Яна Тоом: В Центристской партии нет предателей

Яна Тоом на хуторе Эдгара Сависаара Хундисильма в октябре прошлого года, когда там состоялось собрание руководителей региональных отделений партии. Незваной гостьей Тоом к Сависаару не приезжает.

ФОТО: Михкель Марипуу

Центристская партия – не усадьба, которую можно кому-то подарить или оставить в наследство, и депутат Европарламента Яна Тоом (49) вовсе не ждет этого от Эдгара Сависаара. Когда придет время, новым лидером Центристской партии станет тот, кто к тому времени будет пользоваться наибольшей поддержкой членов партии. Если возникнет такая необходимость, Яна Тоом готова баллотироваться на пост председателя партии.

После съезда ситуация в Цент­ристской партии стала еще более запутанной. О чем это говорит? Почему партия оказалась в такой аховой ситуации?

Я бы не называла ситуацию аховой, но, к сожалению, нельзя отрицать, что расхождение мнений в партии достигло пика. В то же время, хотя лично мне не нравится сводить счеты с помощью СМИ, я понимаю тех, кто не может устоять перед таким искушением. Как бы там ни было, я считаю, что иногда полезно высказаться начистоту. Сейчас, когда мы живем в период между выборами, можно себе позволить такую роскошь.

Вы согласны с тем, что, по сути, съезд явственно продемонстрировал, что в партии нет единства?

Давайте определимся, что понимать под единством. Если вы считаете, что партию сплачивает человек, а не мировоззрение, то в Эстонии вообще нет партий. Представьте себе партию последователей, скажем, Таави Рыйваса или Маргуса Цахкна, сколько человек она может объединять?

Так что мы говорим все же о мировоззрении, а мировоззренческого конфликта в Цент­ристской партии нет. Все прочее – это персоналии на уровне «нравится – не нравится», и на этом же уровне это решается.

Эдгар Сависаар все еще руководит партией?

Делами партии руководит правление – так записано в уставе. Председатель партии – визионер, он представляет партию, осуществляет стратегическое руководство. Всем этим Сависаар занимается.

О чем говорит почти что противостояние вице-мэров Таллинна – во главе с Калле Кландорфом – своему прежнему работодателю?

Мне представляется, что о том, какими мотивами руководствуется Калле Кландорф, следует спросить у него. Я бы не называла иную точку зрения «почти что противостоянием». В споре, как известно, рождается истина.

Выборы руководителей региональных отделений Центристской партии отмечены драматизмом. Можете припомнить, что раньше тоже такое бывало, почему этот процесс вообще так важен для партии?

Не припомню. Что и неудивительно, ведь в партии я состою всего шесть лет. Ветераны партии помнят о «гражданских войнах», их было то ли три, то ли четыре, и каждый раз злопыхатели предсказывали конец Центристской партии. Однако партия существует, и у нее по-прежнему самый высокий рейтинг в Эстонии.

Результаты выборов в региональных отделениях говорят о том, что Сависаар больше не пользуется общереспубликанской поддержкой. Значит ли это, что местные выборы в 2017 году пройдут под руководством (крыла) Кадри Симсон?

Наверняка какая-нибудь партия мечтает о том, чтобы Симсон проходила в Таллинне под первым номером. Для Центристской партии и, понятное дело, для Кадри, этот сценарий не годится.

Симсон и ее свита – предатели?

На сегодняшний день предатели Центристской партии сменили партийную принадлежность.

Что означает для партии тот факт, что выборы руководства парламентской фракции вступили в противоречие с решением правления партии?

Это служит еще одним доказательством того, что наши люди вольны в своем выборе и никого не боятся, хотя СМИ пытаются представить дело таким образом, что в Центристской партии это невозможно.

Вы видите возможность примирения, кто должен сделать этот шаг?

Конечно, вижу и прилагаю к этому усилия. Но я не веду переговоры с привлечением СМИ.

Вам легко дались борьба и весомая победа в Нарвском округе?

Я бы не называла это борьбой, просто ситуация настолько обострилась, что нужен был человек, не задействованный в конфликте. В мою пользу, как я узнала потом, сработало то обстоятельство, что во время парламентской избирательной кампании все имели возможность убедиться, что я командный игрок. Можно победить в одиночку, но для того, чтобы удержать победу, нужна команда.

Почему Центристская партия сама инициирует публичные поношения и наслаждается этим? Недавний пример связан с Прийтом Тообалом, которого партия назначила своим представителем в Комиссии по надзору за финансированием партий (ERJK). С какой целью вы это делаете?

Конечно, невежливо так говорить, но я должна сказать, что это крайне глупый пример. Мы ни в коем случае не инициируем публичные поношения. Оппозиции зачас­тую приходится плыть против течения, и это не сопровождается овациями.

Мы занимаем четкую позицию в отношении Прийта, и судебное разбирательство еще не закончено – мы будем обращаться в Европейский суд. Тообал – генеральный секретарь партии, и – любопытный нюанс – его назначение в ERJK правление партии поддержало консенсуально. Это значит, что и представители т.н. «крыла Кадри». Раскаяние пришло к ним позже, что вполне понятно – для того чтобы противостоять недовольству СМИ, нужно иметь очень прочный хребет.

Для меня главный вопрос в том, кто и почему боится назначения Тообала в комиссию. Неужели один человек может иметь такое большое влияние, что сумеет торпедировать работу комиссии?

Если это так, то нужно в срочном порядке пересмотреть организацию работы ERJK, но Прийт не имеет к этому никакого отношения.

Вы за то, чтобы наказанный в уголовном порядке Тообал оставался генеральным секретарем Центристской партии и ее рупором?

Да, я двумя руками поддерживаю подготовленное Кад­ри Симсон изменение устава Центристской партии, которое она отстаивала на съезде, согласно которому никто не может быть автоматически исключен из партии.  

Как вы считаете, что нужно делать, так сказать, с предателями, теми, кто действует против партии? Исключать из ее рядов? Ведь рассчитывать на то, что они уйдут сами, наверное, не приходится.

В Центристской партии нет предателей.

Вы смогли бы быть в партии, возглавляемой Кадри Симсон?

Мой выбор партии основан на мировоззрении, а не на личности. Вместе с тем должна сказать, что в возглавляемой Симсон фракции я состояла три года, но этот опыт не идет ни в какое сравнение с опытом нахождения во фракции [в Европарламенте], которую возглавляет Ги Верховстадт. Так что сегодня в любом случае я отдаю предпочтение Сависаару.

На самом деле оба соревнующиеся друг с другом крыла Центристской партии не хотят лишиться 25-процентной поддержки. Как в такой ситуации сохранить единство?

Первое, в чем все мы нуждаемся, это касается и меня, – не поддаться искушению светиться в СМИ за счет партии. Все серьезные переговоры ведутся за закрытыми дверями. И только затем проводится пресс-конференция.

Оставим в стороне Кадри Симсон. На самом деле говорят даже не о том, станете ли вы председателем Центристской партии, а о том, когда это произойдет. Это может случиться уже этой осенью?

Это, как говорят по-русски, ОБС – одна баба сказала. Так что я оставлю этот вопрос без ответа. Но хочу заметить, что председатель Центристской партии должен, образно говоря, нравиться и тете Маали из Вильяндимаа, и Марии Ивановне из Копли. Сердце тети Маали мне еще предстоит завоевать – к осени не успею. (Смеется.)

У вас вообще есть амбиции руководить Центристской партией?

Амбиций нет. Справиться могу. У нас есть и другие, кто мог бы справиться.

Чисто теоретически вы верите в то, что Сависаар готов уступить вам партию?

Я не могу быть членом партии, которую уступают, это не усадьба. И Центристская партия таковой не является. Сависаар возглавляет партию не по воле бога, а по воле членов партии, и каждый, кто хочет занять его пост, должен иметь еще большую поддержку.

Вы доверяете Сависаару?

Да.

А он вам доверяет?

Да.

Как вообще вы встречаетесь с Сависааром? Приезжая из Брюсселя, находите время заехать на хутор Хундисильма?

Как правило, мы встречаемся в офисе партии или на партийных мероприятиях. В Хундисильма заезжаю на обратном пути из Нарвы, когда и у меня, и у Сависаара есть время для этого. Но я не принадлежу и не хочу принадлежать к тем людям, которые могут прийти к Сависаару в любое время без предупреждения. Мы – коллеги, а не друзья.

Поговаривают о том, что вы возьмете под свою опеку русское, а Симсон эстонское крыло партии. Такое возможно? Как это может выглядеть?

Глупо, я бы сказала. Центристская партия – эта та кузница, в которой создается эстонская политическая нация, и любая сегрегация – это даже не шаг, а десять шагов назад.

Как вы относитесь к росту популярности радикальной Консервативной народной партии Эстонии – EKRE? Это опасно для Эстонии или нет?

Рейтинги партии – это симп­том, и я отношусь к ним как к симптому. Частью своего рейтинга EKRE обязана IRL. Те, кто носился со слоганом «Эстония для эстонцев», должны были перейти к тем, кто заявляет «Видишь черного, покажи дверь». Я не вижу большой разницы. Так что я не совсем понимаю, почему популярность EKRE кого-то удивляет.

Вторая часть рейтинга – это, несомненно, страх перед беженцами, и опять же он рационально объясним. Что касается евроскептицизма, то общество должно быть совершенно глухо и слепо, чтобы он не возник.

У нас же вместо того, чтобы лечить болезнь, т.е. заниматься причинами, осуждают партию, которая выражает точку зрения людей. Я не разделяю эту точку зрения, но как политик должна исходить из того, что именно общество является тем «материалом заказчика», с которым нужно работать.

Если возникнет необходимость, Центристская партия готова сотрудничать с EKRE? Например, в ходе выборов президента в коллегии выборщиков?

Любая партия, обладающая властными амбициями, открыта для сотрудничества. Но лично мне было бы крайне трудно сотрудничать с EKRE. Утешаюсь тем, что у нас взаимная любовь.

Ваша партия уже обсуждала выборы президента?

Да.

О ком в основном шла речь? О представителе Центристской партии или о Сийме Калласе, Марте Хельме?

Эти обсуждения находятся в начальной стадии, проходят в узком кругу, и решений пока нет. Сейчас нет смысла даже спекулировать на эту тему.

Какой будет Центристская партия через три года, накануне следующих выборов в Рийгикогу? Это будет эстонская или русская партия?

И через три года Центристская партия будет партией Эстонии.

Если партия призовет, вы будете готовы оставить Европарламент?

Я всегда готова поддержать свою партию.

НАВЕРХ