Postimees: адвокат Холсмера вводит общественность в заблуждение

Андрес Эйнманн
Copy
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.
Карин Мадиссон.
Карин Мадиссон. Фото: Peeter Langovits.

Присяжный адвокат адвокатского бюро Sorainen Карин Мадиссон, представляющая политика Ремо Холмсера в гражданском споре с Postimees, вводит общественность в заблуждение, публикуя на своей странице в социальных сетях заявление о том, что перед публикацией статьи Postimees не спрашивал мнения Вячеслава Леэдо.

«Повороты в деле Леэдо-Холсмер были поразительными. В суде выяснилось, что с Леэдо журналисты даже не сочли нужным связаться до того, как слухи о том, что кто-то что-то говорил, хотя сам при этом, конечно, и не присутствовал, попали в газету. Леэдо пришел в суд, не сгибаясь, и дал под присягой показания о том, что Ремо Холсмер у него денег не просил. Следовательно, ни тот, ни другой не связаны с утверждениями статьи. Я должна извиниться перед Леэдо, что выразила в своей публикации в Facebook сомнение, почему же люди верят его заявлениям, но выяснилось, что „его заявлений“ не существовало. Я действительно не верила, что такой брак встречается в серьезной прессе», - записала Мадиссон в социальных сетях.

Портал Postimees считает необходимым уточнить, что подобные заявления защитника Холсмера искажают истину. Перед публикацией статьи журналисты связались с Вячеславом Леэдо, письменно представленный им комментарий по поводу инцидента был опубликован при статье, ставшей предметом спора в суде.  

Далее приводим направленную Вячеславу Леэдо просьбу Postimees о комментарии и полученный от Леэдо ответ.

Просьба о комментарии:

Отправитель: Ристо Берендсон 

Время: 3 сентября 2015 года, время 09:41.

Тема: часть текста Postimees

«Кратко. Когда судьба паромного сообщения была еще неясна, на Сааремаа побывали двое деятелей из „верхушки“ Партии реформ: председатель совета порта Ремо Холсмер и член совета Калев Лилло, известный по Сильвергейту, как человек с целлофановым пакетом. Позже встречались и в Таллинне, но разговор уперся в ту же самую точку: просьба поддержать партию или же предлагалась возможность обзавестись партнером. «Может, тебе одному трудно вести бизнес? Может, нужен партнер?» Примерно так звучал этот разговор. «А ты станешь моим партнером?» - спросил Леэдо. «И я тоже могу быть полезен», - прозвучал ответ. 

Основной интерес состоял в поддержке партии посредством финансов. Сумма была семизначной. Партия реформ была здесь не одна при горшке с медом. За день до окончательного закрытия конкурса на паромное сообщение в Пярну встретились Леэдо и генеральный секретарь соцдемов Индрек Саар. Расстались они, так и не придя к соглашению.  

После этого в ходе дальнейшего участия в конкурсе перед Леэдо словно выросла стена».  

Ответ:

Время: 3 сентября 2015, время  12:56

Субъект: Re: часть текста Postimees

Комментарий Леэдо: Я встречался с десятками, если не с сотнями людей и мне делали всякого рода предложения. И с вышеупомянутыми людьми я тоже обсуждал различные темы.  Я уже заявлял, в том числе и посредством СМИ, что мне нет смысла делать сомнительные предложения. Существует только один человек, чьи предложения я должен всегда принимать. Это моя собственная жена!

____________________

КОММЕНТАРИЙ

Ханнес Валликиви

председатель адвокатуры   

В отношении адвокатов действует моральный кодекс адвокатуры, согласно которому адвокат не критикует суд (этого в рассылке Карин Мадиссон не просматривается) и в отношении других участников процесса проявляет достоинство, вежливость и уважение и не задевает их личности.  

Рассылка коллеги Мадиссон действительно критична в отношении деятельности СМИ. Отражение судебного дела и критика другой стороны не должна превращаться в СМИ в акт правосудия и искажение фактов. Лгать не должна ни одна из сторон. 

В каком случае критика адвоката, в т.ч. и критика в социальных сетях, вступает в противоречие с принципами нашего морального кодекса нельзя сказать, не углубившись более основательно в обстоятельства дела. В адвокатуре моральный кодекс толкует специальная комиссия и при необходимости правление, а так же, разумеется, и суд чести, в который обращаются с конкретными жалобами. 

Наверх