Заявление об июньских депортациях: узнайте, почему семь депутатов-центристов не голосовали! (14)

rus.postimees.ee
Copy
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.
Ольга Иванова и Мартин Репинский на одном из заседаний Рийгикогу. Иллюстративный кадр.
Ольга Иванова и Мартин Репинский на одном из заседаний Рийгикогу. Иллюстративный кадр. Фото: Jaanus Lensment / Postimees

Вчера, 14 июня, парламент почтил память жертв июньских депортаций минутой молчания и принял заявление, в котором указано, что Рийгикогу помнит тех, кто 75 лет назад был насильно депортирован. Общественность возмутило то, что за это заявление не проголосовали семь депутатов-центристов: Дмитрий Дмитриев, Ольга Иванова, Валерий Корб, Михаил Корб, Мартин Репинский, Михаил Стальнухин и Владимир Вельман. Портал Rus.Postimees решил выяснить, почему так произошло.

Михаил Корб: «Никто не спорит, что депортации - это трагедия, которая касается нас всех. От репрессий пострадали многие, особенно жившие на территории Советского Союза народы. Я считаю, что те события необходимо помнить, рассказывать о них детям и в том числе напоминать самим себе. Но важнее прилагать совместные усилия, чтобы подобное не повторилось, чтобы больше никогда не становились жертвами политических амбиций. В этом нам не помогут заявления с парламентской трибуны и красноречивые пресс-релизы. Точно так же я не хотел бы, чтобы парламент Эстонии принимал какие-либо резолюции 9 мая, в День победы. Поминание прошлого должно иметь место не в декларациях, а на школьных уроках и в кругу семьи и близких, где должны обсуждать болезненные уроки истории». 

Владимир Вельман озвучил свою позицию на своей странице в Facebook: «В текст заявления конституционная комиссия Рийгикогу отказалась включить тот неоспоримый факт, что в числе депортированных были и представители русских, татар, евреев и многих других национальностей, живших в Эстонии и попавших под каток депортации в 1941 году. Мы предложили этот факт отметить. Однако парламент на это не пошел. Своя боль по-прежнему ближе к телу».

Дмитрий Дмитриев: «Во фракции мы обсуждали вопрос. Центристская фракция поддержала заявление, но предложила внести изменения. Но на голосовании у меня возникло подозрение, что наши предложения не были учтены. Мы хотели обозначить вопрос шире, поскольку он затрагивает и эстонцев, и русских, и евреев и другие народы».

Мартин Репинский написал на своей странице в Facebook: «Во время данного голосования я был на пути в Ида-Вирумаа. Находясь в Рийгикогу, я бы проголосовал „за“».

На сайте Рийгикогу нет пометки, что Мартин Репинский отсутствовал, там указано, что он просто не голосовал. На вопрос редакции Rus.Postimees, как так получилось, что его присутствие в зале было зарегистрировано в тот день в Рийгикогу, он ответил, что он был на месте в начале рабочего дня и участвовал в голосовании по первому законопроекту в повестке дня. Но к началу голосования по «Заявлению к 75-летию депортаций» он покинул зал и отправился по делам в Ида-Вирумаа.

Ольга Иванова также была на месте в начале рабочего дня и зарегистрировала свое присутствие, но вскоре покинула зал заседаний: «Меня пригласили выступить в Ласнамяэ. Я рассчитывала, что это голосование будет до 11. Все стали выходить с речами, и это все затянулось. Я не успевала вернуться к голосованию, но в то же время я не могла не ехать».

Михаил Стальнухин: «Это заявление обсуждалось до того, как попасть в зал Рийгикогу - в конституционной комиссии, членом которой я являюсь. Перед этим заседанием в течение двух дней я знакомился с материалом. В Эстонии есть такое общество Memento, которое занимается исследованием депортаций и того, что происходило в начале-конце 1940-х. В 1996 году Mementо издало книгу, в которой опубликовало более 10 000 фамилий людей, высланных из страны.

Например, известно, что было репрессировано свыше 400 человек из еврейской общины. В Эстонии была еврейская культурная автономия и было точно известно, что здесь проживает 4500 евреев, т.е. было репрессировано 9% от всех, проживающих в стране евреев. Русских никто не считал, но анализ этого списка Memento дает мне цифру от 1500 до 2000 русских. Это от 1,5 до 2 процентов населения. Там есть латыши, немцы, чехи, венгры и так далее. Все, чего я хотел, – чтобы в заявлении Рийгикогу были упомянуты не только эстонцы. Я хотел, чтобы был перечень какой-то. Т.е. эстонцы, русские, евреи, а также представители других проживавших в это время в Эстонии народов. В конституционной комиссии решили, что если там в списке есть случайно один шумер, и мы его не упомянем, то все остальные шумеры могут очень сильно оскорбиться. Получается, то, что не упоминаются никакие другие народы, как будто, никого не оскорбит, а упоминание в заявлении русских, евреев и представителей других национальностей - это, значит, кого-то должно оскорбить.

Меня очень сильно поразила вот эта сама формулировка, то есть упоминание русских и евреев должно кого-то оскорбить? Меня поддержали минимум три человека из комиссии. И Март Нутть, который представлял сторону инициаторов, говорил о том, что этот список можно было бы дополнить и упомянуть другие национальности. Но в итоге представители одной из партий жестко выразили свою позицию, и заявление было принято в той форме, в которой было принято».

До седьмого депутата Валерия Корба редакция Rus.Postimees дозвониться не смогла.

На сайте Рийгикогу сказано, что на голосовании отсутствовали также следующие парламентарии:

Юри Адамс (Свободная партия)

Денис Бородич (Партия реформ)

Моника Хауканымм (Свободная партия)

Антс Лаанеотс (Партия реформ)

Айн Лутсепп (Свободная партия)

Яак Мадисон (EKRE)

Калле Паллинг (Партия реформ)

Юхан Партс (IRL)

Хенн Пыллуаас (EKRE)

Рейн Ратас (Центристская партия)

Имре Соояэр (Партия реформ)

Наверх