Алаталу о брюссельских терактах: Европа до сих пор не сообразила, что она воюет (5)

rus.postimees.ee
Copy
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.
Тоомас Алаталу
Тоомас Алаталу Фото: Ants Liigus / Pänu Postimees.

По мнению политолога-международника и бывшего депутата Рийгикогу Тоомаса Алаталу, Европе необходимо пересмотреть весь подход к антитеррористической деятельности, резко ускорив процессы принятия решений, усилив координацию и наладив систему учета и контроля прибывающих мигрантов, а также агентурную сеть в иммигрантских гетто.

Самая главная проблема, выявленная недавними терактами в Париже и Брюсселе, заключается в том, что Европа до сих пор не осознала, что она находится в состоянии войны, сказал политолог Тоомас Алаталу в эфире передаче «На острие» в четверг, 24 марта, передает Rus.ERR.

Запоздалая реакция на угрозу

По его словам, хотя терроризм далеко не новое явление, в XXI веке он приобрел глобальное измерение. Первой глобальной террористической организацией стала Аль-Каида, которая, в частности, организовала нападения на башни-близнецы в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года. Руководил этой организацией Усама бен Ладен, который родился в Саудовской Аравии, жил в Афганистане, а теракты его организация совершала по всему миру. «Исламское государство» было официально провозглашено как халифат совсем недавно, в 2014 году. После этого оно фактически объявило войну всему остальному миру, претендуя на территорию от Испании до Китая.

При этом Европа и США не заметили, что у них появился конкретный враг, к которому нужно было отнестись серьезно. Когда провозгласили халифат, мир был больше озабочен ядерной программой Ирана и министры в 2013-2015 годах неделями вели переговоры по иранскому ядерному досье. От борьбы с халифатом также отвлекли события в Крыму и на Украине.

Европе пора понять, что она ведет войну

По мнению Алаталу, Европа до сих пор не перестроилась на действия в режиме военного времени. Он привел пример задержания в Бельгии главного подозреваемого в организации парижских терактов Салаха Абдеслама. Франция потребовала его выдачи, но премьер-министр Бельгии заявил, что у страны есть три месяца, чтобы принять соответствующее решение. Это показывает чрезмерную забюрократизированность процессов, и пока Европа и бельгийские спецслужбы еще думали, что делать, был нанесен новый удар.

«Я сам сидел три срока на Тоомпеа, поэтому знаю, как медленно идут эти процессы. А здесь надо менять законы не одной страны, а нескольких стран. К сожалению, если бюрократия устроила себе хорошие условия работы, то она с трудом начинает торопиться», - отметил Алаталу.

По его словам, пока не заметно признаков осознания необходимости менять этот подход. Так, к примеру, Европейский парламент недавно принял резолюцию на 15 страницах со 100 пунктами, посвященную мерам для уменьшения радикализации молодежи. Хотя это правильный шаг, этот документ написан так, что Европарламент ждет активности со стороны национальных парламентов, делегируя решение проблемы вместо того, чтобы самому что-то делать.

В этом плане военное вмешательство России в Сирии может оказаться полезным, так как оно стало неожиданным новым фактором. «Уже сложилась определенная рутина, как мы действуем, а сейчас появился новый актер с новыми правилами, поэтому стало „веселее“», - сказал Алаталу.

По мнению Алаталу, еще одной проблемой является неспособность спецслужб европейских стран обеспечить эффективную слежку и сбор информации. Трудно объяснить, почему Абдаслам мог так свободно перемещаться между Францией и Бельгией.

Необходимо наладить систему учета иммигрантов и агентурную работу в гетто

Серьезной проблемой Европы остаются неконтролируемые потоки мигрантов, про которых ничего не знают, а также отсутствие эффективной слежки за вторым и третьим поколениями иммигрантов, уже живущими в Европе. В европейских городах, в том числе, в европейской столице - Брюсселе, есть целые кварталы, куда полиция боится заходить, и о происходящем в которых она ничего не знает. Эту ситуацию необходимо менять, наладив в таких местах агентурные сети.

Страны ЕС должны наладить обмен информацией, в первую очередь между теми странами, где есть значительное мусульманское население, считает политолог.

Фактор российского вмешательства в Сирии

Алаталу согласился с предположением ведущей программы Олеси Лагашиной, что запуск политического процесса на фоне российского вмешательства в Сирии мог повлиять на брюссельские теракты. Поскольку прекращение огня в Сирии не распространяется на террористов из Ан-Нусры (сирийского филиала Аль-Каиды) и «Исламского государства», то ИГ могло почувствовать себя припертым к стенке, и отреагировало на это. К сожалению, европейские лидеры и органы безопасности просто это просмотрели, полагает Алаталу.

По его мнению, Россия при выводе основной части своих войск из Сирии учла «синдром Афганистана», в который СССР зашел, а потом никак не мог выйти. Аналогичная ситуация сложилась и у США в Афганистане после 2001 года. «Восток - дело тонкое, и Путин это усвоил», - сказал Алаталу, добавив, что российский президент удачно выбрал момент для вывода войск.

Он считает, что благодаря российской операции в Сирии был запущен переговорный процесс, установлены конкретные временные рамки политического процесса, поддержанные великими державами, поэтому процесс урегулирования в Сирии хотя и трудно, но пойдет.

В пользу этого говорит и то обстоятельство, что срок полномочий Барака Обамы на посту президента США истекает в этом году, поэтому каких-то резких изменений в американской политике сейчас ожидать не стоит.

Он также отметил, что на эффективности борьбы с ИГ сказываются разногласия России и США, напоминающие разногласия между союзниками по антигитлеровской коалиции во время Второй мировой войны. Это приводит к тому, что, несмотря на наличие общего врага и общие цели, действиям союзников не хватает скоординированности, они как бы конкурируют друг с другом на театре военных действий.

Наверх