно увидеть практически в любом городе мира, независимо от продвинутости страны, среднего уровня материального достатка и развитости системы социальных служб. Париж, Берлин или Таллинн – разницы в данном случае нет. Для всех принципиально бродяжничающих типично равнодушное отношение к своей текущей жизненной ситуации, нежелание что-то менять и обращаться за помощью в социальные службы, хотя они имеются и функционируют довольно эффективно. Отношение к любой помощи, в том числе и социальной у них цинично-потребительское и паразитическое: им  должны все – государство, общество, родственники, а они – никому, никогда и ничего.

Куда глаза глядят

В определенных случаях можно предположить, что выбор такого образа жизни связан с психическим расстройством, называемым дромомания, а в более запущенной форме – вагабондаж. Суть его в том, что человек испытывает сильную тягу покинуть дом. И это не просто жажда увидеть новые красивые места, которая свойственна нормальному путешественнику, а болезненное импульсивное желание уйти от привычного мира куда глаза глядят.

Первый эпизод ухода из дома может спровоцировать стресс, конфликт с семьей или ущемление личных интересов. На этом этапе человек быстро приходит в себя и возвращается домой. Но затем причинами скитания становятся совсем незначительные поводы, а периоды загулов затягиваются по времени и ведут к глубоким депрессиям.

Это расстройство может выглядеть как невинное желание прогуляться или уехать порыбачить. Однако есть определенные сигналы, говорящие о наличии синдрома.

Во-первых, это импульсивность. Человек принимает решение «отдохнуть» внезапно, совершенно неожиданно для близких людей. Он может напрочь забыть о предыдущих планах, о том, что договаривался провести выходной вместе с семьей – просто прервать начатое занятие или, например, обед, одеться и уйти.

Во-вторых, это безразличие к деталям. Абсолютная неподготовленность человека к «путешествию» заставляет его голодать, мерзнуть и сбиваться с пути.  Люди с таким синдромом не планируют свой поход заранее, поэтому, соответственно, не берут с собой теплую одежду, еду, карты и другие необходимые вещи.

В-третьих, это безответственность. Человек, решившийся отправиться в путь, не беспокоится о брошенной работе, недоделанном проекте, ненакормленном ребенке. Он никого не ставит заранее в известность о своих планах, потому что и сам не знал о них еще некоторое время назад.

Справка «ДД»:

«Дромомания» в переводе с греческого означает «мания бега». Человек испытывает острую необходимость сбежать из пространства, которое по каким-то причинам вызывает у него эмоциональное давление. Он описывает свои ощущения как сильную тревогу, которая утихает только во время поездки.  Когда это чувство проходит полностью, человек возвращается домой, осознав ненормальность своего импульсивного поступка. Более тяжелая форма проявляется в длительном скитании.

Термин «вагабондаж» переводится с французского как «бродяжничество». Человек просто идет вперед и вперед, пока хватает сил. Для него важно не место назначения, а сам процесс движения. В таком случае очень важно вовремя обратиться за помощью к психологу или психотерапевту. Как говорят социальные работники, одна ночь на улице способна напугать, а последующие уже входят в привычку.

НАВЕРХ