Эксперты прокомментировали офшорный скандал и роль Эстонии в нем (3)

rus.postimees.ee
Copy
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.
иллюстрация: Pm

Эстонские предприниматели не верят, что «Панамские документы» содержат какие-то особые разоблачения, касающиеся скрытых богатств местных политиков и бизнесменов. Налоговый департамент занял выжидающую позицию и благоразумно хочет сам выявить махинации с оффшорными предприятиями.

880 оффшорных фирм, семь клиентов, 22 пользователя и 80 акционеров проводивших операции. Таков касающийся Эстонии итог утечки данных из панамского адвокатского бюро Mossack Fonseca. Правда пока не ясно, к какому точно времени эти данные относятся, поскольку все утекшие данные касаются периода 1977–2016. Подробные сведения следователи обещают представить в мае.

Руководитель налогового направления и партнер адвокатского бюро Varul Хельмут Пикметс считает, что хотя имеется множество причин использовать оффшорные фирмы, но многие из них уже давно не представляют интереса для жителей Эстонии.

«Основной побудительной причиной может являться оптимизация налогообложения, но для Эстонии это скорее относится к 90-м годам», - заметил Пикметс.

Об этом же говорят имевшие отношение к оффшорам предприниматели Юри Мыйз и Олари Таал. Это произошло после 2000 года, когда в Эстонии была введена нынешняя система взимания подоходного налога. «Я даже не знаю никого, кто сейчас пользуется оффшорами. Заплатить 20 процентов подоходного налога по всякому обойдется дешевле, чем платить за каждую подпись на другой стороне земного шара», - сказал Мыйз.

Мыйз рассказал, что в те времена популярнейшими местами укрытия от налогов были Делавер, Джерси и Кипр, где свои оффшоры были у каждого уважающего себя бизнесмена. Теперь этими такими оффшорами в основном пользуется международный бизнес, который работает в России и на Украине, чтобы обойти систему валютного контроля.

Кто из жителей Эстонии может стать жертвой утечки информации из Mossack Fonseca? «Какие-то сложные схемы инвестирования, наверное, проворачивали и порядочные люди, но среди этих 80, наверняка, большая часть - это русские по национальности. И еще могут быть так называемые танкисты», - предполагает Олари Таал.

Простой уход от налогов через оффшор больше не оправдывается и в Европе стали использовать иные методы оптимизации налогообложения. «Многие изымают дивиденды через Латвию, поскольку это на четверть дешевле», - привел пример Таал.

Но все-таки в Эстонии занимаются оффшорным предпринимательством. Президент Ассоциации мелких и средних предприятий Эстонии (EVEA) Керсти Крахт заметила, что кроме сферы недвижимости морского бизнеса оффшоры полезны тем, кто ведет бизнес в России.

«Например, когда установили запрет на импорт в Россию, то в Эстонии стали массово использовать оффшорные фирмы, поскольку эстонские для России не подходили, т.е. ставили свой бизнес в те рамки, которые подходят для России», - сказала Крахт.

Еще одним мотивом увода своего имущества в оффшоры является его укрытие. «Безусловно, что оффшорные фирмы используются для укрытия своего имущества от посторонних глаз. Коммерческий регистр и основные имущественные регистры Эстонии открыты и при наличии желания можно достаточно точно выяснить уровень благосостояния. Но не всем это нравится», - заметил адвокат Хельмут Пикметс.

Посредничавший в оффшорном бизнесе консультант рассказал Postimees, что желающих получить такие услуги в Эстонии все-таки достаточно: «Имеются такие бизнесмены, для которых любые налоги, которые выше нуля неприемлемы. Может у некоторых свои принципы – кто-то не платит алименты матери своего ребенка из принципа. Неважно, что за расходы, просто не платит».  

Для таких предпринимателей в Эстонии есть примерно десяток посредников, но то, что среди них есть известные политики, маловероятно. «Надо быть невероятно глупым, чтобы участвовать в этом. Тогда у них должны быть свои доверенные лица, которые ездили бы в другие страны. При этом шанс не попасться с каждым днем уменьшается. А как не попасться при нынешних технологиях?»

Заместитель отдела контроля Налогово-таможенного департамента Кайдо Лемендик заметил, что при проводимых в последние годы проверках подозрения в использовании оффшоров были в единичных случаях: «Время от времени при проверках мы сталкивается с предприятиями, среди владельцев которых есть коммерческие объединения из стран с низким уровнем налогообложения, но заметных проблем до сих пор не было».

Крупнейший оффшорный скандал в истории Эстонии

В июле 1999 года в ходе обыска в офисе расположенной на улице Йыэ консультационной фирмы Divec была найдена уйма документов. На тот момент  фирма Divec была крупнейшей фирмой Эстонии, которая торговала оффшорными предприятиями. Она создала и пустила в продажу примерно 5000 оффшорных фирм, расположенных, в основном, на острове Мэн, Джерси и Багамах.

Налоговое ведомство вывезло из Divec целый грузовик документов, на разбирательство с которыми ушло примерно семь лет. Выяснилось, что из налогообложения были выведены сотни миллионов эстонских крон. Налоговый обман заключался в том, что сделки оформлялись между недоступными для эстонских властей лицами. Это позволяло клиентам Divec, основную массу которых составляли финны, переводить имущество в оффшорные фирмы, хотя их реальная экономическая деятельность продолжалась на родине.

По делу Divec было проверено 170 физических лиц, 91 оффшорная фирма и 269 коммерческих объединений. Было предписано дополнительно заплатить налогов в сумме 249,9 миллионов эстонских крон.

Наверх