На личном примере: почему женщины зарабатывают меньше?

Liisa Tagel

ФОТО: Tairo Lutter/Postimees

Летом 2010 года я продавала в магазине краски. Зимой у меня были рабочие места и другие занятия, поэтому я и искала что-либо специально для лета. Родственники помогли устроиться в строительный магазин. Но это история не о том, как подыскать теплое местечко по знакомству, а личный пример того, как может возникнуть разрыв в зарплате. 

Строительный магазин это хорошее место наблюдения за людьми для маленькой (пишу «маленькой девушки», поскольку лиц женского пола ростом 160 см и возрастом 20+ никто особенно не стремиться называть женщинами) симпатичной девушки.

Классические ворчуны типа «эта не будет размешивать мою краску» и  «женщины все равно ничего не знают, лучше я сам сделаю», всегда радовали тем, что вели себя именно так, как и можно было предположить.   

Еще больше веселили те господа, которые говорили повествовательными предложениями, часто вставляя иностранные слова, и пытались завести с девушкой беседу. Если они закупали много требующей тонирования краски, то беседы могли продолжать довольно долго. Несколько раз подобные беседы в конце концов доходили до констатации факта: «Жаль, что такой интеллигентной женщине приходится в таком месте». Примерно такие же встречи были у моей подруги, которая работала барменшей. «А чем ты хочешь заниматься НА САМОМ ДЕЛЕ?» - спрашивали господа. «Хотела бы работать барменшей на четверть ставки и на телевидении», - бурчала она в качестве комментария.

Нового хорошего места работы господа не предлагали, как и не думали о том, что «девушка» может работать тут совершенно добровольно, а обслуживание клиентов - это не самая малопочетная работа в мире, от которой, если у тебя есть хоть немного мозгов, следует воздерживаться. 

Теперь к зарплате. Как-то я чувствовала себя так плохо, что пролила пару слезинок за полкой с кистями. За покупками пришел тот самый строитель, который по первоначальному плану должен был работать на моем месте. Он сказал, что ему предлагали за эту работу десять тысяч крон в месяц (тогда еще в ходу были кроны), но он решил, что не стоит. 

Я получала только половину, и мне объяснили, что больше получить я и не смогу. Я согласилась, поскольку это было больше, чем я получила бы на другой летней работе – работа временная, да я и не умела попросить больше. Придя на работу, я и понятия не имела, кто сколько зарабатывает.  

Да на самом деле, я и спросить боялась. Профессиональной подготовки в части размешивания красок и продажи отделочных средств и инструментов у меня не было. У строителя тоже не было, но он же Строитель, умел использовать краски и шпаклевать, наверняка и укладывать плитки и много еще чего. Что было самое важное, он больше подходил торговать строительными материалами – мужчина все-таки. 

Тут можно найти несколько типичных примеров обоснования разрыва в оплате труда, причем с разной подоплекой, не все из которых сводятся лишь к гендерной принадлежности. Представлен, например, работодатель, который стремится сэкономить, чтобы заработать больше прибыли. Тут и то, что на временной работе работники обычно находятся в худшей позиции, чем на постоянной. Безусловно, и то, что работодатель был готов платить больше тому, кто больше соответствовал стереотипу для этой должности. А строитель, несомненно, умел попросить побольше. 

У него был багаж строителя, думалось мне, но все это не могло объяснить того, что ему предложили аж в два раза больше.

Я не видела, что у меня есть опыт, которым можно обосновать повышение зарплаты, хотя и раньше обслуживала клиентов и владела несколькими языками, которые для этой летней работы были нужны. Я не подчеркивала того, что обучаюсь быстро.

Я чувствовала, что глупа, и во время предварительной беседы с работодателем не осмелилась попросить больше, впрочем как и потом, когда прошла половина лета. Думала – эх, вытерплю. 

Коллеги были шокированы, когда узнали, сколько мне платят, и осенью по своей инициативе разделили со мной свои премиальные. Поэтому я приветствую всех тогдашних коллег и вспоминаю о них только доброе. 

НАВЕРХ