Закон о двух стульях: за и против

Бывший канцлер юстиции Аллар Йыкс не покидает поля боя и утверждает, что Эстонское государство принадлежит тем, кто осмеливается при необходимости выйти на улицы.

ФОТО: Райго Паюла

Сегодня на второе чтение в Рийгикогу был передан законопроект, позволяющий членам Рийгикогу наряду с работой на Тоомпеа принимать участие в деятельности муниципальных собраний.

 В свое время канцлер юстиции Аллар Йыкс начал бороться с этой инициативой и продолжает эту борьбу и сегодня, поскольку, по его мнению, десантирование депутатов Рийгикогу в муниципальные собрания свидетельствует о дефиците партийных кадров и создает препятствия для дальнейшего развития.

Почему закон о двух стульях противоречит Конституции?

Согласно комментированному изданию Конституции, совмещение мандатов члена Рийгикогу и муниципального собрания противоречит принципу недопущения конфликтов интересов и разделения вертикальной и персональной власти.

Государственный суд разъяснил, что если возможность представления интересов общины ставится в зависимость от решений действующих по всей стране партий, представление местных интересов может оказаться под угрозой.

В случае конфликта между интересами государства и местных самоуправлений у члена муниципального собрания должна оставаться возможность решать местные вопросы независимо от государства в интересах своей общины.

Закон оправдывают необходимостью усилить понимание местной жизни со стороны члена Рийгикогу. Цель благородна, однако, неужели поправка к закону и столкновение с Конституцией является для этого единственной возможностью?

С избирателями следует встречаться и после выборов.

В качестве оправдания говорят, что после принятия закона исчезнут кандидаты-приманки, и в Финляндии можно занимать сразу два поста.

Мне нравится та легкость, с которой применяются примеры совмещения в Финляндии депутатства в муниципальных собраниях и в парламенте. При этом забывают, что у нас не действует конституция Финляндии, и во‑вторых, при копировании правовых решений следует перенимать и систему ценностей.

Вы связаны с этой темой с 2005 года, тогда вы были канцлером права. Какая же боль вынуждает вас продолжать борьбу в качестве частного лица и противостоять изменению законодательства?

Мои принципы с уходом с поста канцлера юстиции никуда не делись. Больно видеть, как узурпируется муниципальная власть.

Глядя на несгибаемость коалиционных партий и время от времени проявляемую ими в связи с данной проблемой спесь, не находите ли вы, что ведете безнадежную борьбу?

В качестве канцлера юстиции мне не удалось усилить контроль за финансированием партий. Даже государственный суд счел ситуацию 2008 года идеальной. Только разразившийся в 2012 году Сильвергейт и сопряженное с ним общественное давление посредством народного собрания привели к доработке закона. Помните движение «Довольно лживой политики»? Жители Эстонии впервые вышли на улицы в силу обеспокоенности качеством демократии. Я верю в способность журналистики и общественности воздействовать на политику.

Зачем же этот закон так необходим правящим партиям?

Чтобы компенсировать то, чего не получилось добиться в результате введения запрета на избирательные союзы: усилить свое властное присутствие на местах.

С точки зрения демократии и местной жизни, представляет ли подобное изменение опасность?

Качество власти в Эстонии подорвано замкнутостью политической системы. Десантирование членов Рийгикогу в муниципальные собрания свидетельствует о дефиците партийных кадров и тем усиливает недоразвитость. Если продолжать в том же духе, мы не увидим на Тоомпеа новых лиц, принимающих решения.

Это также является свидетельством дефицита доверия. Партии не доверяют избирателям, что они проголосуют за менее известных партийных кандидатов. Руководители партий не доверят местным кандидатам из числа своих однопартийцев. Не говоря уже о политическом допинге. Участие членов Рийгикогу в местных выборах превращает в правило использование публичных людей в предвыборных кампаниях. После этого злоупотребление средствами налогоплательщиков станет характерным не только для выборов в столице.

Восемь лет назад, имея в виду законопроект о двух стульях, вы задались в Postimees вопросом о том, кому принадлежит Эстонское государство. Тогда у вас не было ясного ответа. Знаете ли вы ответ теперь?

Да. Эстонское государство принадлежит тем, кто осмеливается в случае необходимости выйти на улицы.

НАВЕРХ