Эксперт: крупнейшую молочную ферму Балтии можно считать банкротом

Корова. Иллюстративный снимок.

ФОТО: SCANPIX

В прошлом году для решения проблем с выплатой долгов Halinga OÜ составило план санации предприятия. Для его проведения взяли консультанта по вопросам санации Вейко Тоомере, в котором правление разочаровалось, поскольку, по его оценке, предприятие должно объявить о банкротстве, пишет Pärnu Postimees.

Санация означает оздоровление предприятия. Halinga OÜ должно доказать, что в течение определенного времени сумеет изыскать средства для выплаты долгов, чем избежать банкротства. Хотя это требует от кредиторов терпения, но это может стать лучшим для них выходом, поскольку они могут получить обратно большую сумму, чем в случае банкротства.

Как уездный, так и окружной суды приняли план санации, но кредиторы оспорили это решение в обоих случаях. Теперь это план ждет разбирательства в Государственном суде.

Tooмере не видит потенциала в крупнейшей молочной ферме стран Балтии, а представители фермы считают такое изменение позиции подозрительным. 

«До сих пор Тоомере был согласен с санированием, хотя он знал, что нам предъявлен иск от Агу Лаанеметса», - сказал владелец Halinga OÜ Пауль Пеэтсон, который подозревает, что Лаанеметс и Тоомере договорились. 

Pärnu Postimees спросил у Тоомере, почему он не верит в будущее Halinga OÜ.

- Вы сообщили Äripäev, что Halinga OÜ по сути уже давно банкрот. Почему вы так считаете?

- Примерно 90 процентов денежных поступлений Halinga OÜ составляет продажа молока. На этот год правление планировало дефицит денежных средств в размере примерно 240 000 евро. Уже тогда я поставил это под сомнение, но правление осталось при своем мнении. 

Когда выяснились итоги экономической деятельности первых двух месяцев, то стало ясно, что убытки Halinga OÜ составляют 260 000 евро. За последние месяцы они осуществляли текущие расходы за счет сельскохозяйственных субсидий в декабре-феврале, но эти деньги уже потрачены.

В апреле Halinga OÜ должно будет приступить к заготовке кормов. Объем необходимых расходов составляет примерно 300 000 eвро. У Халинга нет этих денег. Это значит, что они не способны заготовить корм для скота, кроме того, они не представили мне плана или программы действий, откуда взять деньги или как заготовить корм в необходимом количестве. 

В отношении Halinga OÜ как сельскохозяйственного предприятия нельзя говорить о создании ситуации банкротства только тогда, когда деньги совсем кончатся и коровы останутся голодными.

- Почему, по вашему мнению, выполнение плана санирования нереально?

- Во-первых, должен сказать, что я был бы очень доволен, если бы нам удалось успешно провести санацию Halinga OÜ. Но реальные экономические показатели говорят о том, что предприятие не в состоянии этого сделать. Успешно санировать удалось бы в том случае, если предприятие было в состоянии покрыть все текущие расходы поступлениями от продажи молока.

Тут я должен, прежде всего, пояснить, что кредиторам начали бы возвращать деньги только после того, как вступило бы в силу постановление суда об утверждении плана санации.

Выплаты долговых процентов увеличивают финансовую нагрузку на Halinga OÜ примерно на 15 000 евро, в то время как основные платежи по кредитам составляют свыше 70 000 евро в месяц. Это расходы, которые они пока не несут, тем не менее предприятие несет убытки в размере нескольких сотен тысяч евро. И это в период, когда сельскохозяйственному предприятию не надо проводить дорогостоящие весенние полевые работы.

- Ждущая рассмотрения в Госсуде программа санации была составлена из предположения, что стоимость молока и объем производства Halinga OÜ возрастут. Насколько оптимистичными были эти прогнозы?

- Программа санации составлялась весной прошлого года. Тогда стоимость молока была примерно 240-250 евро за тонну. Для сравнения: до падения в середине 2014 года тонна молока стоила примерно 400 евро.

В плане санации прогнозировался умеренный рост до 270 евро за тонну в 2015 году и до 280 евро в 2016 году. На самом деле стоимость молока упала еще до 210–230 евро за тонну.

Что касается производства молока, то правление Халинга также планировало умеренный рост объемов. В последние два месяца, правда, объем производства действительно возрос, но все же не достиг заложенного в план санации уровня. Даже если бы удалось его превзойти, то этого было недостаточно для реализации успешной санации, поскольку для этого должна была бы вырасти и стоимость молока. Разница в цене все-таки слишком велика.

- Как вы считаете, как должно вести себя Halinga OÜ в дальнейшем?

- Наиважнейшим следует считать продолжение сельскохозяйственного производства и этим сохранение рабочих мест в волости Халинга. Создавать иллюзии для себя и общества безответственно. Если продолжать как сейчас, то это может привезти к прекращению сельскохозяйственного производства, потере рабочих мест и социальной катастрофе в волости Халинга. За примерами ходить далеко не надо, вспомним хотя бы проблемы с неплатежами AS Rey Seakasvatus. Я считаю, что правление должно исходить из реальной ситуации подать заявление о банкротстве.

- На фоне проблемы долгов накладываются судебные разбирательства владельца Halinga OÜ Рауля Пеэтсона и предыдущего руководителя фирмы Агу Лаанеметса. Как вы прокомментируете для прессы их взаимные обвинения?

- Сейчас создается обманчивое впечатление, как будто идет внутренняя война между руководством Halinga OÜ и бывшим руководителем Агу Лаанеметсом.

Отношения Лаанеметса с Halinga OÜ, процедура санирования и экономические показатели предприятия это совершенно отдельные вопросы.

Да, я знаю, что коммерческое объединение Лаанеметса требует от Halinga OÜ неполученную оплату, но это никак не связано с санированием.

НАВЕРХ