Яна Тоом: моя картина мира перевернулась

В летном ангаре люди остались без информации – телефоны работали только на прием звонков.

ФОТО: личный архив

Взрывы в аэропорту Брюсселя прозвучали всего в нескольких десятках метров от евродепутата Яны Тоом, которая во вторник должна была вылететь утренним рейсом в Таллинн.

«Моя картина мира перевернулась. Я поняла, что высказывания политиков о том, что мы не дадим себя запугать – это белый шум, – признает она. – Наша задача – обеспечить реальную безопасность, эффективный обмен информацией между спецслужбами разных стран, адекватную внешнюю политику. От политиков ждут действий, а не психотерапии».

Взглянуть правде в глаза

За день до терактов по приглашению политика в Брюссель прибыла делегация из Эстонии. В составе группы было 29 человек: преподаватели Линнамяэского лицея, работники сферы образования из разных волостей и журналисты. В Брюсселе сейчас также находится известный витражист Андрей Лобанов, у которого на днях открылась выставка в Европарламенте. Из-за печальных событий экспозицию почти никто так и не увидел – доступ в здание ограничен.

Члены эстонской делегации оказались заблокированными в бельгийской столице, им не рекомендовали, как и другим, выходить из гостиницы, тщательно проверенной на предмет отсутствия взрывчатых веществ. «Да, собственно, никто и не рвется осматривать в такие дни достопримечательности Брюсселя», – отмечает один из членов делегации.

В среду эстонская группа должна была лететь обратно в Таллинн рейсом авиакомпании SAS, но все полеты отменили. Пассажирам советуют переправляться домой через Амстердам, однако билетов на ближайшие рейсы нет. Авиакомпания Nordic Aviation Group смогла взять на борт только 7 человек из делегации, остальные оказались в подвешенном состоянии.

Нервозность в городе сохраняется. Яна Тоом по просьбе Postimees прокручивает картинку событий назад: «В 7.50 я потушила сигарету и направилась внутрь аэропорта. Когда рвануло первый раз, никто ничего не понял. Люди побежали к выходу, где произошел второй взрыв. Тогда уже охранники закричали: «Бегом! Бегом!» и показали направление, куда бежать (вовнутрь – прим. ред.). Однако они не успели сразу отключить турникет с электронной проверкой. Пришлось на бегу показывать посадочный талон со штрих-кодом, чтобы зажглась зеленая лампочка и можно было попасть внутрь. Люди неслись в терминал с непроверенным багажом».

Второй взрыв Тоом услышала в тот момент, когда направлялась на контроль безопасности, не успев дойти до рамки металлоискателя: «В итоге мой багаж так и остался где-то на полу в аэропорту. После второго взрыва всех стали сгонять без разбора. Теоретически с этой волной внутрь мог бы проникнуть еще один взрывник. Не знаю, насколько был подготовлен этот теракт».

«Внутри транзитной зоны нас распределили по двум терминалам, потом стали выпускать на летное поле и отбирать непроверенный багаж, – продолжает она. – У меня в пальто большие карманы, поэтому я сумела взять с собой паспорт, кошелек и айпад. Багаж нам до сих пор не вернули, аэропорт закрыт, и пока я даже не пытаюсь туда звонить – там все разнесено».

На сумки не успели повесить бирки, они так и остались в аэропорту как неопознанные. Из терминалов пассажиров довольно быстро выпустили на летное поле, так как оставлять в здании людей было небезопасно: «Хорошо, хоть погода была неплохая – светило солнце и не было ветра. Многие люди были легко одеты. На летном поле мы провели часа два, потом подогнали автобусы и увезли нас за угол на другую площадку, где мы тоже долго стояли на улице. После этого нас снова посадили в автобусы и доставили в летный ангар, где раздали пледы и воду. Через час после терактов была ограничена мобильная связь. Телефоны работали только на прием звонков».

Жертв могло бы быть намного больше

«Мы не проходили как подозреваемые! – уточняет Тоом. – Там не было вообще никакой проверки. Это даже удивительно. Морально я была готова к тому, что спецслужбы включат мелкое сито и начнут проверять всех подряд».

Пассажиры были заблокированы в аэропорту больше пяти часов. «Примерно в 13.30 я села в автобус до города Завентем (пригород Брюсселя рядом с аэропортом – прим. ред.). Общественный транспорт в Брюссель не ходил, добраться можно было только до Завентема, и там уже решать, как быть дальше. Многие люди оказались без денег и документов. Мы проезжали мимо кордонов журналистов, огромного количества телекамер, оперативных машин с сиренами», – описывает увиденное Яна Тоом.

По ее словам, если бы сразу разрешили уехать из аэропорта в Брюссель, то жертв в метро, где позже тоже произошел взрыв, могло быть намного больше: «Тем самым было много жизней спасено».

«Находясь в летном ангаре, я поняла, какая разница пролегла между теми, кто увидел взрывы и кого эвакуировали на общей волне, – отметила евродепутат. – Очевидцы теракта стали другими людьми. Я сама не видела взрывов – они произошли за моей спиной. Обернувшись, только заметила в воздухе что-то похожее на перья пуховика».

Тоомас Хендрик Ильвес: Сегодня мрачный день

По словам президента Эстонии Тоо­маса Хендрика Ильвеса, Европа должна поймать и уничтожить стоящих за взрывами в Брюсселе террористов и террористические сети.

«Нас снова намерены убивать, прямо в сердце Европы. Ответом на эти мерзкие и отвратительные преступления будет общеевропейское сотрудничество по поимке и уничтожению этих преступников и их сетей, – написал президент в Facebook. – Эстония вместе с Бельгией – наши соболезнования всем родст­венникам жертв взрывов в Брюсселе».

«Сегодня мрачный для Европы день», – с таких слов Ильвес позже начал свою лекцию в университете в Загребе, попросив присутствующих почтить минутой молчания память погибших в Брюсселе в результате терактов. «Европа на распутье, и сегодняшний день подтверждает это в очередной раз, – передала канцелярия президента слова Ильвеса. – Ей предстоит выбрать: или закрытость, или единство и солидарность».

Сийм Каллас: Европе объявлен новый тип войны

Мы имеем дело с новым типом войны, которая объявлена Европе, – так считает бывший вице-президент ЕС Сийм Каллас. «Новости ужасны. Живя в Брюсселе более 10 лет, можно было считать это место тихим. Здесь живет много мигрантов, но столицу Бельгии можно было считать безопасным местом», – сказал Каллас.

В течение пяти лет Каллас отвечал за сферу безопасности в Еврокомиссии, и служба охраны была в его подчинении. «Я занимался темами безопасности. И у меня было впечатление, что бельгийские спецслужбы контролируют происходящее. Они знали перемещения этих людей, знали, где они собираются, – отметил Сийм Каллас. – Бельгийские службы достаточно сильны, чтобы обезопасить от больших неприятностей. Однако, как выясняется, что-то пошло совсем не так. Это показали и теракты в Париже. Мы имеем дело с новым типом войны».

Таави Рыйвас: Мы не поддадимся страху

Премьер-министр Эстонии Таави Рыйвас прокомментировал трагические события в Брюсселе так: «Совершенные в Брюсселе теракты глубоко потрясли всех нас. Единственная цель этих смертоносных и подлых атак – посеять страх. Мы не поддадимся страху. Даже когда удар нанесен в самое сердце Европы. Эстония поддерживает Бельгию и всю Европу в борьбе с терроризмом. Выражаю соболезнование близким погибших. Эстония мысленно с вами».

Марина Кальюранд: Терроризму нет оправданий

Министр иностранных дел Марина Кальюранд заявила в связи с тер­актами в Брюсселе, что терроризму нет оправданий. «Ужасные новости из Брюсселя. Терроризму нет оправданий», – написала Кальюранд в социальных сетях.

НАВЕРХ