Рыйвас о правительстве: пока нас критикуют, мы работаем

Таави Рыйвас.

ФОТО: Sander Ilvest / Postimees

Премьер-министр Эстонии Таави Рыйвас (Партия реформ), которому удалось в течение первого года правления совместно с СДПЭ и IRL отправить на обсуждение в парламент проект административной реформы, укрепить восточную границу и доставить в страну семь беженцев, осмеливается называть себя перспективным руководителем правительства с амбициями выше средних.

- На самом деле это уже второе ваше правительство. Это очень большая разница быть премьером через год после выборов и за год до выборов?

- Что касается первого правительства, то было тяжелее на завершающем этапе, поскольку вместо ежедневной работы приходилось заниматься кампанией. Приходилось вместо повседневной работы сосредотачивать внимание на мешающих работать атаках.

Во втором правительстве тяжелыми были первые месяцы, когда раздробленность парламента усложняла его формирование. Когда мы начинали формировать правительство, то еще не знали, что Свободная партия не готова принять ответственность и войти в коалицию. На это ушло время и породило фрустрацию в партнерах по коалиции. Безусловно, вызывало напряжение и то, что партнеры по коалиции хотели избрать новых руководителей партий. Но в конце лета, особенно в тот момент, когда нам удалось удивительно рано завершить составление госбюджета, я понял, что в критических делах наше сотрудничество протекает довольно хорошо.

- Безусловно, то, что проект административной реформы поступил на обсуждение в парламент, является событием года. Как будет развиваться обсуждение? Неожиданностей от партнеров не будет?

- Я не думаю, что будут споры. Это предполагало бы, что в основополагающих вопросах фракции не доверяют своим представителям в правительстве, в число которых входят и руководители и другие ведущие политики партий. После длительных обсуждений с привлечением экспертов мы достигли консенсуса. Разногласий не было. Я был бы крайне удивлен, если бы кто-то из правительственных фракций парламента заявил о том, что то, о чем договорились председатели, никуда не годится. Такого я не жду.

Разумеется, будем искать места, которые в парламенте можно отшлифовать в деталях. Резервы для этого есть. Рийгикогу всегда отшлифовывает законопроекты, привлекая дополнительно заинтересованные группы. Я уверен, что во всех правящих партиях высказанное их представителями в правительстве имеет вес.

- А не повторится ли сюрприз прошлого лета, когда Евгений Осиновский захотел раскрыть коалиционный договор? Теперь между вами нет таких напряжений?

- Произошедшее прошлым летом можно объяснить тем, что у обоих партнеров по коалиции были избраны новые председатели, которые хотели увидеть под коалиционным соглашением свои подписи. Нам потребовалось много времени, энергии и терпения, чтобы окончательно согласовать критические пункты коалиционного договора, среди прочего мы тогда доработали и пункт об административной реформе. Революции от раскрытия коалиционного договора не произошло.

- Вы, конечно, слышали сетования о том, что этот тройственный союз до новых выборов не протянет, что это правительство не подходит для Эстонии, что это длинный путь страданий…

- Вы назовите мне правительство, о котором бы так не говорили! Я вижу, что это правительство способно на большие дела. Критика так называемых аналитиков не всегда пропорциональна сделанному. За последний год было много тех, кто говорил, что правительство не справляется, что оно не готово ни к осени, ни к зиме, а пока они писали свои комментарии, правительство работало.

- О Законе о совместном проживании говорили так много, что даже надоело, но, тем не менее, он стал тем, что характеризует ваш первый год работы. Вы с этим не справились, и на коалиционных переговорах было об этом известно.

- Закона о совместном проживании в коалиционном соглашении нет, поскольку было известно, что две из трех коалиционных партий хотели бы уже применять принятый закон, а одна из них была против этого уже исторически. Неуместно было ставить Союзу Отчества и Res Publica такое условие вхождения в коалицию. Мы этого не хотели тогда, не хотим и сейчас.

Для принятия этого закона мы получили поддержку и от других партий. Сейчас положение сложнее из-за того, что центристы заняли жесткую позицию и обещают исключить из партии всех, что проголосует за акты о внедрении закона. Знаем, что в Центристской партии сильное брожение, и никто не хочет брать риски на себя.

Консервативная народная партия Эстонии сразу была против этого закона, хотя в отношении Свободной партии Эстонии некоторые думали, что они могли бы быть более толерантны. Было заявлено, что они, как партия, против, и теперь стараются добиться патовой ситуации в правовой комиссии. Следует признать, что это была неприятная неожиданность. От центристов можно ждать того же, хотя я знаю, что в партии есть люди, которые хотели бы проголосовать «за», но они просто боятся. Но вот Свободная партия, которая обещала привнести новую политическую культуру, теперь подходит к делу самым циничным образом. Я думаю, что это стало для очень многих избирателей Свободной партии, а не только их коллег по Рийгикогу, неприятным сюрпризом. 

- Maрт и Мартин Хельме проводят по всей Эстонии собрания, на которых производится массовый прием в члены Консервативной народной партии Эстонии, и они поставили себе цель получить на следующих выборах в Рийгикогу 50 мест. Люди одобрительно  кивают головами и по окончании аплодируют. Не может ли снисходительное отношение других партий к консерваторам в будущем дорого им обойтись?

- Я бы не сказал, что кто-то относится к ним снисходительно. Но надо честно сказать, что их голос звучит, но это звук как из пустой бочки. Если Консервативная народная партия Эстонии уже год говорит, что вот-вот начнется массовая иммиграция в Эстонию, но пока сюда прибыло только семь беженцев, два из которых профессионалы в своей области, и одна семья с тремя детьми, то, извините меня, Марту и Мартину Хельме придется потрудиться объясняя, что семь беженцев - это массовая иммиграция, и у Эстонии нет возможности им помочь.

У людей обоснованно появляются страхи перед неизвестным, и Хельме удалось их успешно нагнетать, но я по-прежнему уверен в разумности и проницательности жителей Эстонии. Правительственная ответственность в случае распространения страхов состоит разъяснении того, что органы внутренней безопасности страны обеспечат контроль за приехавшими.

- Как вы сами оцениваете себя и свой первый год? Создается впечатление, что вы постоянно находитесь за рубежом и как-то забросили Эстонию. Короткая поездка на заседание в Ида-Вирумаа особо не впечатлила.

- В качестве премьера я посетил уже много городов и сел Эстонии. Я действительно много езжу по Эстонии, но просто это не всегда попадает в новости. Вне Эстонии я встречаюсь с мировыми лидерами, что заметно легче преодолевает новостной порог, чем встреча в какой-то волости со стариками или школьниками.

Разумеется, что большую часть времени провожу в Эстонии. Но и сейчас, когда я буду в Японии с визитом (до воскресенья Рыйвас находится в Японии с визитом - прим. ред.), меня будет сопровождать самая большая за последние 25 лет делегация бизнесменов Эстонии. То же было во время визита в США. Это заметные усилия важные для открытия новых дверей для эстонской экономики.

Готовясь к саммиту НАТО в Варшаве, я не могу все обговорить по телефону со своими коллегами. Время от времени приходится встречаться лично. Внешняя политика и политика в области безопасности во время обоих моих премьерских сроков была приоритетом, причем растущим. Если подумать, то можно ли радоваться росту экономики и социального благосостояния или региональной политике, если у нас не будет полной уверенности в том, что безопасность Эстонии защищена, если у нас не будет союзников в Европе, Азии и Америке, ответ один – нет. В ситуации, когда наш восточный сосед стал агрессивным, безопасность должна оставаться приоритетом.

НАВЕРХ