Власть № 4. Бронзовый солдат наносит ответный удар

А Хельме слушает да ест. В смысле – набирает вес. Политический.

ФОТО: Ээро Вабамяги

На этой неделе эстонские СМИ думали о предстоящем президенте и популярности популистов, но и о русских не забывали.

В Õhtuleht взволнованный читатель сообщает о том, что его в Ида-Вирумаа пытаются русифицировать, и не кто-нибудь, а родная Касса по безработице! «То, что с эстонцами в местных госучреждениях говорят по-русски, – каждодневное, ставшее нормой поведение. Сюрпризом стало то, что в этот исторический день, 7 июня 2016 года, мне велели заполнить русскоязычные документы. Стало ясно, что эстонский язык в Ида-Вирумаа – уже не государственный... Вскоре станут требовать заполнять документы на русском в Ляэне-Вирумаа, а потом в Таллинне. Дойдет и до прочих уездов. Властям больше не надо пугать нас Россией, русификацию осуществляет Минсоцдел через Кассу по безработице». Читатель подозревает, что Осиновский и прочие в курсе и все одобрили. В 1960-х, пишет он, СССР пытался русифицировать всех, но попытка провалилась. Неужто все вернулось на круги своя?

Хорошо живут русские бабули!

С этим курьезом наверняка разберутся быстро и жестко: Языковая инспекция, как испанская инквизиция в скетчах «Монти Пайтона», не дремлет («Наше оружие – неожиданность, страх и безжалостность!»). Чиновников обуздать легко, а что делать с обычными людьми? С теми, «кому удалось удобно прожить 25 лет так, что физически они живут в Эстонии, а ментально – в СССР; так же живут и многие их внуки и внучки – телом в Эстонии, входящей в ЕС, а сердцем в России, боготворящей Советский Союз, или в какой-то России мечты, которой на самом деле нет».

Об этих удобно – ах, как удобно! – проживших четверть века людях пишет в Õhtuleht редактор сайта elutark.ee Эйнар Эллермаа. Статья «Эстонская жизнь меняется, а бабули остаются?» повествует о «типичных русских тетеньках в соломенных шляпках», которые в столичном общественном транспорте рассказывают про хорошего Сависаара и плохую Эстонию «типичным русским дяденькам в брюках без стрелок». Русские дяденьки и тетеньки читают только газету «Столица», которая, как «Правда» в свое время, пишет для них одну правду. «Ну что ты с такими будешь делать», – грустит автор.

Ах, господин Эллермаа, чего только «с такими» не делала эта наша республика! Гражданства не давала, избирательного права лишала, серыми паспортами унижала. Инородцами обзывала, оккупацией попрекала, агентами России и Путина именовала. Памятник всем павшим во Второй мировой ради триумфа Партии реформ переносила, русские школы эстонизировала, русских пыталась одной рукой ассимилировать, а другой вдобавок демонизировать. Про зарплаты и пенсии умолчим – от экономики тут страдают все, хотя русские, согласно статистике, все-таки больше.

«25 лет назад... подобных бабуль и старичков везде было много... Помню, говорили, что просоветские бабули и их мужья в ближайшие десятилетия вымрут, а новое поколение русских будет другим. Других, конечно, немало, но странно то, что выросло новое поколение бабуль в соломенных шляпках и старичков в кепках», – дивится автор.

Что же здесь удивительного? Разве не с вашего молчаливого согласия с этими людьми делалось то, что делалось? Ах, результат не нравится! Ну, вабандаге. Что посеешь...

Эстония жнет обоих Хельме

Писатель Андрус Кивиряхк парафразирует в Eesti Päevaleht LP Манифест Коммунистической партии: «Призрак бродит по газетным статьям, призрак Марта Хельме. Отчего-то решено убеждать народ в том, что если парламент президента не изберет, то собрание выборщиков – в руках EKRE, а значит, Март Хельме практически непобедим. Я не понимаю, на чем основан этот страх. Верить в шансы Хельме – значит верить в то, что половина выборщиков сошла с ума».

Консервативный выборщик, обожающий стоячую воду, предпочтет, уверен Кивиряхк, кандидатов, при которых все останется как было – «людей прошлого» Сийма Калласа и Эйки Нестора. «Но не Марта Хельме: он – шумный радикал, желающий перевернуть насиженный мир с ног на голову... Выборщик алчет кого-то вроде Арнольда Рюйтеля, приветливого и благочестивого... Дед Мороз всегда популярнее, чем фюрер. Если выбирать между Хельме и кем-то еще, победа будет за кем-то еще». И вообще, Хельме – не настоящее чудовище, а так, простыня, накинутая на голову.

В Postimees о Хельме спорит молодежь – социал-демократ Симон Суубан и член EKRE Вессе Аллик. Первый замечает, что год назад лидеры EKRE обещали не говорить о цвете кожи в связи с беженцами, сегодня же они четко заявляют, что дело именно в цвете кожи и прочих биологических различиях, причем не в контексте беженцев. «Может, еще через год мы станем обсуждать правильную форму носа? EKRE удалось создать новую нормальность», – печально иронизирует Суубан. Причем мелкими шажками: то Мартин Хельме вещал про изнасилование в деревне Вао (не подтвердилось), то обсуждались душа и тело Марины Кальюранд – русские они, или эстонские, или какие.

Вессе Аллик парирует: борьба соцдемов с EKRE – это «не тонкая игра партий в кошки-мышки, то, во что играют друг с другом центристы и реформисты»; нет, это политтехнология, призванная гарантировать Евгению Осиновскому место на троне. Сам Аллик хоть и молод, но про пиар явно знает многое – в одном предложении он мимоходом сравнивает частую смену лидеров Социал-демократической партии со сталинскими чистками. Дык, это же буквально одно и то же. Слышите, как чистит ружья расстрельная команда?..

Менталитет 2007 года

О новой нормальности вслед за Суубаном пишет и журналист Eesti Päevaleht Кристер Парис в заметке «С широко закрытыми глазами»: «Итак: мы, журналисты, виноваты в том, что поддержка EKRE крепнет. Не критикуй мы их, популистское мировоззрение не распространялось бы. В этом нас обвиняют многие. Однако если бы мы помалкивали, мы вели бы себя, как люди, страдающие от насилия со стороны близких: не будем раздражать агрессора, может, сегодня нас не побьют. Только побьют, и пуще прежнего... И вскоре появится новая нормальность». Ну, а если и после наших статей кто-то решит, что его место – на факельном шествии, защищающем белую расу, что делать.

Куда более интересен анализ, который тот же Кристер Парис сделал на портале Delfi. Девять лет назад, летом рокового 2007-го, журналист написал редкую для наших СМИ трезвомыслящую статью «Sieg Heil, Estland!» о том, что ущемление гражданских свобод и политическая истерия «бронзовых ночей» легко могут превратить Эстонию в авторитарное, националистическое, по сути – нацистское общество. «Через несколько лет, маршируя единым строем и крича “Ура!”, мы будем ошеломленно спрашивать: с какой стати мы перед “бронзовой ночью” вообще оправдывались перед восточным соседом, который обвинял нас в фашизме?» – писал Парис тогда.

Диктатуры не случилось, но, продолжает журналист, факельное шествие мы уже видели. «Поначалу – на темных улицах, и это пока не госполитика... Но менталитет 2007 года никуда не делся, и удушение свободомыслия, шаг к которому мы сделали во время “бронзовых ночей”, теперь к нам возвращается... Правящая Партия реформ с партнерами легитимизировали принцип, по которому можно принимать и продавливать силой решения в интересах одной этнической группы. Ведь чем был перенос Бронзового солдата, если не высокомерным указанием “русским” на их место?.. D-терминал доверия не прибавляет, а недоверие – это и есть почва, на которой произрастает EKRE».

Именно так. Странно, что очевиднейшую связь между многолетним притеснением русских и возвышением EKRE мало кто видит. Хотя история учит нас: национализм неизменно легко переходит в нацизм, когда на дворе экономический кризис, а предрассудки в людях бурлят вовсю. Вабандаге ялле. Посеешь разделение на титульных и инородцев – пожнешь EKRE.

НАВЕРХ