Пресса США о взрывах в Брюсселе: Америка на очереди?

Брюссельская полиция.

ФОТО: CHRISTIAN HARTMANN/REUTERS

"Что, Америка следующая?" Так озаглавлена статья Дэниэла Бенджамина, напечатанная в день брюссельской бойни на сайте Politicо. 

Миллионы американцев задаются этим вопросом каждый раз, когда невинные люди гибнут в Европе, на которую в США, по словам автора, эмоционально смотрят как на родную. Особенно на ту ее часть, которую бывший шеф Пентагона Дональд Рамсфелд называл Старой Европой, сообщает Би-Би-Си.

"Поэтому, когда взрыв разметает разбитые стекла и растерзанные тела в брюссельском аэропорту, - пишет Бенджамин, - мы инстинктивно ожидает, что то же самое случится и здесь. Не стоит. Хотя джихадистская угроза, бесспорно, глобальна, распределяется она ни в коем случае не равномерно".

Это не к тому, что у Америки имеется иммунитет против таких вещей, оговаривается автор, напоминая о декабрьском побоище в Сан-Бернардино, где семейная пара джихадистов из Пакистана расстреляла на рождественской пирушке группу сослуживцев мужа.

Однако нападения в брюссельском аэропорту и в метро были совершены на фоне наличия массы "отчужденных, плохо трудоустроенных и геттоизированных мусульман", равно как и неадекватного обеспечения безопасности, замечает Бенджамин и доказывает, что в США ситуация решительно другая.

Почему в Америке по-другому

В Северной Америке, по его словам, мусульманские общины в основном состоят из достаточно обеспеченных семей из разных мусульманских стран. Они ничем не отличаются по достатку и образованности от средних американцев. Исключение составляют лишь нищие беженцы из Сомали.

В Европе же мусульманские общины образовывались из бедных крестьян, приехавших в послевоенный период на работу в промышленности обезлюдевшей Европы. Эта мысль встречается во многих статьях, появившихся в США после брюссельской трагедии. Ожидалось, что спустя несколько лет гастарбайтеры вернутся на родину, но они остались, даже несмотря на угасание тех отраслей, где они работали, выписали жен и завели многочисленных детей.

Как пишет Бенджамин, "они приехали бедными, и в массе своей бедными и остались". Мало кто из них получил высшее образование, но многие сидят без работы, причем в странах, где безработица и так высока. Обычно они гуртуются в плохих городских районах, которые изобилуют бельем на веревках и спутниковыми антеннами и больше походят на города, откуда прибыли их предки, чем на окружающие кварталы.

"Мусульманское меньшинство в Европе считает, что Запад его не принимает", - замечает Лили Байер на сайте RealClearPolitics.

Джон Дэниэл Давидсон из журанала Federalist советует Европе "настаивать на интеграции и ассимиляции [мигрантов] по американской модели с тем, чтобы их дочери и сыновья смогли подняться и сделаться полноправными участниками общественного порядка. Если нет, то ей нужно принять свое будущее как сосуществование, с одной стороны, коренного туземного населения, а с другой, перманентных чужаков, которое неизбежно будет производить периодические вспышки насилия".

НАВЕРХ