Прибывающие в Эстонию беженцы проходят тщательную проверку

Беженцы. Иллюстративное фото.

ФОТО: SCANPIX

На прошлой неделе в Эстонию прибыли первые семеро беженцев. Своей участи в Греции ждут еще 15 человек, которые в ближайшее время также могут оказаться в нашей стране. Приезжим уделяется повышенное внимание, и вопросов возникает много. По каким критериям Эстония отбирала первых беженцев? Кто эти люди и как их планируется интегрировать в эстонское общество? Почему, если раньше политики в основном говорили о необходимости помогать выходцах из Сирии, то на деле география нуждающихся оказалась более широкой? 

О семерых беженцах, прибывших в Эстонию в прошлый вторник, известно, что это семья из пяти человек из Ирака, один мужчина из Сирии, и второй из Йемена. «Если говорить более детально, то мужчина из Сирии раньше успешно работал в сфере общественного питания. Он говорит на арабском и английском языках. Мужчина из Йемена – английский филолог с высшим образованием, раньше он работал в СМИ. Глава семьи из Ирака работал в сфере строительства и перевозок, а его жена вела домашнее хозяйство. У них трое детей школьного возраста, которые раньше посещали учебное заведение. Семья говорит на арабском языке», – рассказал некоторые подробности из биографии вновь прибывших вице-канцлер МВД Эстонии по вопросам миграции Райво Кюйт (на фото).

По его словам, в Греции на рассмотрении находятся ходатайства еще 15 человек, которые в ближайшее время могут оказаться в нашей стране: «Это четыре семьи и один мужчина. Они также родом из Сирии, Ирака и Йемена. Мы рассчитываем на то, что за два года примем 550 человек, нуждающихся в защите. Конечно, в Эстонию они приедут не все разом, а будут поступать группами в зависимости от того, насколько мы сами будем готовы их принимать».

Власти Эстонии неоднократно заявляли, что будут очень тщательно подходить к отбору беженцев. Учитывая, например, что сирийские пас­порта являются на данный момент одними из самых ненадежных в мире, резонно спросить: какие процедуры использует Эстония для проверки беженцев и что делается для того, чтобы избежать обмана? 

«Во-первых, нам необходимо убедиться в том, что ходатайствующий об убежище человек действительно нуждается в международной защите. Если мы уверены, что защита человеку необходима, то следующий шаг – изучить его биографию и убедиться, что он не представляет опасность для общественного порядка Эстонии», – отмечает Кюйт.

Собеседование ответит на все вопросы

При этом проверки начинаются задолго до того, как принимается окончательное решение, в какую именно страну человек будет направлен. Сначала проверку проводят власти Италии и Греции.

Ведь именно эти страны являются буфером между очагами конфликта и конечным назначением бегущих от войны людей. Работа ведется совместно с представителями агентства Европейского союза по безопасности внешних границ Frontex и Европейского бюро по оказанию поддержки просителям убежища.

«В ход идут различные методы, например, проверка с помощью международных баз данных. Важную роль в этом процессе играют собеседования, в ходе которых можно выяснить, не пытается ли человек обмануть и действительно ли он тот, за кого себя выдает», – отметил Кюйт.

Не только Сирия

О том, что Эстония готова оказать помощь попавшим в беду из-за гражданской войны сирийцам, было известно давно: новости про ИГИЛ, Башара Асада, участие в военном конфликте Запада и России не сходят со страниц большинства местных СМИ. Но как в этом списке оказались Ирак и Йемен?

Генеральный директор отдела политики Министерства иностранных дел Пауль Теэсалу (на фото) считает наличие в списке стран, из которых ЕС принимает беженцев, Ирака и Йемена, само собой разумеющимся.

«Известно же, что наряду с Сирией очень острые внутренние конфликты существуют и в Ираке, и Йемене. Беженцы из Ирака и Йемена прибывают в Европу уже в течение нескольких лет и то, что некоторые из них теперь поселятся в Эстонии, не должно быть какой-то неожиданностью», – отметил Теэсалу.

При этом он признает, что информация об Ираке и Йемене появляется в эстонских СМИ лишь изредка. «Информации об этих странах много в зарубежных СМИ, а вот до общественности Эстонии она доходит лишь эпизодически и в основном вместе с плохими новостями. В то же время тот факт, что именно из этих стран к нам приехали первые беженцы, показывает, что эти конфликты от нас не так уж и далеко», – говорит гендиректор отдела политики МИД. 

Плачевное положение

Если говорить об этих двух странах более детально, то нужно отметить, что ситуация в Ираке начала обостряться с 2014 года, когда террористическая организация ДАИШ (ИГИЛ) начала широкомасштабные военные действия.

«Преступления ДАИШ - систематическое насилие в отношении гражданского населения и притеснение инакомыслящих, в том числе курдов, шиитов и христиан, заставило множество людей бежать из страны», - рассказал Теэсалу.

По его словам, в Йемене в военный конфликт вовлечены, с одной стороны, шиитское ополчение хуситов, к которому примкнул бывший правитель страны, диктатор Али Абдалла Салех, а с другой, суннитские правительственные войска и поддерживающие их силы. 

«В результате конфликта большинство жителей 21-миллионного Йемена нуждается в гуманитарной помощи, половина жителей страны недоедает, два с половиной миллиона человек вынуждены были мигрировать внутри страны, а несколько сотен тысяч человек уехать за ее пределы», - отмечает он.

Положение действительно плачевное, но есть ли надежда на то, что в будущем оно стабилизируется? Ни Эстония, ни страны Евросоюза не могут принимать бесконечные потоки беженцев, а если не погасить очаги напряженности в регионах, откуда бегут люди, то невозможно будет и остановить поток вынужденных мигрантов.

Шаги на пути к миру

С тем, что необходимо устранить источник проблемы гендиректор отдела политики МИД согласен: «Понятно, что кризисом необходимо заниматься, прежде всего, в тех странах, откуда люди бегут. Хотелось бы подчеркнуть, что кризис беженцев необходимо решать не поодиночке отдельным странам, а всем Евросоюзом. Стоит уделить пристальное внимание защите внешних границ ЕС».

Какие же конкретно шаги предпринимают страны Запада для того, чтобы в этих странах вновь был мир?

«В Ираке международная коалиция под руководством США продолжает борьбу против ДАИШ и уже достигла определенных успехов: более половины территории, захваченной экстремистами, удалось вернуть», - оптимистично отмечает Теэсалу, но добавляет, что для того, чтобы окончательно избавить Ирак от ДАИШ необходимо продолжать прилагать усилия.

По его словам, организация по-прежнему вербует новых членов в Ираке и Сирии. Сейчас в ДАИШ насчитывается около 30 000 боевиков. Ситуацию осложняют и междоусобные распри различных этнических и религиозных групп. 

«Западные страны могут помочь в основном за счет действий коалиции, в которую входит и Эстония. Коалиционные войска осуществляют воздушные бомбардировки. Кроме этого, Запад поддерживает правительство Ирака и местных курдов с помощью военных советников, а также поставляя оружие и снаряжение, - говорит Теэсалу, - Коалиция также делает все возможное, чтобы перекрыть каналы финансирования ДАИШ, нарушить их стратегическую коммуникацию, ограничить передвижение боевиков в регионе. Важную роль в стабилизации региона играет Евросоюз, Миссия ООН по оказанию содействия Ираку и другие группы». 

В Йемене в данный момент дипломаты ООН прилагают все усилия для того, что установить перемирие и посадить стороны конфликта за стол переговоров. Спецпосланник ООН по Йемену Исмаил Ульд шейх Ахмед добился того, что с 10 апреля в стране будет объявлено перемирие, а 18 апреля начнутся переговоры. «В данный момент военные действия продолжаются, что привело и так бедную страну к полной гуманитарной катастрофе», - отметил Теэсалу.

Вклад Эстонии в общее дело

Что же со своей стороны может предпринять Эстония для того, чтобы внести свою лепту в общее дело и способствовать нормализации ситуации в этих странах? 

«В Ираке Эстония, являясь членом международной коалиции, помогает борьбе против ДАИШ. Так осенью 2014 года Эстония безвозмездно передала военным Иракского Курдистана миллион патронов, в 2015 году через США правительственным силам Ирака были переданы 12 пулеметов, 140 ручных пулеметов, 110 автоматов и 230 пистолетов с 21 000 патронов, - отметил он, - Кроме этого, Эстония посылает в Ирак гуманитарную помощь. В 2014 году Эстония передала 70 000 евро в управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев, а также 200 000 евро в управление ООН по координации гуманитарных вопросов. В Сирии, Ливии и Йемене Эстония вместе с другими странами Евросоюза поддерживает дипломатические усилия по стабилизации обстановки». 

Кроме этого, Эстония вносит свой вклад в морскую миссию Евросоюза Sophia, а также в работу пограничного агентства Frontex и отправляет в нуждающиеся в помощи страны своих полицейских. «Мы также поддерживаем создание единой пограничной службы ЕС и считаем необходимым, чтобы из Европы высылались люди, которые не являются беженцами», - говорит Теэсалу.

Интеграционный потенциал беженцев

В плане Эстонии по принятию и размещению беженцев говорится, что в приоритете будут те люди, у которых выше интеграционный потенциал. Что это будет означать на практике? Кто и по каким критериям будет определять этот потенциал?

Советник по политике международной защиты Министерства социальных дел Кайса Юпрус-Тали (на фото) тоже ссылается на собеседования, которые призваны не только помочь собрать больше информации о ходатайствующем об убежище, но и определить его совместимость с Эстонией.

«Интеграционный потенциал определяется в ходе собеседования, которое является длинным и основательным. В ходе него выясняются ценностные установки просителя убежища, на основании которых можно определить, насколько легко или сложно будет человеку приспособиться к нормам и ценностями нашей страны», – пояснила она.

А как в таком случае будет выглядеть эта интеграция? И необходима ли она, учитывая, что многие из беженцев считают переезд в Эстонию временной мерой и в дальнейшем могут захотеть покинуть нашу страну?

Временность переезда Юпрус-Тали подтверждает. По ее словам, если выяснится, что возвращение на родину не является для беженца опасным, у него не будет больше основания для международной защиты.

При этом она отмечает, что во время пребывания беженца в Эстонии важно, чтобы он знал здешние социальные нормы и понимал происходящее в государстве.

«Успешная интег­рация делает нахождение человека в Эстонии проще, он становится более независимым. Он живет здесь, общается с другими людьми и учреждениями, учит эстонский язык и проходит программу адаптации – все это позволяет ему интег­рироваться и внести свой вклад в наше общество», – отметила Юпрус-Тали. 

НАВЕРХ